Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Лука Колаянни на протяжении многих лет руководил пресс-службой Ferrari, затем работал в том же качестве в Формуле E, но теперь вышел в отставку и решил попробовать свои силы в качестве блогера. Накануне финала сезона он вспоминает Гран При Абу-Даби 2010 года, когда в решающий момент из-за грубой тактической ошибки команды Фернандо Алонсо потерял шансы на титул, и победа тогда досталась Себастьяну Феттелю, выигравшему чемпионат с перевесом в четыре очка.

Накануне Гран При Абу-Даби я всегда вспоминаю события, произошедшие 14 ноября 2010 года. То воскресенье вошло в историю Формулы 1 и команды Ferrari как день, когда все стали свидетелями своего рода яркого спортивного самоубийства…

Безусловно, когда Алонсо позвали на тот пит-стоп, была допущена чудовищная ошибка, и сейчас уже нет смысла переживать по этому поводу. Но воздействие разного рода неожиданных и совершенно непредсказуемых факторов, влиявших на тех, кто принимал решение, всегда недооценивалось. Вообще всё пошло не так после аварии на 1-м круге гонки, когда столкнулись Mercedes Михаэля Шумахера и HRT Витантонию Лиуцци. Однако всегда оставалась незамеченной ещё одна оплошность, тоже способствовавшая катастрофическому развитию событий в воскресенье – я говорю о последнем круге Массы в квалификации.

Пару недель назад я вспоминал это в разговоре с Андреа Стелла, который в тот день находился на «капитанском мостике» Ferrari, и мы согласились, что на ситуации сказался и заключительный квалификационный круг Фелипе Массы, когда бразилец то ли забыл, что в Абу-Даби линия финиша находится до линии старта, то ли ему об этом не напомнили, и сбросил газ, увидев красный свет…

Если бы он этого не сделал, то, учитывая потенциал машины, у него были все возможности показать не 6-е время, а более высокий результат, и стартовать перед Марком Уэббером. Эти обстоятельства тоже предопределили наш выбор тактики на следующий день.

История не знает сослагательного наклонения, в том числе и в спорте, но я беседовал с друзьями и с разными экспертами, которые были в Абу-Даби в тот уик-энд, о том, как могли бы развиваться дальнейшие события, если бы Алонсо тогда в третий раз стал чемпионом мира. Понимаю, что это чисто теоретические, и даже бесполезные рассуждения, но всё-таки мне хочется ими поделиться.

Пойдём по порядку. Если бы Ferrari добилась победы в чемпионате в восемнадцатый раз за те годы, что Лука ди Монтедземоло занимал пост президента компании, возможно, он воспользовался бы той ситуацией и ушёл в большую политику. Тогда проходили многочисленные социологические опросы и исследования, в которых его шансы оценивались бы как исключительно высокие. Победа в чемпионате мира – что может быть лучше для начала новой главы в карьере?

На третий год работы на посту руководителя Скудерии мой хороший друг Стефано Доменикали добавил бы победу в личном зачёте к Кубку конструкторов, завоёванному командой в 2008-м, и это бы произошло именно благодаря Алонсо, которого он очень хотел пригласить в Маранелло.

Альдо Коста получил бы шанс развеять миф, с моей точки зрения не имеющий под собой оснований, о том, что итальянские инженеры не состоянии разработать машину, способную выигрывать гонки. А Крис Дайер, наверное, до сих пор работал бы на пит-уолл Ferrari – думаю, команде сейчас его не хватает. Бедняга Крис заплатил за всё, хотя это несправедливо. Он тоже был в ответе за случившееся и честно это признавал, но слишком просто всё сваливать только на него, ведь виноваты были и другие… Я помню его слёзы после гонки, когда он прятался на террасе домика, где располагалась команда, помню, как потом он жутко нервничал, объясняя, почему принял такое решение.

Фернандо Алонсо выиграл бы свой третий титул в первый же год выступлений за Ferrari, а ведь он до сих пор остаётся двукратным чемпионом мира. Возможно, тогда бы у него не было таких негативных настроений, которые в итоге и привели к столь болезненному расставанию с Ferrari. И ситуация могла сложиться совсем по-другому не только для него, но и для команды тоже. Даже если ему бы не удалось повторить успех, какого вместе со Скудерией добился Михаэль Шумахер – надо смотреть правде в глаза, Red Bull Racing нас превосходила, и такой баланс сил оставался во все последующие годы – события развивались бы в более спокойном ключе. Возможно, Фернандо был счастливее – и как гонщик, и как человек, а о команде я уже не говорю.

В общем, отправься Алонсо на пит-стоп менять шины на три или четыре круга позже, многое сложилось бы иначе. Тем не менее, я убеждён, что если бы машину Шумахера не развернуло, и если бы Лиуции не врезался в него на выходе из 6-го поворота на первом же круге, события той гонки развивались бы по иному сценарию. Всё это говорит о том, что результат в спорте подчас зависит от случайного стечения обстоятельств, и это всегда надо помнить, когда мы выносим свои суждения, глядя на ситуацию со стороны.

Всё это также относится и к тем, кто в ту ночь предпочёл в спешке покинуть боксы Скудерии, даже не попрощавшись с командой. Конечно, было бы приятно завершить уик-энд в Абу-Даби весельем перед объективами камер, но ещё лучше было бы продемонстрировать настоящий командный дух и остаться в паддоке, несмотря на поражение. Надеюсь, по крайней мере это стало для всех уроком.

Источник: F1News

Вторник 24 Ноября 2015 22:44
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: ferrari, абудаби, алонсо, события

Читайте также: В этот день, 25 мая, исполняется 70 лет с первой победы машины Ferrari в гонках. Она была одержана 25 (по другим источникам – 20-го) мая 1947 года, на Гран При Рима, победителем стал Франко Кортесе. Он управлял Ferrari 125 S, и хотя машина была двухместной, это событие стало важной вехой в истории самой знаменитой компании в автоспорте. Первый камень в основание этой победы был заложен в середине 1945 года, когда Энцо Феррари поручил конструктору Джоакино Коломбо создать для него новый, инновационный автомобиль. Его сердцем стал разработанный Джузеппе Буссо 12-цилиндровый (как любил Коммендаторе) мотор, объёмом всего 1,5 литра. Таким образом, объём каждого цилиндра составил всего 125 кубических мм, что и дало название машине. Свой дебют в гонках 125 S (буква S означала версию Sport, с открытым верхом) сделала 11 мая 1947 года на трассе в Пьяченце. Фактически, на эту гонку Ferrari привезла две машины –125 S, а также одноместную версию 125 C. Из двух гонщиков команды приоритет имел более опытный и авторитетный Джузеппе Фарина, который и выбрал для себя версию C. За руль S сел Франко Кортесе. Однако на тренировках Фарина остался недоволен поведением одноместной машины и потребовал, чтобы ему отдали 125 S. Энцо Феррари отказался и туринец на старт не вышел. Та гонка закончилась для Кортесе сходом – незадолго до финиша сломался топливный насос. Однако позже Энцо называл этот сход «многообещающим отказом». И всего через две недели, на Гран При Рима, тот же Кортесе не только финишировал после 40 кругов, но и сделал это первым. Конечно, это была не самая популярная и известная гонка – на старт вышли всего 13 машин, в основном частные, никто из...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Пэт Фрай: У Ferrari было устаревшее оборудование

Гран При Испании: Элементы силовых установок

Моторы Ferrari: проблемы или стратегия?

Сможет ли Mercedes переломить ход событий?

Марк Уэббер: Себастьян вновь стал самим собой

Жак Вильнёв: Кими – не просто гонщик номер два

Лауда опровергает слухи о переговорах с Феттелем

Ferrari добилась успеха не только в Формуле 1

Масса: Никто не ожидал ничего подобного от Ferrari

Почему в Сочи Хэмилтон уступал в скорости Боттасу?