Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В Renault неоднозначно оценивают итоги сезона. С одной стороны, заводская команда добилась прогресса и заняла шестую позицию в Кубке конструкторов. С другой – у многих клиентов французской компании возникли проблемы с надежностью силовых установок. Управляющий директор Renault Sport Сирил Абитебул объяснил причины проблем с моторами и говорил о перспективах заводской команды...

Вопрос: После окончания сезона уже прошло какое-то время. Оглядываясь назад, как вы объясните проблемы с надежностью силовых установок Renault?
Сирил Абитебул: Речь идет о сочетании нескольких факторов, связанных с тем, что мы действовали слишком агрессивно, разрабатывая некоторые компоненты. Прошлой зимой из-за серьезных неполадок с двигателем внутреннего сгорания нам пришлось сократить стендовые испытания гибридной системы. По сути, нормальные испытания начались уже после Гран При Испании в середине мая, и на них мы обнаружили некоторые сложности. Кое-что удалось исправить, но не всё.

Если говорить о гибридной части силовой установки, начало сезона получилось более или менее приемлемым, проблем было немного, не считая того, что стараясь повысить эффективность некоторых узлов, мы столкнулись с тем, что нам может не хватить разрешенных деталей на сезон. К сожалению, наши клиенты в итоге получили некоторое количество штрафов с потерей позиций на решетке. Кроме того, у нас были две гонки, о которых лучше забыть – в Баку и Мексике.

Ситуацию осложняли три фактора. Во-первых, нам удалось повысить эффективность некоторых компонентов, но и нагрузка на них возросла, поэтому возникли проблемы с надежностью. Во-вторых, одна из клиентских команд, Toro Rosso, не соблюдала наши рекомендации, касающиеся охлаждения силовой установки. Результат – несколько отказов. В-третьих, продукция наших поставщиков элементов гибридной части силовой установки оказалась недостаточно качественной. Всё это объясняет, почему итоги сезона нас не вполне удовлетворяют. Но мы сделали выводы, чтобы избежать повторения проблем.

Вопрос: В конце 2016 года инженеры полностью переделали двигатель внутреннего сгорания, но его мощность вы были вынуждены снизить. Так ли это?
Сирил Абитебул: У нас совершенно новый двигатель, с ним действительно возникло несколько проблем, связанных с тем, что это новая концепция. В частности, прошлой зимой у нас были сложности с качеством материалов. По ходу сезона мы их устранили, в 2018-м они не повторятся.

Над эффективностью двигателя мы продолжаем работать, но я считаю, что по ходу сезона нам удалось продемонстрировать некоторый прогресс, в частности, вместе с Red Bull Racing – они завоевали 13 подиумов и три победы.

Вопрос: Гибридная часть вашей силовой установки по-прежнему уступает тем, что используют соперники?
Сирил Абитебул: Я повторю то, что уже говорил: стремясь повысить эффективность силовой установки мы использовали слишком агрессивный подход, а в итоге получили серьезные проблемы с надежностью её гибридной части. Теоретически в этой области мы сделали всё, что могли. Нам не хватает знаний о том, как это можно использовать для нахождения лучшего компромисса между скоростью и надежностью. В своей основе все элементы хороши.

Вопрос: Почему в отличие от Ferrari и Mercedes вы не использовали специальную смесь масла и топлива, отказавшись тем самым от увеличения мощности мотора на 3%, то есть от дополнительных 25 л.с.?
Сирил Абитебул: Нам нужно работать в этой области. Я говорю не только о системе, которая дала преимущество двум другим мотористам, особенно в начале сезона, но и о необходимости креативной трактовки регламента. Как прилежные ученики, мы уважаем правила – это свойственно всем французам, но порой это может дорого обойтись.

Регамент запрещал сжигать масло, мы этого не делали, хотя некоторые оговорки позволяли получить за счет этого преимущество. Говоря о беспрекословном соблюдении регламента, я не оправдываюсь, а объясняю ситуацию. Кроме того, мы хотим начать побеждать не за счет использования подобных уловок. Мы должны быть максимально конкурентоспособными во всех областях, а значит, нужно менять подход. Я считаю, что Марцин Будковски многое даст нашей команде в прочтении регламента.

Вопрос: У вас есть волшебная кнопка, повышающая обороты двигателя, которой пользуются гонщики Mercedes?
Сирил Абитебул: У нас есть всё необходимое для повышения скорости. Чего нам пока не хватает, и вы об этом говорите – мы должны выяснить, что нам необходимо для максимально эффективной работы каждого из этих элементов, чтобы это можно было использовать. В тех редких случаях, когда мы пытались это сделать, например, в Мексике, мы потерпели неудачу. У нас есть эта дополнительная мощность, но использовать её нужно осторожнее.

Вопрос: Австрийская AVL, британские компании Ricardo и Ilmor остаются вашими партнерами в исследовательской деятельности?
Сирил Абитебул: Мы работаем с некоторыми из этих компаний в зависимости от наших потребностей. Мы перестали сотрудничать с Ilmor более года назад. Очевидно, что мы должны окружить себя лучшими специалистами, в частности, в некоторых областях, касающихся проблем на стендовых испытаниях. Современные технологии Формулы 1 настолько разнообразны и сложны, что мы не можем всё делать в одиночку.

Вопрос: В минувшем сезоне вам пришлось расплачиваться за уход ключевых сотрудников, в частности, Роба Уайта и Акселя Пласса, а также за создание новой структуры?
Сирил Абитебул: Я не хочу обсуждать отдельные случаи. Мы работаем как команда, а не как несколько отдельных личностей. То, что мы делали в 2017 году, основывалось на проекте, который обрел очертания в 2015-2016-м. Несмотря на некоторые задержки, нельзя сказать, что ситуация с моторами в 2017 году была следствием ухода нескольких сотрудников из коллектива в 400 человек. Результаты работы обновленного технического отдела станут заметны в начале следующего года.

Вопрос: Если бы спроектировавший эту силовую установку человек остался в команде, проблем с её надёжностью было бы меньше?
Сирил Абитебул: Я не знаю и не хочу об этом думать. Результат этого сезона таков: изменилась наша организация, наша манера работать, подход к проектам и некоторым проблемам.

Мы до сих пор расплачиваемся за решение Флавио Бриаторе в 2007 году уволить более сотни человек в тот день, когда была заморожена доработка двигателя. Это стало настоящей капитуляцией в Формуле 1, в то время как в Mercedes продолжили работу, купили Ilmor и вложились в будущее, создав проекты, которые теперь используются в Формуле 1 за последние несколько лет. После этого нелегко сократить отставание…

Начав работать в Renault в сентябре 2014-го, я нанял сотню человек в Энстоуне и более 150 в Вири-Шатийон. Конечно, структура и зоны ответственности изменились, и люди должны заново научиться работать вместе и понимать друг друга без лишних слов.

Вопрос: Чего вам не хватает сейчас, чтобы выйти на уровень Ferrari и Mercedes?
Сирил Абитебул: У нас есть люди, знания и ресурсы. Мы провели серьезную модернизацию стендов для испытаний: теперь у нас есть три моноцилиндрических стенда, которые работают в полную мощность. Не хватает только времени. Продолжается строительство нового корпуса с цехами для сборки двигателя, его подготовки и оценки параметров.

Вопрос: В следующем году можно использовать только три мотора на сезон. Это вызывает дополнительные сложности?
Сирил Абитебул: Это нельзя назвать хорошей новостью для Формулы 1. Насколько я понимаю, это вызывает проблемы у всех, а у Renault – не больше, чем у остальных. Конечно, придется ради этого идти серьезные компромиссы в плане скорости, хотя мы все хотим, чтобы гонщики максимально использовали потенциал машины.

На Гран При Бразилии мы увидели, как установка нового двигателя, которому предстоит проехать небольшую дистанцию, влияет на скорость машины. Еще немного – и Хэмилтон мог подняться на подиум, хотя стартовал с пит-лейн. Льюис максимально использовал потенциал двигателя, и его гонка затмила тех, кто ехал в лидирующей группе. Это доказывает, что прежде в Mercedes были вынуждены ограничить эффективность своего мотора, несмотря на возможность использовать четыре двигателя на сезон. В следующем году им придется еще больше снижать его эффективность из-за ограничения в три мотора на сезон – впрочем, как и нам всем.

Не стоит забывать о штрафах – хотя их немного изменили, они всё равно могут перемешать все карты на стартовой решетке и повлиять на ход гонки. Нам надо подумать об использовании двигателя в гонках: когда экономить его ресурс и меньше расходовать топливо, когда использовать его на всю мощность. Найти ответы на эти вопросы станет еще сложнее. Нельзя сказать, что это хорошие новости для Формулы 1.

Ни одной встречи, ни одного заседания не прошло, чтобы я не поднял этот вопрос – но всё напрасно. Судя по всему, некоторые надеются использовать преимущество в скорости, полученное за счет этого регламента, поэтому защищают свою позицию…

Вопрос: Если одной команде нужно шесть моторов, сколько двигателей вы должны произвести на базе?
Сирил Абитебул: Три официальных двигателя для каждого гонщика, один или два мотора для тестов и один или два запасных мотора. Скажем – шесть моторов для каждого гонщика. От 40 до 50 двигателей для трех наших клиентских команд. Всё это – двигатели, которые будут использоваться в гонках. Добавим к ним доработанные моторы, двигатели для тестов… Но это конфиденциальные данные.

Вопрос: Поговорим о шасси. Как вы оцениваете скорость машины в этом году?
Сирил Абитебул: Это очень успешный сезон. В 2016-м мы заняли девятую позицию в Кубке конструкторов. В 2017-м – шестую, несмотря на проблемы с мотором, стоившие нам минимум 45 очков, а значит – пятого места в Кубке конструкторов. В начале сезона машина поволяла бороться за позиции в конце средней группы команд. А с Гран При Великобритании мы обычно оказывались четвертыми по скорости. Это большой шаг вперед.

Кроме того, мы пострадали из-за ситуации с гонщиками: команда стала стабильно добиваться результатов только в конце сезона. Сев за руль нашей машины, Карлос Сайнс был буквально поражен. Это же говорил Сергей Сироткин после тестов в Williams. Оба гонщика подтвердили, что у R.S.17 высокая прижимная сила. Это пересекается со словами бывших инженеров Force India, которых мы пригласили в команду. Все данные говорят о том, что у нас четвертая по скорости машина. Остается только реализовать этот потенциал в результатах. Такова цель на следующий сезон.

Вопрос: Опасения по поводу надежности вынудили вас снизить мощность двигателя. Как это повлияло на скорость машины?
Сирил Абитебул: Всё зависело от трассы. Самый экстремальный случай – Гран При Бразилии. После и ошибок в подготовке к Гран При Мексики и возникших там проблем, в Интерлагосе мы снизили мощность двигателя, что стоило нам не менее 0,3 секунд на круге. Это очень много. На финальной гонке сезона в Абу-Даби мы решили рискнуть, повысив эффективность двигателя, но стараясь при этом финишировать в гонке. И всё получилось. Уик-энд обошёлся без проблем, а наша машина оказалась более конкурентоспособной, чем Force India, так что мы заработали недостающие нам очки.

Вопрос: Каким должен стать следующий сезон: переходный период продолжится или это будет время создания чего-то нового?
Сирил Абитебул: Это будет завершающий этап создания команды. Наш план рассчитан на шесть лет, и его можно разделить на две части: с 2016 по 2018 мы создаем команду и, надеюсь, улучшаем результаты, а с 2019 по 2021 нужно начать атаковать и стремиться сократить отставание от сильнейших команд.

Вопрос: У вас появится новый клиент – McLaren. Это новая и важная сфера ответственности…
Сирил Абитебул: Конечно! Мы обязаны добиваться прогресса в доработке мотора – в Уокинге многое ждут от него. Кроме того, нужно дорабатывать собственную машину, ведь McLaren станет очень сложным соперником. Вероятно, в начале сезона мы будем уступать Red Bull Racing и McLaren, но нужно использовать все ресурсы, чтобы по ходу сезона не отставать от McLaren.

Вопрос: Поговорим о двигателе на 2021 год. Есть ли у вас какие-нибудь новости?
Сирил Абитебул: Нет ничего нового. Обсуждения продолжаются, мнения по-прежнему отличаются. Давайте улучшим существующий мотор, ведь многое в нём нас не устраивает. Пусть станет громче его звук, увеличится мощность. Не надо ограничивать его потенциал топливом или ресурсом деталей и штрафами за поломки. И главное – нужно сохранить существующий мотор как основу. Не стоит снова устраивать такую же революцию, как в 2014-м – сейчас она никому не нужна.

Источник: F1News

Четверг 14 Декабря 2017 20:28
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: абитебул, сирил, двигателя, проблем

Читайте также: Разговоры о бюджетных ограничениях ходят не первый год, по планам Liberty Media снижение расходов начнется уже в 2019 году. Руководитель команды Renault Сирил Абитебул считает, что по поводу финансовой составляющей Формулы 1 остается много вопросов, ответы на которые команды хотят получить как можно быстрее. Сирил Абитебул: «На мой взгляд, в приоритете должны быть изменения в финансовом и коммерческом аспектах Формулы 1. В этих областях мы должны как можно скорее добиться паритета среди команд. В Renault инвестируют значительные средства в Формулу 1, но у нас нет никакого представления о том, что нас ждет в 2021 году. Наш приоритет – решение коммерческих вопросов, поскольку от этого будут зависеть наши дальнейшие стратегические действия и финансовые вложения. Бюджетные ограничения действительно важны. Мы уже тратим больше $150 млн., и если ограничения будут в размере $150 млн., это станет проблемой. Но для нас эта проблема не так велика, как для Red Bull и Ferrari. И мы хотим немедленно прояснить этот вопрос, иначе может оказаться так, что все команды, в том числе и мы, скажем, что откатываться назад слишком поздно, и от бюджетных ограничений придется отказаться. Таким образом, я считаю, что главным приоритетом для Формулы 1 должны стать бюджетные ограничения и распределение призовых. Мы хотим знать, какой Формула 1 станет в 2021 году. Будет ли Формула 1 оставаться серией для испытаний технологий, которые затем можно применить в серийном производстве? Что будет ключевым фактором конкурентоспособности? Гонщик? Аэродинамика? Силовая установка? Гибридные технологии? Хорошо, если мы определимся с финансовой составляющей, но...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Сирил Абитебул: Уик-энд не будет простым

Сирил Абитебул: Нас тоже удивило решение Даниэля

Абитебул: Карлос внес большой вклад в прогресс Renault

В Renault определятся с составом команды к этапу в Спа

Абитебул: Чтобы сохранить 4-е место, придётся потрудиться

Сирил Абитебул: Нужно сохранить позитивную тенденцию

Абитебул: Логично, что наши с Red Bull пути разошлись

Сирил Абитебул: Сложно разобраться с поведением шин

Абитебул: В Red Bull не понимают, как важна лояльность

Абитебул: Мы знаем, на что можно рассчитывать в Монако