Привет и славному городу Феърфилд от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Столкновение Макса Ферстаппена и Льюиса Хэмилтона на первом круге Гран При Великобритании оказалось настолько резонансным, что различные эксперты продолжают комментировать произошедшее. Чемпион мира 1997 года Жак Вильнёв считает, что если бы события происходили не на домашней трассе Льюиса, то он не стал бы так рисковать.

Жак Вильнёв: «Льюис неверно оценил ситуацию. Он должен был понимать, что на такой скорости в «грязном воздухе» позади другой машины он рискует врезаться в Макса. Полагаю, всё дело в прессинге – он не хотел проигрывать Ферстаппену на домашней трассе и подсознательно пошёл на риск. Думаю, в любой другой гонке Льюис бы раньше поднял ногу с педали газа в такой ситуации.

Не похоже, что Льюис специально врезался в машину Макса, как это сделал Михаэль Шумахер в Хересе в 1997-м. Хэмилтон просто рискнул».

Источник: F1News

Суббота 24 Июля 2021 13:49
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: льюис, другой, вильнёв, макса

Читайте также: В традиционной колонке спортивный директор Формулы 1 Росс Браун подвёл итоги Гран При России. Текущая ситуация в Формуле 1 такова, что машины разных команд близки по своим характеристикам, но имеют некоторые нюансы. В результате преимущество переходит от одной команды к другой в зависимости от трассы. Все ждали доминирования Mercedes в России. Они выиграли гонку, но на протяжении большей части дистанции не было уверенности в таком исходе. Именно это и нужно – сложные задачи и отсутствие заранее известного результата приводят к захватывающим гонкам. Ландо Норрис – мой «Гонщик дня» Выбор оказался непростым. Первую половину гонки Льюис контролировал ситуацию и ждал своего шанса. Он спокойно действовал вначале, но во второй половине гонки вступил в борьбу. Но мой «Гонщик дня» – Ландо. Я впечатлён его самообладанием во время радиопереговоров с командой. В последние годы он добился стремительного прогресса. Сейчас Ландо чувствует боль. Мы все почувствовали его боль, когда он соскользнул за пределы трассы. Это была трагедия. Я бывал в ситуациях, когда нужно принять непростое стратегическое решение. Хороший пример – Гран При Германии 2000 года, когда Рубенс Баррикелло принёс победу Ferrari. Мы настояли на том, чтобы он оставался на трассе, хотя Рубенс говорил, что на это нет шансов. Тем не менее, он продержался и победил. В Сочи было особенно сложно принять решение, поскольку только половина трассы была мокрой. Даже погодный радар не давал чёткой картины того, насколько сильным может быть дождь. Лидируя в гонке, ты не хочешь сдаваться. Тому, кто едет вторым, гораздо проще принять...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Льюис Хэмилтон: Я очень собой недоволен

Жак Вильнёв: Макса не стоило наказывать

Хэмилтон встретится с врачами перед Сочи

Льюис Хэмилтон: Защита головы Halo спасла меня

Льюис Хэмилтон: Я хочу равных возможностей

Льюис Хэмилтон: Макс оказался слишком быстр

Тото Вольфф: Не ждите столкновение Льюиса и Макса

Джон Уотсон: Льюис действует рассудительнее

Мика Хаккинен: Венгерский этап стал переломным

Карлос Сайнс огорчён четвертым местом