Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Эрик Булье стал гоночным директором McLaren в начале 2014 года, заменив в руководстве команды Мартина Уитмарша. В интервью бельгийскому журналу F1i Magazine он подробно рассказал об особенностях своей работы и произошедших за это время переменах.

Эрик Булье: «Я управляю командой совместно с Джонатаном Нилом (теперь и с Йостом Капито), и каждый из нас подчиняется Рону Деннису. Сфера моей ответственности – гоночная команда. Я отвечаю за технический, спортивный, юридический аспекты перед FIA, а также общаюсь с журналистами. За исключением коммерческого аспекта (которым занимается Экрем Сами, руководитель McLaren Marketing Services), в сущности, я выполняю те же функции, что и в своё время в Lotus F1.

Сейчас я больше занимаюсь инженерным и спортивным аспектами. У меня есть право изменить всё, что я считаю необходимым, вплоть до оборудования, если это потребуется, чтобы команда стала более конкурентоспособной. Я работаю в тандеме с Джонатаном, который занимается в основном технологическими процессами. Он отвечает за производство, штат и все юридические аспекты предприятия. Я занимаюсь скорее организацией работы и комплексным проектированием.

Я начал реорганизацию команды со встреч с сотрудниками разных уровней – надо было определить сильные и слабые стороны McLaren. В принципе, было ясно, что из гоночной команды McLaren превратилась в инженерную компанию, и моя первоочередная задача состояла в перераспределении сил: инженерное подразделение не должно было решать, что делать гоночной команде, и она в свою очередь не должна была вторгаться в сферу ответственности инженеров, однако нужно было добиться, чтобы эти два подразделения прислушивались друг к другу и снова начали конструктивный диалог.

Кроме того, я отменил прежнее штатное расписание команды, где было огромное количество должностей с громкими и важными названиями. Фактически я начал с чистого листа и постарался всё максимально упростить. Некоторым это не понравилось, но перемены были нужны. У меня нет наклонностей жестокого диктатора, но я действительно могу создать другим трудности, если они не отвечают моим ожиданиям».

Эрик Булье считает крайне важным правильное распределение полномочий: «Когда руководишь компанией из 650 человек, нельзя самому контролировать качество карбонового волокна! Надо обязательно кому-то передавать полномочия. Руководитель управляет группой экспертов, и в Формуле 1 это проявляется более отчётливо, чем в любой другой отрасли. Но нужен лидер. Инженеры сильны в своей отрасли, однако они не могут управлять предприятием: нужна стратегия и постоянный лидер».

На протяжении нескольких сезонов уязвимым местом шасси McLaren оставалась аэродинамическая эффективность, но после реструктуризации каждый сотрудник департамента аэродинамики на базе в Уокинге чётко знал сферу своей ответственности, понимал, что делает, и в каком направлении надо двигаться.

«Мы хотели дать компании четкое направление развития в техническом и управленческом плане, – продолжил француз. – Благодаря своему огромному научному багажу Питер Продрому задает курс технического развития, а Гийом Каттелани, у которого тоже есть научная степень по аэродинамике, дополняет его в руководстве департаментом и привносит элемент прагматики. Нам потребовалось несколько месяцев, чтобы наладить эту работу, но сейчас группа отлично функционирует: каждый сотрудник максимально выкладывается и знает, что к нему прислушиваются.

На протяжении первых шести месяцев я постоянно выслушивал жалобы и требования специалистов по аэродинамике, а потом они перестали ко мне обращаться и объясняют это так: "Эрик, теперь это пустая трата времени, потому что работа идёт нормально!"».

Руководителю команды надо быть в курсе всего, даже если он не находится на базе постоянно, и принимать ключевые решения, не вмешиваясь во всё подряд. Судя по всему, Эрик Булье знает секрет успеха.

«Как ни странно, но качественным менеджмент получается благодаря умению оставаться на своем месте, – заявил Булье. – Из-за высокой занятости невозможно присутствовать на всех встречах, даже на самых интересных. В результате удается сохранить объективный взгляд, который могли утратить те, кто более глубоко занимается каким-то отдельным вопросом.

Поскольку я сам был гоночным инженером, я помню, что иногда мы с гонщиком сбивались с пути в поиске настроек, ведь мы ничего не замечали вокруг себя. Бывает, что со мной советуются по поводу стратегии, а в этой области никогда нет абсолютной конкретики. Руководитель команды может вмешаться в существующий тактический план: например, дать команду совершить пит-стоп на круг раньше или позже. Рон Деннис дает мне свободу. Я могу самостоятельно предпринимать какие-то меры, но я его об этом информирую».

Если компания McLaren работает по обычным законам бизнеса, то на гоночных трассах команда функционирует так, как требуют законы Формулы 1, и тот, кто руководит командой, должен адаптироваться.

«В этом маленьком и своеобразном мире я представляю McLaren перед управляющими структурами Формулы 1, – пояснил Эрик. – Это означает, что я отвечаю за действия гоночной команды и соответствие машины техническим директивам FIA. Руководить 60-ю сотрудниками команды, которые, например, переезжают с одного Гран При на другой – специфическая задача, ведь эти люди постоянно находятся в разъездах и работают не так, как обычные служащие.

Формула 1 очень динамична. Здесь надо добиваться успеха каждые две недели в условиях высокой конкуренции, но и политика играет важную роль. В дни гоночного уик-энда я выполняю в основном представительские функции: общаюсь с журналистами, участвую во встречах, но также вношу свой вклад в разработку стратегии и работаю с гонщиками. Надо быть уверенным, что по ходу Гран При всё работает эффективно.

У меня насыщенная жизнь. Возвращаясь в Уокинг, я вижу 650 человек, которые создавали эти машины и в воскресенье следили по ТВ за работой команды на трассе. Я приезжаю на базу, чтобы со всеми встретиться, разобраться с проблемами, принять решения. У меня нет времени заниматься чем-то ещё, я провожу на работе шесть дней в неделю с 7:30 до 19:30, и у меня получасовой перерыв на ланч. Я живу в 10 минутах от базы, и иногда у меня бывает время только на то, чтобы поплавать в бассейне. Автоспорт – это моя жизнь. У меня много дел, и я должен выкладываться на 120%. Работа и обстановка обязывают».

Люди, которые занимали или занимают руководящие посты в командах Ф1, шли к этому разными путями. Например, Кристиан Хорнер и Тото Вольфф попробовали свои силы в гонках, Маурицио Арривабене и Флавио Бриаторе были коммерсантами, Мониша Кальтенборн работала адвокатом. Некоторые, в частности, Росс Браун и Мартин Уитмарш были инженерами, прежде чем возглавить команду. Именно так складывалась карьера Эрика Булье, окончившего Политехнический институт прикладных наук (IPSA) в Париже – это помогло ему разбираться в инженерных аспектах Формулы 1 и научиться управлять командой.

Тем не менее, больше всего в своей работе Эрик Булье ценит отношения с пилотами: «Мне очень нравится отношения, которые складываются с гонщиком. Это одна из причин моего ухода из DAMS в конце 2008-го, где я занимался общим и техническим управлением. Тогда я перешёл в Gravity – компанию, занимающуюся менеджментом гонщиков. Когда вам удается создать здоровые рабочие отношения со спортсменом высокого уровня, и он вам искренне доверяет (а гоночный инженер – этот всё-таки тот, кому гонщик доверяет свою жизнь), вы можете добиться от него удивительных результатов.

Когда вы видите, что гонщик, которого вы знаете с юных лет, выигрывает гонки и титулы, вы испытываете сильные эмоции. Именно этого взаимодействия мне не хватает больше, чем инженерной работы. Впрочем, на моей нынешней должности у меня очень тесные отношения с Дженсоном Баттоном и Фернандо Алонсо. Как и все великие чемпионы, они хотят только одного – побеждать. Пока у них нет такой машины, какая им нужна, они будут оказывать прессинг на команду. Если вы можете соответствовать их ожиданиям, убедить в правильности выбранного пути, тогда они будут вам доверять. Мне важно, что они остались в команде после столь сложного сезона».

Из-за проблем с силовой установкой Honda и прессинга со стороны журналистов и болельщиков, 2015 год получился одним из самых сложных для McLaren. В такой ситуации особенно важно не сдаваться и продолжать работу.

«Вы постоянно всё заново анализируете, – подтвердил Булье. – Когда что-то переделываешь, начинаешь видеть недостатки в другой области. Если вы повысите эффективность конструкторского бюро, затем надо заставить производственный департамент работать в более напряженном режиме. Прошлой весной мы вложили средства в приобретение и модернизацию оборудования и таким образом повысили производительность на 30% – это позволяет ускорить развитие команды.

Пересмотрев методики и изменив корпоративную культуру, мы практически достигли того, к чему стремились. Хотя основная часть работы выполнена, реструктуризация еще не закончилась. Я вижу, что основы, заложенные полтора года назад, дают результаты.

Если что-то и доставило мне удовольствие в 2015-м, то это изменение атмосферы в команде: всё стало более открытым и происходит быстрее, решения приобрели последовательность. Теперь надо довести до ума машину и повысить мощность силовой установки. Но сделать сильнее компанию из 650 человек за один день невозможно! Именно эта позитивная динамика позволяет команде выйти в лидеры.

Вспомните дебют Red Bull Racing: эта компания купила Jaguar, и два первых сезона у нее ничего не получалось. Прежде чем начать побеждать, ей потребовалось четыре или пять лет, чтобы добиться хорошей скорости на всех уровнях. Кроме того, нельзя забывать, что мы работаем в обстановке, где очень высок уровень конкуренции: в Mercedes, Ferrari, Red Bull Racing тоже трудятся умные люди! Квалификация сотрудников, методики, оборудование – всё на очень высоком уровне. Быть лучше остальных не так просто».

Источник: F1News

Вторник 19 Января 2016 08:50
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: mclaren, булье, постоянно, отношения

Читайте также: McLaren Automotive, автомобилестроительное подразделение McLaren Group, готовится к производству новой версии спорткара, названной в честь великого бразильского гонщика Айртона Сенны. McLaren Senna обещает стать наиболее экстремальной моделью, которая будет серийно выпускаться на заводе в Уокинге. Автомобиль должен быть выпущен ограниченной серией в 500 экземпляров во второй половине 2018 года, причём на все уже получены предварительные заказы, и по концепции он близок к классическим бескомпромиссным спорткарам предыдущих поколений: силовая установка не имеет гибридной части, это просто 4-литровый двигатель V8 с двумя турбинами, развивающий 800 л.с. При этом машина весит лишь 1198 кг, и по такому параметру, как удельная мощность, превосходит все прежние модели спорткаров McLaren, включая знаменитую P1. Более подробные технические характеристики McLaren Senna будут объявлены уже после Нового года, но создатели машины заверили, что она полностью отвечает всем требованиям, предъявляемым к дорожному автомобилю, и её можно будет эксплуатировать в повседневной жизни, а не только на гоночных трассах. Если же говорить о трассе, то профессиональные пилоты смогут проходить на ней круги быстрее, чем на любой другой модели McLaren, за исключением машин Формулы 1. Это станет возможным благодаря активным элементам аэродинамики, которые генерируют прижимную силу довольно высокого уровня, и уникальной подвеске, получившей название RaceActive Chassis Control II. Право использовать имя трёхкратного чемпиона мира в McLaren официально получили от семьи Айртона Сенны, и часть денег от будущих продаж спорткара будет перечисляться на счета бразильской благотворительной...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Итоги сезона: McLaren Honda

Фернандо Алонсо разбил машину в первый день тестов

McLaren и Honda пожелали друг другу успеха

Стюарды оштрафовали McLaren на 1000 евро

Норрис: До сих пор я неплохо справлялся с прессингом

McLaren в последний момент наложила вето на «плавники»

Kimoa – новый партнер McLaren

Контракт Баттона с McLaren не будет продлён

В McLaren появился директор по киберспорту

Хюлкенберг: Обгонять на бразильской трассе непросто