Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Дженсон Баттон приближается к своему 300-му Гран При, и на встрече с журналистами вспоминал разные этапы своей карьеры, однако пока не сказал, увидим ли мы его в Формуле 1 в следующем году.

Вопрос: Началась вторая часть сезона – что можно сказать о задачах, которые предстоит решать McLaren?
Дженсон Баттон: Полагаю, задача в том, чтобы команда завершила сезон на 4-м месте в Кубке конструкторов, так что мы должны продолжать зарабатывать очки.

Вопрос: Но для этого вам нужно опередить две сильных команды – Williams и Force India. Думаете, это реально?
Дженсон Баттон: Похоже, что опередить Force India сейчас сложнее, чем Williams. Тем более, бельгийская трасса неплохо подходит машинам обеих команд, поскольку на них стоят двигатели Mercedes. Но после Спа и Монцы будет пара гонок на трассах, которые подходят нашей машине намного больше. И если мы продолжим прогрессировать в том же темпе, как и первой части сезона, то нам будет вполне по силам справится с этой задачей.

Вопрос: Приближается ваш 300-й Гран При, и это можно считать замечательным достижением. Вы ожидали, что ваша карьера будет продолжаться так долго?
Дженсон Баттон: Однозначно, нет! Помню, когда я только начинал выступать в Формуле 1, то думал, что вряд ли буду выступать в гонках, когда мне исполниться 30. А мне уже 36, и я всё ещё гоняюсь!

Невероятно, как быстро летит время! Такое впечатление, что когда начинаешь сезон за рулём неконкурентоспособной машины, то сразу думаешь о следующем годе, ещё до старта первой гонки. Но теперь ситуация понемногу меняется в лучшую сторону – и вообще должен признать, что позитивного в моей карьере было больше.

300 Гран При – это действительно впечатляет, но, начиная выступать в Формуле 1, ты не ставишь перед собой задачу достичь такого уровня и оставаться в этом спорте так долго. Но это здорово, ведь я видел, как он менялся, выступал в разных командах, на машинах с разными двигателями – V10, V8, а теперь с гибридными силовыми установками V6 – имел дело с шинами разных производителей. Все это позволяет многому научиться.

Думаю, гонщики надолго остаются в Формуле 1 в том числе и потому, что в ней происходят перемены. Я в чемпионате уже 17-й год, но до сих пор продолжаю учиться тем или иным вещам. Именно это важнее всего, и тогда ты сможешь получать удовольствие от работы и от жизни.

Вопрос: Вы наверняка помните свой первый Гран При Бельгии и не раз смотрели его видеозапись?
Дженсон Баттон: Да, я действительно буквально на днях его пересматривал. Тогда я стартовал с 3-й позиции, но по ходу гонки попал в аварию, хотя до сих пор не считаю себя виноватым. Но 1-й поворот в Спа тогда был другим. Параллельно основной части трассы там был участок с другим покрытием, где не было системы дренажа, и на выходе из поворота все использовали всю ширину трассы, кроме Ярно Трулли, который проходил это место по-своему, и его машина всегда раньше других оказывалась посередине дороги. И если бы там я обгонял любого другого гонщика, всё закончилось бы нормально, но я попытался опередить его Jordan, и между машинами произошёл контакт, поскольку наши траектории пересеклись.

Если бы не это, я бы, наверное, мог побороться за подиум, а не финишировать пятым. Но та первая гонка в Спа была особенной, ведь я боролся с настоящими героями Формулы 1, и у меня остались отличные воспоминания.

Кстати, это была прекрасная эра в истории чемпионата, когда машины выглядели очень просто, ведь все многочисленные изменения в аэродинамике начались уже потом.

Вопрос: Долго ли вы адаптировались к машинам Формулы 1 в год своего дебюта?
Дженсон Баттон: Наверное, подольше, чем молодёжь, которая приходит в чемпионат сейчас. В те времена не было симуляторов, хотя проводились тесты, но мы не получали информацию в том объёме, в какой она доступна гонщикам сегодня. Надо ли беречь тормоза, шины, надо ли экономить топливо – мы ничего этого не знали, всему надо было учиться самостоятельно. Так что процесс учёбы занимал больше времени, но, конечно, я рад, что получил тот опыт.

Вопрос: Вы помните вообще все гонки, в которых участвовали?
Дженсон Баттон: Нет, потому что, по-моему, в памяти остаются успешные выступления, а неудачи стараешься забыть. Но та гонка в Спа была особенной, как и гонка в Хоккенхайме, когда у меня на старте заглох двигатель, и я стартовал последним, но финишировал четвёртым. Помню и свою самую первую гонку, в Мельбурне, когда я в какой-то момент ехал четвёртым, потом шестым, а потом на моей Williams отказал двигатель. Я даже помню, что это произошло в 3-м повороте.

Вопрос: А какой момент был самым тяжёлым?
Дженсон Баттон: Я таких моментов не помню! (смеётся) Возможно, самым тяжёлым периодом был конец 2008 года, когда я думал, что в 2009-м уже не буду выступать в Формуле 1.

Вопрос: Но в итоге в 2009-м вы стали чемпионом мира, а ваша команда Brawn GP, бывшая Honda, доминировала по ходу всего чемпионата, как сейчас доминирует Mercedes, созданная на основе Brawn GP. Вы можете как-то сравнить эти две ситуации?
Дженсон Баттон: Не люблю проводить сравнения, да и вообще эти ситуации нельзя сравнивать. Mercedes – заводская команда с большим бюджетом, и у неё огромное преимущество над остальными, они побеждают в каждой гонке. А мы не могли выиграть все гонки, а когда побеждали, то были не настолько быстрее соперников. Brawn GP хорошо выступала в начале сезона, но уже начиная с шестой гонки наша машина оказалась не самой быстрой. А машина Mercedes остаётся самой быстрой уже третий сезон подряд.

Поэтому сравнивать нельзя, но эта команда отлично работает, у неё хорошие гонщики, и чтобы у соперников появилась возможность её догнать, нужны перемены в техническом регламенте. Но даже в следующем году, когда регламент изменится, одолеть Mercedes, по-моему, будет непросто.

Вопрос: Какие эмоции вы испытывали, когда одержали свою первую победу? Наверное, она стала для вас сюрпризом?
Дженсон Баттон: Не могу сказать, что она стала сюрпризом, ведь в 2006 году мы регулярно претендовали на подиумы. Хотя, соглашусь, мы не считали, что команда достаточно сильна, чтобы побеждать в нормальных обстоятельствах. Тот уик-энд тоже начинался непросто, ведь в квалификации я показал 4-е время, но получил штраф за замену двигателя, поэтому стартовал только 14-м. Но погода была переменчивой, на трассе происходили происшествия, и мы выиграли гонку с преимуществом в полминуты.

Так что это была отличная победа, но с тех пор прошло уже десять лет, и это была последняя победа команды Honda – и единственная с 60-х годов…

Вопрос: Какой у вас настрой по поводу следующего года? Вы верите, что останетесь в Формуле 1?
Дженсон Баттон: Не знаю. Я уже достаточно давно выступаю в этом чемпионате и подумываю о том, чтобы заняться чем-нибудь другим, что, возможно, будет доставлять мне больше удовольствия. Но в эмоциональном плане, конечно, принять такое решение очень сложно. Сезон складывается неровно, и если вспомнить гонку в Хоккенхайме, то там всё было довольно позитивно. Но уже на следующий день снова приходят мысли о том, что я занимаюсь этим делом уже 17 лет. Уже 17 лет я живу по графику Берни Экклстоуна! Может быть, пора взять свою судьбу в собственные руки и начать принимать собственные решения?

Вопрос: Вне зависимости от того, будете ли вы выступать в Формуле 1 в следующем году или нет, вы стали чемпионом мира…
Дженсон Баттон: Безусловно, я достиг всего, о чём мечтал в 20 лет. Но даже в самых дерзких мечтах я не мог допустить, что буду выступать в Ф1 и в 36 лет, причём, я до сих пор вполне конкурентоспособный гонщик. Я стал чемпионом мира, мой напарник – двукратный чемпион мира, и я по-прежнему работаю в заводской команде. Так что я достиг даже большего, чем мог когда-то представить, но гонщики – такие люди, им всегда хочется новых побед. Счастлив ли я? Например, Айртон Сенна не был полностью счастлив, потому что ему всегда хотелось добиться большего, и он достиг бы большего, если бы был с нами сегодня.

Но завершая карьеру, не стоит жалеть о том, что ты не выиграл больше титулов, потому что бывают разные периоды, иногда всё идёт не так, как тебе хочется. У Сенны несколько сезонов подряд были машины, позволявшие бороться за победу в чемпионате – я никогда не был в такой ситуации. Так что моя карьера сложилась прекрасно!

У меня есть пара вариантов для её продолжения за пределами McLaren, но если честно, я пока не говорил с Роном Деннисом о следующем годе. Мы решили ничего не обсуждать до сентября.

Вопрос: Но вы хотите остаться?
Дженсон Баттон: Ничего не собираюсь говорить по этому поводу. У меня есть несколько недель или даже меньше – за это время я должен принять решение.

Вопрос: Кто был самым сложным напарником за все годы вашей карьеры?
Дженсон Баттон: Если говорить об атмосфере в команде, то Ральф Шумахер и Жак Вильнёв. Работать с ними было сложнее всего.

Вопрос: А в спортивном отношении?
Дженсон Баттон: С точки зрения скорости – Льюис Хэмилтон. Он мог показать в квалификации такой результат, что оставалось только удивляться – как ему это удалось? Его талант был хорошо виден, но он не всегда мог правильно им распорядиться. Бывало, что он опережал меня в квалификации на четыре десятых, а в гонке оказывался далеко позади. Так что ему не хватало стабильности, но он был невероятно быстрым. Впрочем, сейчас он явно вырос в профессиональном отношении.

Хотя сравнения проводить трудно, но, возможно, самым быстрым гонщиком Формулы 1 был Сенна, но мне не довелось выступать в одно время с ним. А если говорить о тех, с кем я боролся на трассах, то лучшим я бы назвал Фернандо Алонсо, у него вообще нет слабостей, он очень умён, умеет работать с командой, умеет добиваться своего. Он трудный соперник, но я рад, что в последние два года мы выступаем вместе.

Вопрос: Какую вашу машину в Формуле 1 вы считаете лучшей?
Дженсон Баттон: Вы, видимо, ожидаете, что я назову машину команды Brawn 2009 года? Отличная была машина, но таких было несколько, например, BAR 006 в 2004-м с двигателем V10 мощностью 900 л.с., который «раскручивался» до 21000 об/мин. На той машине в Имоле я завоевал свою первую поул-позицию. А если вспомнить эру двигателей V8, то, наверное, я бы выделил McLaren MP4-26 образца 2011 года – тогда на машинах стояли диффузоры, взаимодействовавшие с выхлопной системой. Уровень сцепления с трассой был просто фантастическим! В квалификации мы проезжали практически весь круг, выжав педаль газа на 90% – прижимная сила была такой, что это было возможно.

Вопрос: Как вы считаете, какое место в истории Формулы 1 занимает команда Brawn GP?
Дженсон Баттон: У этой команды невероятная история, на основе которой можно снять фильм о Формуле 1. Всем нравятся истории про маленькие команды, которым удаётся всё преодолеть и стать чемпионами. У меня есть одна из тех машин – их было построено всего три, и одна – у меня, причём с двигателем. Она полностью на ходу. Ещё одна – у Росса Брауна, а третья – у команды Mercedes.

Вопрос: В каких бы гонках, кроме Формулы 1, вы бы хотелось выступить?
Дженсон Баттон: Мне бы хотелось выступить в Ле-Мане, если бы представилась подходящая возможность. Это отличная гонка, и мне нравится атмосфера спортивного товарищества, которой она славится. Но также я люблю ралли-кросс, в этих соревнованиях когда-то выступал мой отец. В общем, есть много всего, что я бы хотел попробовать, например, гонки на выносливость в категории GT3, и так далее, чем мне раньше не приходилось заниматься, и в будущем было бы здорово попробовать!

 

Суббота 27 Августа 2016 00:32
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: баттон, дженсон, формуле, выступать

Читайте также:  Пилот «Макларена» Дженсон Баттон, который в 2017 году уступит место в болиде Стоффелю Вандорну, признался, что мечтал получить возможность выступать за «Феррари».«Если бы это была правильная ситуация, то да, конечно, я бы хотел гоняться за «Феррари». Когда я пришёл в Формулу-1, то было три команды, за которые я хотел гоняться: «Уильямс», «Феррари» и «Макларен», и в двух из них мне довелось выступать. В какой-то момент была возможность (перейти в «Феррари»), но я решил, что лучше остаться в «Макларене», — приводит слова Баттона Top Gear.
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Дженсон Баттон: В пятницу было много проблем

McLaren представляет сотрудников: Дженсон Баттон

Дженсон Баттон: Это вовсе не конец – это новое начало

Баттон: Я не мог забыть, как пилотировать в дождь

Баттон: наша задача — попасть в третий сегмент квалификации

Баттон: У меня много воспоминаний об Интерлагосе

Дженсон Баттон: У нас больше вариантов стратегии

Баттон: в этом году трасса в Мексике должна быть для «Макларена» одной из лучших

Баттон: Этап в Абу-Даби будет особенно эмоциональным

Баттон: Поправки продиктованы здравым смыслом