Привет и славному городу Хьюстон от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В Williams подтвердили, что переход Лэнса Стролла в Racing Point Force India – вопрос времени. Скорее всего, канадца заменит резервный гонщик команды Роберт Кубица, но есть и другие варианты. В интервью поляк рассуждал о возможном развитии событий.

Вопрос: Перемены в составе владельцев Force India вызвали у вас эмоции? Ведь это открывает вам шанс к возвращению...
Роберт Кубица: Для меня это больше спекуляции, чем эмоции – слухи не должны рождать эмоции. В любом случае, во мне они их не пробудили. В августе в Формуле 1 произошло много всего, появилось много слухов и предположений, но для меня это почти не играет роли. Нет такого, чтобы они открыли передо мной много дверей или, наоборот, их закрыли.

Вопрос: Подписывая контракт с Williams, вы ожидали, что если один из гонщиков покинет команду, то вам придётся его заменить?
Роберт Кубица: Нет, я не рассчитывал на это. Я старался добиться только одного – сесть за руль Формулы 1. Современный регламент не помогает в этом, ведь сейчас очень мало тестов. Если они проходят по ходу сезона, то на них очень мало времени, но я всё равно участвовал в некоторых из них. Возможность выступать в Формуле 1 всегда была моим приоритетом. Когда подписываешь контракт, надо быть готовым при необходимости заменить основного гонщика и выполнить свою работу.

Вопрос: Британская пресса писала, что вы готовы занять свободное место в Williams, и в дни Гран При Италии это подтвердил Падди Лоу. Значит ли это, что если Лэнс сменит команду до конца сезона, то его замените именно вы?
Роберт Кубица: Если так говорят, возможно, так и есть. Как я сказал, когда подписываешь контракт, то берёшь на себя некоторые обязательства. Если контракт подписывают две стороны, значит, они хотят этого, но… Тот факт, что я могу сесть за руль машины не значит, что я проведу все оставшиеся до конца сезона гонки.

Вопрос: Нет ли у вас ощущения, что все слишком запутано, когда есть такой простой выбор?
Роберт Кубица: Я прошёл долгий путь, чтобы вернуться в Формулу 1, и он ещё не окончен. Получу ли я шанс в этом году или нет – это зависит не от меня. Согласитесь, в подобной ситуации сесть за руль – это не предел мечтаний, ведь понимаешь, чем всё может обернуться. С одной стороны, это стало бы достижением цели и отличной наградой, с другой – всё может завершиться не столь радостно, как хотелось бы. Такова реальность Формулы 1, и мне кажется, что ситуация может быстро измениться. Особенно в нашей команде.

Вопрос: В паддоке ходят слухи, что команда может воспользоваться вашими услугами только в нескольких гонках, а затем заменить вас, например, на Эстебана Окона...
Роберт Кубица: Это меня не интересует. На месте Окона я не стал бы активно бороться за то, чтобы провести несколько последних гонок сезона в Williams. (смеется) Странно, что рождаются такие слухи. Я сосредоточен на своей работе – вот и всё.

Вопрос: Стоффель Вандорн говорил, что когда выступаешь за рулем неконкурентоспособной машины, не можешь показать все, на что способен.
Роберт Кубица: Я не думаю, что он открыл Америку. Это все прекрасно знают, но… Это вопрос обо мне или о Вандорне?

Вопрос: О вас!
Роберт Кубица: Если я вообще смогу сесть за руль, мне не надо доказывать в одной или в нескольких гонках, на что я способен. Я спокойно к этому отношусь.

Вопрос: Судя по всему, у вас есть выбор: либо выступить в нескольких гонках в ближайшем будущем, либо долгая борьба за то, чтобы провести целый сезон в Формуле 1?
Роберт Кубица: Да, так и есть. Цель всего одна.

Вопрос: Лучше синица в руке, чем журавль в небе?
Роберт Кубица: Я не знаю. Ситуация может быстро измениться. Всё это только спекуляции. Формула 1 сильно изменилась: 10 лет назад на этом этапе сезона говорили только о гонках, а не о том, чего не существует. Я здесь, чтобы выполнять свою работу – заниматься машиной, а не для того, чтобы рассуждать о том, что может произойти. 90% заданных вопросов – это спекуляции. Мы можем так же предположить, что Райкконен перейдет в Williams, а Сироткин – в Ferrari, и я подтвержу, что это информация команды. Можете так и написать!

Вопрос: Значит, мы ждем фактов?
Роберт Кубица: Мы чего-то ждем? Я занимаюсь своей работой. Я никогда не спекулировал, и в 33 года не собираюсь говорить о том, на что я не могу повлиять.

Вопрос: Жак Вильнёв заявил, что теперь в Формуле 1 выбирают не из лучших гонщиков, а лучшего из тех, кто может принести больше денег…
Роберт Кубица: Раньше одним из вопросов на переговорах или одним из главных пунктов контракта было «Сколько?». Но не в том смысле, какой бюджет может принести гонщик – как это сейчас – а сколько он хочет получать за свою работу. В этом разница. Теперь всё иначе. Судя по всему, теперь такова реальность Формулы 1. Я больше привык к другому, но похоже, что всё изменилось.

Источник: F1News

Среда 05 Сентября 2018 13:51
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: кубицаb, williams, кубица, формуле

Читайте также: Гонка #458. 19 июня 1988 года. Гран При Детройта Поул Айртон Сенна (McLaren MP4/4) – 1:40,606 (143,956 км/ч) Лучший круг Ален Прост (McLaren MP4/4) – 1:44,836 (138,147 км/ч) Победитель Айртон Сенна (McLaren MP4/4) – 1:54:56,035 (132,310 км/ч) В 1987 году машины Williams доминировали в чемпионате не в последнюю очередь благодаря моторам Honda. В 1988-м во многом по вине японской компании команда превратилась в аутсайдера. Уже в середине 1987-го стало известно, что со следующего сезона моторы Honda появятся на машинах McLaren – Рон Деннис сделал всё, чтобы заполучить лучшие двигатели Формулы 1. Однако японцы готовы были поддерживать только две команды, так что кто-то из клиентов – Williams или Lotus – эти двигатели должен был потерять. Казалось бы, выбор довольно очевиден: Lotus с Сенной за весь сезон выиграли два Гран При, Williams с Мэнселлом и Пике – девять и завоевали оба титула. Однако в Honda приняли нетривиальное решение сохранить поддержку Lotus. А это значило, что в Williams остались без силовых установок. Уже было известно, что 1988-й должен был стать последним годом в истории турбомоторов, потому тратить силы на доработку таких двигателей в BMW и Porsche посчитали излишним и покинули чемпионат. Так как Ferrari свои моторы не продавала, договариваться стало просто не с кем. Оставались старые моторы BMW под брендом Megatron и Alfa Romeo под маркой Osella, а также частные Hart, но эти варианты были бесперспективны. Потому в Williams решили перейти на атмосферные моторы. Определённый резон в этом был. В 1988-м вступили в силу новые, куда более серьёзные ограничения для машин с турбомоторами. Во-первых, максимальное давление наддува теперь было ограничено на уровне 2,5...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

В Англии шутят над Williams и Принцем Филиппом

Падди Лоу: Команда участвовала ради участия

Падди Лоу видит связь между Ф1 и успехом Tesla

Эдриан Ньюи отмечает юбилей

В Williams попрощались с Робом Смедли

Роберт Кубица: В 2018-м я сделал первый шаг к моей цели

Сало: Я не беспокоюсь за будущее Сироткина

Расселл: Вместе с Кубицей будем помогать команде

PKN Orlen – новый партнёр Williams

Расселл: Сложно сравнивать Williams с другими машинами