Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Кризис в России крепко ударил по автобизнесу в Германии. Раньше работала старая, проверенная годами схема: машина отъездила в Дойчлянд — отправилась в Восточную Европу. Но из-за санкций, обрушения курса российского рубля и появления дешевых «бюджетников» традиционная формула перестала быть актуальной. Частные немецкие автохаусы нынче переживают не лучшие времена. Осознали ли это немцы? Куда они девают старые авто? Действительно ли стало выгодно ввозить машины из России в Германию? Корреспонденты Onliner.by встретились с Павлом Левеном, владельцем автохауса в небольшом городке Унтерлюс (Нижняя Саксония), и обсудили нынешние времена на рынке подержанных автомобилей.

Небольшая площадка, на которой выставлены машины, сейчас словно находится в забвении. Раньше здесь жизнь била ключом: была слышна русская речь, кто-то торговался, вел переговоры с клиентом. «А теперь у меня практически один автохлам», — вздыхает Павел, который переехал в Германию в 1996-м.

Вот, например, BMW 5-Series. Раньше она бы со свистом ушла в Беларусь, где ее по-прежнему высоко ценят. Но в июле 2011-го были повышены ставки таможенных пошлин, и гонять такие машины стало невыгодно. Теперь за 800 евро автомобиль никому не нужен.

Однако повышение ставок в 2011-м не остановило белорусско-немецкий автобизнес. Просто белорусы переключились на машины посвежее и с меньшим объемом двигателя. Стали завозить даже такие Smart (объем мотора — 800 «кубиков»). С пробегом в 130 тысяч километров его теперь предлагают за 1,5 тысячи евро. Увы, год для Беларуси уже не «проходной» — слишком дорого обойдется растаможка.

Самым болезненным ударом для немецких автохаусов, занимавшихся продажей подержанных машин, стало введение санкций. Говорят, после этого поток резко прекратился. В итоге площадки вынуждены были переориентироваться на других клиентов, например из Литвы. Только торги стали более ожесточенные. Так, за Volkswagen Caddy с бензиновым двигателем объемом 1,4 литра литовцы дают 3 тысячи евро, а немцы — 4 тысячи. Выгоднее оставить здесь, в Германии.

Совсем старые автомобили уходят в Африку и на Ближний Восток. Скажем, эту Audi 80 заберут на черный континент.

Таких автохаусов в Германии тысячи, и многие владельцы так или иначе ощутили все прелести от введения санкций. Поэтому бóльшую часть интервью мы говорили о кризисе и новых временах.

— А все же, Павел, почему вы решили переориентировать бизнес и прикрыть автодело?

— Не то чтобы прикрыть, я скорее подстраховываюсь, параллельно строю дома. Кто знает, что будет с автомобилями, а жилье нужно всегда. Машинами стал плотно заниматься в 2009 году. Поначалу это было чем-то вроде хобби. Помог случай. Я купил Audi 100 и поехал в Австрию, где случилась поломка. В автомобиле полетел какой-то ремень. Ремонт обошелся в тысячу евро, а это была как раз моя зарплата (в то время работал по специальности — каменщиком). Тогда я понял: надо с этим что-то делать! Стал сам крутить гайки, копаться в машинах. Можно сказать, постепенно выучился автоделу. Потом арендовал гараж, где ремонтировал автомобили для последующей продажи. Затем все стало серьезнее — появилась своя площадка, начали приезжать клиенты, выросли объемы.

Стал работать с клиентами из Санкт-Петербурга. Потом начали сотрудничать с белорусами. Схема была простой. Поступал заказ на определенный автомобиль — я занимался поисками, находил достойный вариант, готовил машину к продаже, ко мне приезжали и забирали. Кто-то просил грузовые микроавтобусы — Citroen, Peugeot, Mercedes. Из Беларуси чаще поступали заказы на небольшие автомобили — компактвэны, хетчбэки, микровэны.

Павел Левен

— Ощутили ли вы повышение таможенных пошлин у нас, в Беларуси? По идее, объемы должны были снизиться.

— Да, знаю. Но этот перерыв был совсем небольшим. Несмотря на увеличение ставок таможенных пошлин, сотрудничество с белорусскими партнерами не прекратилось. Просто сузилось поле поиска. Больше спрашивали трех- и пятилетние модели с объемом двигателя до 1,5 литра. Гораздо острее ощущались кризисные явления в белорусской экономике. Тем не менее продажи шли. Еще в начале 2015-го приезжали за машинами из РБ. А потом все прекратилось, как будто железный занавес опустился.

— Речь про санкции?

— Ну да. Рубль по отношению к евро сильно упал, а в России появились дешевые новые автомобили. С тех пор ни заказов, ничего. Никто уже сюда не ездит за машинами.

— Получается, это невыгодно и для немцев? Ведь они тоже были заинтересованы в прежней схеме: чтобы кто-то вывез старый автомобиль, да еще денег заплатил. Как они реагируют на нынешнюю ситуацию?

— А они до сих пор не отреагировали. Многие даже не догадываются о санкциях. Приезжают к нам, предлагают купить старую машину: «Ты все равно в Россию отправишь». Я им объясняю, что ситуация уже другая. Для них это новость! Округляют глаза: «А мы думали, что все автомобили туда отправляете». Приходится объяснять геополитику.

— Но подержанное авто все равно надо куда-то девать. Какие машины сейчас сдают немцы в автохаусы?

— Все подряд! Но выпущенных до пяти лет назад мало. Складывается ощущение, что немцы стали экономить. Предпочитают отремонтировать старую машину, а не покупать новую. На этой волне хорошо поднимаются автосервисы. Теперь ремонт можно делать даже в кредит. Это очень популярно.

— А если все-таки автомобиль устарел не только физически, но и морально?

— Сейчас в Германии очень развита система trade-in, когда в зачет нового автомобиля принимают старый. Обычно сдают прежнюю машину в автосалон и уезжают на свежей.

— Однако с авто, сданным по trade-in, все равно нужно что-то делать. Просто теперь это головная боль автохаусов?..

— А нет никакой проблемы! Некоторые автомобили забирают страны Центральной, Южной Европы. Машины уходят в Африку, на Ближний Восток... А часть просто отправляют на авторазборки [с одной из таких площадок мы делали репортаж. — Прим. Onliner.by]. Я тоже хотел этим заниматься, даже приобрел специальный гараж. Но из-за военных действий в Украине и Сирии, куда мы хотели отправлять запчасти, пришлось отказаться от этой идеи.

— Ну а вы вообще знаете, что происходит на российском, белорусском авторынке?

— Конечно! Более того, мне предлагали завозить автомобили из России сюда. Мы подсчитывали — это было бы выгодно. Но есть маленький нюанс: гарантию на них в Германии получить невозможно.

— О каких автомобилях речь?

— О большом премиум-классе. Например, Porsche Cayenne, Panamera, BMW X6, Mercedes G-Class, Bentley, выпущенные до трех лет назад. Я проводил расчет, и вроде бы это стоило того. Знаю, что пару автовозов с такими машинами импортировали в Германию из России.

— Разве немцы любят большие автомобили?

— Это еще один нюанс. Их трудно продать. Тот, кому нужен вместительный кроссовер или большой седан, скорее пойдет в салон и купит новый Porsche или Mercedes. А «бэушный» немца вряд ли заинтересует. Ну а если он еще узнает, что тот ездил в России, то вообще…

— Бюджетные модели для ввоза не рассматривали? Вообще, тут знают Hyundai Solaris, Kia Rio, Renault Sandero, Volkswagen Polo Sedan?

— Слышали. Но в Германии они очень редко встречаются. Видел всего пару штук. Это скорее экзотика для немцев. Исключения — «Нивы», которые здесь любят за простоту и дешевизну. Однажды сам продавал такой автомобиль. Только разместил объявление в интернете, как сразу раздался звонок. Оказалось, парень занимается только этой маркой. Говорил, что на российские внедорожники большой спрос.

— Немецкий и наш рынок долгое время сосуществовали, дополняя друг друга, и в одночасье все закончилось. У нас даже появились разные автомобили… Что вы думаете на этот счет?

— Это вопросы не экономического характера, а политического. Так что без комментариев.

— Несколько машин у вас на площадке все же выставлены.

— Это металлолом. Хорошие автомобили все продал. Даже нечего смотреть.

— Вам не грустно: продаж нет, на дороге в Россию установлен санкционный шлагбаум, заканчивается целая эпоха?.. Неужели традиционная форма бизнеса изжила себя?

— Вовсе нет. Не хочу завершать автодело и снова обязательно вернусь к этому бизнесу. Просто раньше мы брали авто с большими пробегами и какими-то поломками. Меняли коробки, моторы и продавали в Беларусь, Россию. Знали, что спрос будет всегда. Сейчас машины с большими цифрами на одометре никто не берет. Это стало проблемой. Они уже стоят дешевле. Теперь хочу переориентироваться на немецкий рынок. А это более свежие модели, небольшие километражи. Часто приходят покупатели, которых мало волнует год выпуска автомобиля, им гораздо важнее пробег. Если на одометре более 200 тысяч километров, то клиент вертит носом: «Это металлолом». А вот если 100 тысяч, пусть машина и выпущена 20 лет назад, — хорошо!

— Известная история: часто автомобили приходили в Беларусь со скрученными пробегами. Причем махинации производили на территории Германии. О реальном километраже приходилось догадываться по косвенным признакам — состоянию рулевого колеса, сиденьям и так далее. Как сейчас обстоят дела с этим?

— Это квалифицируется как мошенничество. Введены большие штрафы, усилен контроль. Сейчас таких «специалистов» мало. Их стали искать, ловить, наказывать. Слышал, что те, кто скручивает, прячутся, телефоны меняют, их не найти.

— Кто теоретически может покупать машины в немецком автохаусе?

— В данный момент больше продаю литовцам, немного полякам и чехам. Ну еще в Африку и на Ближний Восток.

— Если завтра вдруг отменят санкции и сюда снова поедут клиенты из Беларуси и России, вы готовы?

— Я — нет. Теоретически к активным продажам можно вернуться в любой момент. Проблема не в этом.

— А можете сказать, какие убытки вы потерпели из-за нынешней ситуации?

— Лично у меня доход снизился на 20—30%. Ну а у того, кто был больше ориентирован на белорусский и российский рынок, — вдвое.

— Сейчас вы вынуждены полагаться на внутренний рынок Германии. А какие подержанные авто берут сами немцы?

— На самом деле все берут. Но чаще бензиновые, чем дизельные, а многие вообще переходят на газ. Причем такие машины продаются быстрее. Дизеля же скорее уедут за границу.

Что касается кузовов, то больше стали пользоваться спросом внедорожники и кроссоверы. В первую очередь из-за посадки, комфорта. Здесь все как в России.

По маркам еще больше неопределенности. Слышал, что на «бэушные» Mercedes спрос упал, Audi считаются сильно дорогими, а вот BMW хвалят. Volkswagen наверняка бы вышел на первое место, но из-за скандала с дизельными машинами сдал позиции. Продажи Skoda сильно поднялись. У Dacia дела неплохие. В целом средний класс берет недорогие автомобили и больше склоняется к бюджетным маркам.

— Какое отношение к происходящему у обычных немцев? Понимают ли они, что на авторынке произошли изменения?

— Немцы еще не заметили, особенно средний класс. Думаю, до большинства дойдет через пару лет. Они вынуждены будут это заметить по ценам. Новые машины будут стоить дороже. А старые — дешевле. Причем спрос на «бэушку» уже не такой большой.

— Про германскую автомобильную культуру говорят как про образцовую. А сами немцы разбираются в технике?

— Я вас сейчас удивлю. Многие молодые люди даже не знают, как капот открывать! Если раньше автовладельцы кое-что смыслили в машинах, то теперь все изменилось. Новое поколение абсолютно не интересуется автомобильной техникой, у некоторых даже прав нет. А те, что обзавелись машинами, при необходимости поменять какую-нибудь мелочь сразу едут на СТО.

— Немцы, вообще, хорошо содержат автомобили? У нас считается, что они все делают строго в соответствии с рекомендациями: масло-фильтры меняют вовремя, если ставят запчасти, то только оригинальные, на автосервисах работает квалифицированный персонал…

— Мне кажется, раньше так и было. А сейчас все несколько изменилось. Сервис стал дорогим, и я считаю, что немцы начали меньше смотреть за машинами. Раньше автомобили были более ухоженными.

— Говорят, многие молодые немцы вообще отказываются от машин. Предпочитают ездить на велосипеде или общественном транспорте. Даже водительские права не получают.

— Есть такое. Но многое зависит от транспортных условий. Здесь, в Унтерлюсе, сложно отказаться от машины. До ближайшего города — 40 километров. Без автомобиля никак! Хотя зеленые тут очень популярны. Многие принципиально отказываются, пересаживаясь на велосипеды. Сейчас также распространена аренда автомобилей — как краткосрочная, так и долгосрочная. У меня была клиентка, которая уже десять лет не имеет своей машины — пользуется услугами прокатных контор. Жаль будет, конечно, если старые времена закончатся…

Читайте также:

«У нас есть проблемы с белорусами». О принципах работы системы камер скорости в Польше Покажите пресс! Как устроена немецкая авторазборка Bugatti, Lamborghini, Porsche и отец их Volkswagen. Репортаж из автограда в Вольфсбурге Мы показали Geely Европу. Или наоборот? Репортаж из Польши и Германии

Источник: onliner.by

Среда 01 Июня 2016 08:30
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: автомобили, немцы, россии, германии

Читайте также:Недавно австралийские борцы за права пешеходов (оказываются, есть и такие) потребовали, чтобы Ford отключил на хот-хэтче Focus RS особый режим управляющей электроники, позволяющий эффектно отправлять заднюю ось пятидверки в скольжение. Подняв от негодования правую бровь, мы решили вспомнить другие запреты и ограничения, под которые от властей попадали автомобили.Ford Mustang GTПарни из Ford знают, что такое настоящее веселье. Потому что, помимо дрифт-кнопки в новом Focus RS, они придумали систему, с помощью которой даже малоопытный владелец купе Mustang GT (того, который с пятилитровым двигателем V8), получит возможность без лишних трудностей подымить покрышками на месте. Функция получила знакомое любителям дрэг-рейсинга название Line Lock.Система работает следующим образом: водитель выбирает в меню бортового компьютера соответствующий режим, электроника блокирует передние тормоза, а сидящему за рулем человеку остается только опустить газ в пол и наслаждаться запахом умирающих шин. В Ford заявили, что Line Lock — фишка для «трекового использования». Например, для прогрева покрышек перед заездом на четверти мили. Да-да, Ford, охотно верим.Но в то, что владельцы «Мустангов» будут пользоваться Line Lock только на треке, почему-то не поверили австралийские власти. На этом континенте очень радеют за безопасность на дорогах, поэтому всякое хулиганское поведение за рулем, объединенное термином hooning, карается некислыми штрафами. Например, за «бернаут» на дороге общего пользования придется выложить около двух с половиной тысяч местных долларов. Поэтому для рынка Австралии «бернаут-кнопку» в «Мустанге» пришлось отключить. К счастью, Line...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Автомобили УАЗ получат электронные сервисные книжки

Компания Audi продлила гарантию на весь модельный ряд

За полтора года цены на автомобили выросли на 35%

Автомобили Volkswagen и Audi отзовут в России

Автомобили Тойоты будут сами для себя создавать карты

В Гудвуде-2016 центром притяжения объявлены легенды автоспорта

Сентябрь в России: автомобили начали  массово дорожать

Росимущество распродаст конфискованные автомобили

Быстрее, шире, злее

Полиции могут разрешить вскрывать автомобили