Привет и славному городу Хьюстон от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гонка #541 11 июля 1993 года. Гран При Великобритании. Сильверстоун
Поул Ален Прост (Williams FW15C) – 1:19,006 (238,129 км/ч)
Лучший круг Деймон Хилл (Williams FW15C) – 1:22,515 (228,002 км/ч)
Победитель Ален Прост (Williams FW15C) – 1:25,38,189 (216,030 км/ч)

Ситуация в чемпионате в 1993 году складывалась довольно любопытно. В межсезонье в McLaren приложили максимум усилий, чтобы вернуться на лидирующие позиции. Ультрасовременная MP4/8, созданная Нилом Отли, ещё до начала чемпионата с лёгкой руки британских журналистов получила название «электронная смерть». Причём «смерть» подразумевалась для машин Williams.

На деле «убийства» не получилось. Машины Williams не имели столь грандиозного преимущества, как в 1992-м, но оно по-прежнему оставалось большим. Команда полностью сменила состав, теперь за неё выступали Ален Прост и Дэймон Хилл, и в восьми гонках сезона все восемь поулов были завоёваны ими – семь раз Простом и один Хиллом. Да, в гонках поначалу у Алена не всё ладилось, но как только он полностью освоился за рулём FW15C, победы последовали одна за другой.

Каждый раз, когда у Проста что-то шло не так, Сенна побеждал. Он дважды выходил вперёд в чемпионате и перед гонкой в Сильверстоуне, девятым этапом чемпионата, проигрывал Просту всего 12 очков, но разница в скорости между шасси Williams и McLaren была столь подавляющей, что особых надежд на титул Айртон не питал.

Проблема, впрочем, была не только в шасси, но и в двигателе. Компания Honda ушла из чемпионата, и в отсутствие других подходящих вариантов, в McLaren вынуждены были перейти на силовые установки Ford Cosworth. Но для Ford приоритетным клиентом оставалась Benetton, и все новинки первым делом шли именно туда, а McLaren получила статус клиентской команды.

Особенно неприятно это было для McLaren в связи с тем, что скорость Benetton тоже заметно возросла. Михаэль Шумахер закончил на подиуме все гонки, в которых финишировал. Доезжать до финиша, правда, удавалось не всегда, так что в чемпионате немец был только четвёртым, позади Проста, Сенны и Хилла.

Михаэль Шумахер, 1993 год" title="Михаэль Шумахер, 1993 год">

Ещё одно слабое место Benetton – второй пилот. Многоопытный Риккардо Патрезе помог команде в работе над машиной и в поиске настроек (с какого-то момента Михаэль начал просто копировать настройки итальянца), но в скорости катастрофически проигрывал молодому напарнику, и сходил при этом ещё чаще. Впрочем, напарник Сенны, Майкл Андретти, выступал ещё хуже.

Впрочем, к Гран При Великобритании все эти переживания уже отошли на второй план – а на первый вышли действия автоспортивных властей. Только что избранный новый президент FIA Макс Мосли, едва приступив к своим обязанностям, задумал грандиозную революцию, подразумевающую отказ от всей электроники, в первую очередь активной подвески и систем контроля тяги. Это шло вразрез с планами команд, потративших на разработки в этой области огромные деньги.

Фундамент для этих изменений был заложен за месяц до гонки в Сильверстоуне, на Гран При Канады. В субботу перед гонкой технический делегат FIA Чарли Уайтинг прислал стюардам документ под номером три, в котором сообщалось, что регламенту чемпионата не соответствуют все машины чемпионата, за исключением двух Lola Scuderia Italia!

Сообщение стало для команд настоящим шоком, ведь никто из них не считал, что нарушает правила, да и правила оставались прежними. Изменилась лишь трактовка – теперь в FIA полагали, что раз активная подвеска влияет на дорожный просвет, значит, её можно отнести к запрещённым «подвижным аэродинамическим элементам», а системы трекшн-контроля противоречат правилу, по которому гонщик должен управлять машиной самостоятельно.

Конечно, никто не собирался дисквалифицировать 12 команд из 13-ти, но столь жёсткие трактовки требовались для того, чтобы пресечь любые попытки противостоять запрету на электронику в следующем сезоне. А до конца этого года командам «временно» разрешили использовать нынешние машины, со всеми электронными устройствами.

Особенно переживали по поводу происходящего в Williams, ведь мало кто сомневался в том, что истинная причина перемен – доминирование одной команды, негативно влиявшее на рейтинги телетрансляций. Более того – Williams обвиняли в использовании нелегального топлива на первых четырёх этапах. Причём претензии почему-то были направлены исключительно против Проста – машина Хилла при этом никого не интересовала.

Неровное покрытие трассы в Сильверстоуне было на руку командам, использующим активную подвеску, и в особенности Williams, так как их подвеска работала лучше всего. В пятницу шёл дождь, так что борьба за поул развернулась в субботу, но вели её исключительно подопечные Фрэнка Уильямса. Хилл, неделей раньше заработавший свой первый поул в карьере, очень хотел повторить успех на своём домашнем Гран При, но в последний момент Прост на одну десятую превзошёл его результат.

Третье время показал Михаэль Шумахер, уступив Просту 1,4 секунды. Много? Безусловно, но оказавшийся четвёртым Сенна проиграл почти три! Это было тем более удивительно, если учесть, что именно в Сильверстоуне McLaren получила новую версию моторов Ford Cosworth, с пневматическими клапанами, аналогичную той, что использовали в Benetton.

Риккардо Патрезе на Benetton проиграл Сенне, но не так уж много, показав пятое время. Следом за ним выстроилась целая вереница британских гонщиков – Мартин Брандл (Ligier), Джонни Херберт (Lotus), Дерек Уорик (Footwork) и Марк Бланделл (Ligier). Второй McLaren оказался только 11-м, но всё же впереди обеих Ferrari.

В воскресенье было прохладно и пасмурно, над автодромом висели тяжёлые тучи. На трибунах собрались 60 тысяч зрителей – в 2,5 раза меньше, чем год назад. Причин было несколько, но главных две: во-первых, любимец местной публики Найджел Мэнселл уехал за океан, а Дэймон Хилл пока не снискал такой популярности; во-вторых, это была уже вторая гонка в Великобритании в сезоне – первая прошла в апреле в Донингтоне как «Гран При Европы».

На старте все старания Проста в квалификации пошли прахом – он допустил пробуксовку и мимо промчался не только Хилл, но и блестяще стартовавший Сенна. Шумахер опустился на четвёртое место, а его нынешний напарник, Патрезе, пропустил бывшего, Брандла, и оказался шестым. Для Андретти гонка сразу же не задалась – он попытался атаковать Бланделла, но был слишком оптимистичен, вылетел с трассы в Copse и увяз в гравии.

Для Хилла ситуация складывалась идеально – он стремительно отрывался от Сенны, который явно сдерживал Проста и Шумахера. Ален круг за кругом пытался найти лазейку для атаки на McLaren, но безуспешно. Только на седьмом круге, после целой серии атак, очень жёстко пресекавшихся Айртоном, Прост смог выйти вперёд. Ситуацией пытался воспользоваться и Шумахер, атаковав Сенну по внутренней траектории в Copse, но бразилец не уступил. Дошло до контакта, но, к счастью, последствий он не имел.

Но Сенна мог только отсрочить, но не отменить неизбежное. Шумахер был намного быстрее, и уже на 10-м круге уверенно прошёл бразильца в Stowe. Прост, конечно, успел к этому моменту оторваться, но Михаэль и не испытывал особых иллюзий относительно конкуренции с пилотами Williams. Без каких-то проблем на их машинах он мог претендовать только на третье место.

К 20-му кругу Хилл выигрывал у Проста 7 секунд, у Шумахера 19 секунд, а у Сенны 32 секунды. Ален постепенно сокращал отрыв, но слишком медленно – всё шло к первой победе Хилла, да ещё и на домашней для него трассе. Начались пит-стопы, но никакого влияния на расстановку сил они не оказали. Большее значение имели круговые, которых Деймон опережал не очень уверенно, и каждый раз Прост немного отыгрывался.

На 36 круге, когда отставание составляло уже менее полутора секунд, на трассе появился автомобиль безопасности. Это стало неожиданностью – ни дождя, ни аварий не было, но Лука Бадоер очень неудачно остановил свою Lola в самом начале стартовой прямой. Чтобы убрать её, дирекция гонки решила выпустить сэйфти-кар, который оставался на трассе четыре круга.

Пелотон вновь собрался вместе. На рестарте Хилл сохранил лидерство, но уже спустя три круга мотор на его Williams не выдержал и взорвался. Уже покинув кокпит, Хилл ошеломлённо наблюдал, как маршалы эвакуируют его машину. Мимо то и дело проносился Прост, помешать победить которому теперь было некому. Уже к 44-му кругу Ален выигрывал у Шумахера 6 секунд, а у Сенны 26 секунд.

До финиша изменений в группе лидеров практически не было – разве что Патрезе вернул себе пятую позицию, обогнав Херберта, а затем она превратилась в четвёртую, так как всего за шесть кругов до финиша на Ligier Брандла отказала коробка передач. Шансов на первый в сезоне подиум у действующего вице-чемпиона всё равно не было, однако на самом последнем круге гонки ему подарил третье место Сенна. На машине бразильца закончилось топливо, и он не смог добраться до финишной черты.

Прост одержал свою 50-ю победу в карьере и шестую в сезоне, значительно увеличив отрыв в чемпионате. Второе и третье место заняли пилоты Benetton, хотя Шумахер проиграл победителю 7 секунд, а Патрезе минуту и 17 секунд. Херберт финишировал вплотную за Патрезе – это его третий результативный финиш в сезоне, и в третий раз он на четвёртом месте. Так как Уорик уже проигрывал более круга, Сенна был классифицирован пятым.

Источник: F1News

Понедельник 19 Февраля 2018 23:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: williams, прост, mclaren, секунд

Читайте также: В ноябре главный гоночный инженер Williams Роб Смедли объявил об уходе из команды. Сегодня на базе в Гроуве прошел последний рабочий день Роба, а в Williams устроили проводы... Технический директор Williams подарил Робу гоночный комбинезон Фелипе Массы, подписанный сотрудниками команды. Жест по своему символичный, ведь именно вслед за бразильцем Смедли перешел из Ferrari в Williams в 2014 году. Пока неизвестно, чем займется Смедли в будущем, но сам он говорил, что не намерен терять связь с Формулой 1. По одной из версий Роб вернется в Ferrari, где получит должность руководителя отдела развития. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Сало: Я не беспокоюсь за будущее Сироткина

Расселл: Вместе с Кубицей будем помогать команде

PKN Orlen – новый партнёр Williams

Расселл: Сложно сравнивать Williams с другими машинами

Марк Хьюз о Сергее Сироткине

Уильямс: Бюджет команды будет таким же, как в 2018-м

Контракт с Кубицей принесет Williams 10 млн. евро

Роберт Кубица: Я уже принял решение

В Williams подпишут контракт с Кубицей до конца недели?

В Williams почтят память погибших военнослужащих