Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Скандал с контрактами, чуть не помешавший выступлению команды Sauber в Австралии, разрешен. Гидо ван дер Гарде за большую сумму согласился аннулировать свое соглашение с командой. Поздравлять ли его?  

Сергей ИВАНОВ

Гидо ван дер Гарде выиграл целую череду судебных процессов против команды Sauber. Команда, отказавшая в вакансии боевого пилота (несмотря на заключенный контракт), выплатит ему большую компенсацию. Справедливость вроде бы восторжествовала. Почему же не хочется хвалить ван дер Гарде за принципиальность и ругать бездушную команду, отказавшую ему в продолжении карьеры пилота Формулы-1?  Почему голландский пилот не вызывает никаких симпатий? Нет, вовсе не потому, что когда-то он перешел дорогу Виталию Петрову и занял его место в команде Caterham… 

Для начала нужно сказать, что белых и пушистых в этой истории нет вообще. Команда Sauber, безусловно, была глубоко не права. Подписав контракт с Гидо, получив с него спонсорские деньги и даже потратив их, «конюшня» не должна была подписывать соглашения с двумя другими пилотами. Даже если эти двое принесли с собой гораздо больше долларов. Виновата ли в этих действиях руководительница Sauber Мониша Кальтенборн? Безусловно. Некоторые западные журналисты (не говоря уже о самом ван дер Гарде) с жаром принялись ее обвинять в бесчестных поступках. Но морализаторством удобно заниматься, когда можешь позволить себе быть  хорошим. А если на тебе висит ответственность за команду, которая может обанкротиться? За несколько сотен людей, которые потеряют работу, если ты не примешь оптимального решения? Подчеркиваю – оптимального для выживания коллектива, а не безупречного с моральной точки зрения!

А как все хорошо начиналось год назад! Мониша Кальтенборн и Гидо ван дер Гарде рядом, в боксах команды Sauber

В своем гневном коммюнике по итогам судебных процессов ван дер Гарде говорит о том, что именно полученные от него миллионы спасли Sauber в прошлом году. Вряд ли это правда на 100%. Но если это так, то Мониша Кальтенборн поступила верно. Для спасения команды надо было продать место в сезоне 2015 года – и она это сделала. А потом она думала уже не о том, что команда выжила – эта задача была выполнена. Надо было обеспечить решение следующей задачи, подготовить Sauber к успешному выступлению в сезоне. Как мы видим по результатам Гран При Австралии, это ей удалось. И опять же – оптимальное решение было принято исходя из интересов команды. Маркус Эрикссон и Фелипе Наср обеспечили приход спонсорских средств – и по праву получили возможность выступать. Пусть даже это право дал им вовсе не уровень мастерства, а деньги.

Мне самому очень не нравится, когда в лучшей гоночной серии мира получают места далеко не лучшие пилоты. Но в этой ситуации мне жалко не ван дер Гарде, а, к примеру, Адриана Сутила, который гораздо больше всех троих  заслуживает места в команде Формулы-1. Что поделать – мир вообще несовершенен! Вопросы по мироустройству в целом, пожалуй, оставим на потом. А за конкретный участок мира надо спрашивать с тех, кто за этот участок отвечает. За то, что команды Формулы-1 не могут выжить без продажи пилотских мест, надо спрашивать с тех, кто этой серией руководит. Они построили чемпиона, попасть в который очень престижно. Но попасть в него можно, играя в две игры по разным правилам. Первая игра – пилот просто хорошо ездит. И ждет, когда на него обратят внимание в силу его выдающихся качеств. Беда в том, что тех, кто классно ездит, очень много. А мест в Формуле-1 всего два десятка. Так что участвовать в этой игре для гонщика – затея почти бесперспективная. Но все-таки мизерный шанс на успех есть.

Сезон, проведенный в команде Caterham, по-видимому, останется единственным достижением ван дер Гарде в Формуле-1

Гораздо легче играть в другую игру. Постараться разжиться спонсорской поддержкой как можно солиднее – и не робко ждать под дверью, а стучаться, гордо демонстрируя набитый кошелек. Участвовать в этой, второй игре – нормально. Но человек должен отдавать себе отчет, в чем именно он участвует. Если твой тесть – владелец модной фирмы McGregor, ты имеешь полное право его деньги на свою гоночную карьеру. Если тестю не жалко заплатить за твой сезон несколько миллионов долларов – что ж, это его право. А твое право эти деньги принять и потратить. Но если другой принес денег гораздо больше – ты в этой игре проиграл. Проиграв, ван дер Гарде должен был требовать назад свои деньги, взыскивать их по суду – за это его никто бы не осудил. Но Гидо встал в позу оскорбленной невинности и начал требовать места в кокпите.

Было понятно, что поехать он в Австралии не сможет. Зачем было являться в паддок? Заходить в моторхоум Заубера, брать чужой комбинезон, надевать его и выходить позировать фотографом? Зачем надо было приглашать адвоката, который требует в суде – ни более, ни менее как ареста всего имущества команды и взятия под стражу Мониши Кальтенборн? Вдумайтесь – бросить человека в тюрьму, потому что она другому человеку не дала погоняться в быстрой машинке! Конечно, дорогой адвокат (а тесть Гидо дешевых не нанимает) найдет нужные слова и объяснит, что посадить Монишу требовал «за неуважение к австралийскому суду». Но все равно – как можно этого требовать?   
 
Гидо ван дер Гарде – мастер различных постановок с собой, любимым, в главной роли. Когда-то мне уже довелось писать в Авторевю об одном из этих спектаклей.
В 2012 году, во время показательных городских заездов в Роттердаме он остановил свой Caterham на трассе, покинул кокпит и перелез ограждающий трассу отбойник. В толпе среди прочих болельщиков стояла девушка Гидо (да-да, та самая, отец которой так богат и так любит автоспорт). Достав из заранее припасенной коробочки кольцо, Гидо сделал ей предложение. И, разумеется, тут же получил согласие. Десятки тысяч зрителей, увидевшие трогательную сцену на больших экранах, приветствовали счастливых влюбленных овацией. Разумеется, «совершенно случайно» вокруг оказались и операторы с телекамерами, и фотографы, и журналисты с диктофонами, записавшие взволнованные слова кандидата в женихи. Перед нами была не милая импровизация по уши влюбленного парня, а рекламный спектакль, хорошо режиссированный и вовремя показанный. Был придуман отличный, небанальный информационный повод заставить прессу написать про ван дер Гарде, а завсегдатаев интернета поговорить о нем.

Очень символичный  прошлогодний снимок - тест-пилот команды Sauber в кокпите, боковые элементы безопасности (с надписью McGregor) прикрывают его со всех сторон

Когда ван дер Гранде вышагивал по паддоку в комбинезоне  Маркуса Эриксссона, он не стеснялся того, что штанины не доставали ему до щиколоток (Гидо гораздо выше того, у кого он стянул униформу). Вокруг ажиотаж, фотографии снимают, фото будут во всех газетах. Чего еще надо? Еще одна самодеятельная постановка Гидо прошла успешно. Опять-таки, наверное не стоит морализаторствовать и осуждать голландского пилота за то, что он живет именно так. Но вообще-то, если уж он и вправду хотел стартовать в Австралии, мог бы озаботиться пошивом комбинезона нужного размера. А заодно и обзавестись суперлицензией, без которой на старт не пускают. Но Гидо, конечно, не наивный мальчик, а молодой человек с циничными и хищными глазами. Он прекрасно понимал, что вопреки желанию команды на трассу ему не выехать. Ему нужны были деньги – и он их в итоге получил. Как говорят, шестнадцать миллионов долларов. Возможно, даже больше, чем тесть заплатил за его несостоявшееся участие.

Источник: auto-sport.ru

Вторник 24 Марта 2015 17:37
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: гарде, sauber, деньги, гораздо

Читайте также: В команде Sauber остаётся вакансия на 2017 год, и кто станет напарником Маркуса Эриксона, пока неясно. Шансы Фелипе Насра остаться в швейцарской команде невелики, хотя именно он заработал для неё два очка за 9-е место в Гран При Бразилии, благодаря чему по итогам сезона она заняла 10-е место в Кубке конструкторов, опередив Manor. Но спонсор Насра, Banco do Brasil, свернул свою программу в Формуле 1, и Фелипе оказался в сложном положении, однако новые владельцы команды обеспечили ей неплохое финансирование, и теоретически в Sauber могут позволить себе пригласить гонщика, у которого нет мощной денежной поддержки. В настоящий момент в Хинвиле могут выбирать из шести кандидатов, у кого-то из них есть спонсоры, у кого-то нет. Место в этой команде привлекательно по двум причинам. Там идёт процесс укрепления инженерно-технического департамента, и перспективы у Sauber вполне неплохие, в отличие от Manor, где в ближайшее время могут поменяться владельцы, и как будет складываться ситуация, сказать сложно. Логично предположить, что у новых гипотетических инвесторов команды будут свои представления о том, кого сажать за руль машин. Первую строчку в списке кандидатов на место в Sauber занимал Паскаль Верляйн, но после неожиданной отставки Нико Росберга нельзя исключать, что немцу достанется место в Mercedes. Сам Паскаль уверяет, что готов взяться за дело любой сложности. По информации Auto Motor und Sport, в Mercedes могут заплатить за Верляйна порядка $3 млн. Разговоры о том, что Mercedes готов поставлять Sauber свои силовые установки начиная с 2018 года, лишены оснований. Более вероятным представляется вариант, при котором швейцарская команда через год...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Фелипе Наср: Sauber – мой приоритет

В Sauber продлили контракт с Маркусом Эриксоном

Результаты Sauber могут повлиять на состав Manor

Верляйн: Мы могли выступить сильнее

В Sauber планируют использовать нестандартный подход

Йорг Цандер намерен вернуться в Sauber

Фелипе Наср: Лучше быть оптимистом

Ухов Audi из WEC ставит под удар интересы Sauber

Пилоты Sauber о гонках в Остине и Мехико

Эстебан Окон: Я вполне мог оказаться впереди Sauber