Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В случае удачного выступления в Монако Льюис Хэмилтон может сравняться по числу поулов с Айртоном Сенной и выйти в лидеры чемпионата. Однако удастся ли ему это сделать – большой вопрос, ведь трасса не слишком подходит его машине...

Вопрос: Не секрет, что гонка в Монако – нечто совершенно особое для любого пилота. Но с годами это чувство притупляется?
Льюис Хэмилтон: Нет, определённо нет. Каждый год приезжая сюда испытываешь совершенно невероятные чувства, думая о том, что лишь немногие из нас получают возможность принять участие в этой гонке. Приятно и то, что я здесь живу, и потому часто вижу это место. Чувство новизны тут не притупляется. Я совершаю пробежки вокруг трассы, иногда вожу тут машину или мотоцикл. Но каждый раз, когда это происходит, мне трудно себе представить, что где-то здесь мы будем проезжать на скорости 300 км/ч. Это делают только 20 гонщиков на планете, и это очень круто. Меня воодушевляет этот Гран При каждый год. Мы могли бы гоняться здесь каждый уик-энд, и всё равно это было бы великолепно.

Вопрос: Но в этом году перед вами ещё более сложная задача, ведь машины стали быстрее и шире.
Льюис Хэмилтон: Трудно сказать, насколько задача стала сложнее. Она всегда сложна, каждый раз, когда мы сюда приезжаем. Например, в этом году у нас более жёсткие шины, и нужно заставить их работать. Я не узнаю, насколько трудно это сделать, пока завтра не сяду в машину, но в любом случае, каждый раз, когда вы приезжаете сюда, нужно ожидать, что придётся решать самую сложную задачу в своей жизни. Каждый год что-то происходит – меняется погода, поведение шин, настройки, много всего может произойти, и вы должны всегда оставаться готовыми среагировать на это.

Вопрос: Вы очень трогательно говорили о том, как сильно задела вас новость о взрыве в Манчестере. Как долго вы будете держать это в своей голове?
Льюис Хэмилтон: Я знаю, что все чувствую то же, что и я, но как я написал на днях в соцсети, тяжело думать, в насколько безумном мире мы живём. В 2017-м мы увидели уже много смертей. Мир так прекрасен, но вокруг постоянно происходят ужасные вещи. Я просто размышлял после инцидента в Манчестере, что подобное может произойти где угодно.

Можем ли мы чувствовать себя в безопасности? В безопасности ли наши семьи? Это определённо вызывает у меня беспокойство. Я даже представить себе не могу, что чувствуют те, кто потерял близких. Но я должен постараться разделить это с ними, приложить максимум усилий в этот уик-энд, и постараться сделать что-то позитивное, потому что я знаю, что многие люди в этом нуждаются.

Вопрос: История ваших выступлений в Монако полна чёрных и белых полос – вы дважды побеждали, но потеряли несколько гонок, в которых должны были победить...
Льюис Хэмилтон: Я не раз упускал здесь победу, когда имел достаточно хороший темп, чтобы финишировать первым. Это лишний раз доказывает, что гонка в Монако для меня... не ахиллесова пята, а своего рода единорог. Ты пытаешься его поймать, но он всегда ускользает от тебя. Так что да, я бы сказал, что было, по меньшей мере, два, может быть три случая, когда я должен был победить, но что-то шло не так.

Тем не менее, я благодарен и за то, что имею. Не так много людей на планете могут сказать, что у них на счету победа на Гран При Монако. Особенно если вспомнить, как были одержаны две эти победы, в 2008-м и 2016-м. Иногда количество – это ещё не всё. Это были по-настоящему качественные гонки, в которых я действительно зарабатывал свою победу, и я горжусь ими. Но, конечно, хочу выиграть ещё.

Вопрос: Борьба за лидерство очень плотная, пока никому не удалось выиграть две гонки подряд в этом году. Если у вас получится, это станет ударом для ваших соперников?
Льюис Хэмилтон: На мой взгляд, ещё слишком рано думать о подобных вещах. Конечно, так как сейчас я не первый в личном зачёте, моя цель в этот уик-энд – победить, тогда я бы смог уехать отсюда лидером чемпионата. Но сражение будет жёстким от начала и до конца, так что самое главное – стабильность. До сих пор я был относительно стабилен – за исключением гонки в Сочи, конечно. Но этот уик-энд будет тяжёлым.

Я не знаю, как будет выглядеть наша машина... Мы были быстры на последнем секторе в Барселоне, на медленной секции, но значит ли это, что мы будем быстры и здесь? Или, учитывая, что у нас длинное шасси, мы столкнёмся со сложностями? Пилотам Ferrari немного легче заставить работать свои шины, но значит ли это, что у нас проблемы в этот уик-энд? Я узнаю об этом завтра.

Вопрос: Что в Феттеле производит на вас самое большое впечатление?
Льюис Хэмилтон: В настоящий момент – его машина! (смеётся) Нет, конечно, я восхищаюсь его темпом, скоростью и талантом, именно поэтому сражение с ним доставляет мне такое удовольствие. Но его машина тоже выглядит потрясающе.

Вопрос: В этот уик-энд вы можете сравняться с Сенной по числу поулов, причём сделать это в Монако. Вы задумываетесь об этом?
Льюис Хэмилтон: Перед этим уик-эндом мне трудно поверить, что всё это происходит на самом деле. Возвращаясь домой, я часто пересматриваю старые видео, гонки Айртона, смотрю записи с камеры на его машине в Монако, то, как он проходит туннель, и мне удивительно думать, что это то, что я сам делаю сейчас каждый год. Что ещё более важно – теперь я могу сравняться с ним по числу поулов, и поверить в это ещё сложнее.

Я очень горд, что это происходит, и что я оказался среди таких великих людей, но не чувствую какого-то особого давления в связи с этим. Если это случится в этот уик-энд – значит, случится, если нет – то нет. В какой-то момент я заработаю ещё один поул. Я буду продолжать атаковать, и мне очень приятно думать о том, чего достигли я и моя семья за время выступлений.

Вопрос: После победы в Барселоне вы сказали, что сражение с Феттелем получилось одним из самых безумных...
Льюис Хэмилтон: Насколько я помню, я сказал «одно из самых захватывающих». Вероятно, самым захватывающим был 2008 год, а также начало этого сезона, так как мы соперничаем с другой командой. Борьба с соперниками из других команд воодушевляет гораздо больше, вся команда испытывает гораздо более сильные эмоции.

За пять лет, что я выступаю за эту команду, я никогда не видел в ней столько страсти. Стоя на подиуме прошлой гонки, я чувствовал энергию своей команды, по которой скучал, по которой и вся команда, вероятно, скучала всё это время. На мой взгляд, это хорошо для спорта и болельщиков. Все, кого я встречаю, рассказывают мне, как впечатлила их последняя гонка. Я посмотрел наиболее яркие моменты гонки и тоже это почувствовал, так что давайте надеяться, что всё так и будет продолжаться, потому что это именно то, каким должен быть автоспорт.

Вопрос: Сенна назвал свой квалификационный круг в Монако 1988 года «потусторонним». Вы можете описать, что чувствуете?
Льюис Хэмилтон: На самом деле я думаю, что Айртон хорошо умел обходиться со словами. В этом он немного похож на Мохаммеда Али. Мохаммед всегда знал, что надо сказать, и знал, что все это проглотят! Я думаю, что Айртон делал так же, потому что я знаю, что в действительности не существует такой вещи, как идеальный круг. Ты всегда можешь прибавить. Конечно, это невероятное чувство, когда ты подбираешься близко к пределу, к грани возможного, и мы пытаемся сделать это каждый год. Но достичь её здесь мне никогда не удавалось.

У меня были очень хорошие круги в Монако, я чувствовал, что подошёл очень близко, но как я уже сказал, всегда можно прибавить. Можно отыграть ещё несколько миллиметров тут и там – этим и хорош спорт. Если бы можно было проехать круг идеально, то что делать затем? Дальше ничего нет. Мне нравится эта постоянная гонка за идеалом, всё новые и новые задачи. Твоя цель постоянно от тебя ускользает, ты можешь дотронуться до неё лишь на доли секунды, после чего она вновь оказывается где-то в другом месте. Это именно то, что я люблю в гонках.

Вопрос: Ваше великолепное сражение в Испании началось с того, что Феттель опередил вас на старте – за счёт того, что в Ferrari скопировали вашу технику старта. Вы потеряли преимущество в этой области?
Льюис Хэмилтон: Я не знаю, потеряли ли мы его. Это всего лишь одна гонка. Если посмотреть нашу совокупную статистику с Валттери, то пока в этом сезоне по стартам мы лучшие. Мы усиленно работали над ними, так как в прошлом году это было нашим слабым местом, особенно у меня. На настоящий момент мы впереди, мы измеряем преимущество в метрах.

Как команда мы лидируем, но, конечно, в прошлой гонке в этой области Ferrari оказалась немного сильнее. Но Ferrari всегда сильна, за последние 10 лет они были очень, очень хороши на стартах. В этом нет ничего нового. В нынешнем году мы заметно прибавили, и даже прошлый старт, который мы внимательно изучили, нам в этом поможет. Нас ждёт постоянное сражение, потому что мы делаем всё, что в наших силах. Однако последняя гонка показала, что старт – это ещё не всё.

Вопрос: До сих пор ваша машина уступала в управляемости Ferrari. В Монако это очень важный фактор, насколько большого прогресса удалось добиться?
Льюис Хэмилтон: На самом деле после предыдущей гонки мало что изменилось. Мне нравится, что этой машиной трудно управлять. Это похоже на укрощение – не родео, а именно когда человек запрыгивает на быка или лошадь, чтобы их укротить. Такое же чувство ты испытываешь, когда садишься в эту машину. Это нелегко, но задача интересная.

У меня были в прошлом машины, которые лучше управлялись, их было намного легче настраивать. Но мне нравятся сложные задачи. Это заставляет меня и моих инженеров работать на пределе, действовать ещё точнее, ещё тщательнее продумывать решения и выбирать направления, в которых мы двигаемся. И мне приходится работать гораздо напряжённее, чтобы добиться баланса машины, что вы могли слышать благодаря радиообмену в последней гонке. Это часть нашего спорта. Но по ходу года машина прогрессирует, мы всё лучше её понимаем, лучше разбираемся в шинах, вносим улучшения, и к концу года машиной наверняка будет проще управлять.

Источник: F1News

Среда 24 Мая 2017 23:10
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: хэмилтон, льюис, монако, каждый

Читайте также: Недавно FIA огласила список обновлений в техническом регламенте Формулы 1 на сезон 2019 года. Большинство из них больше интересны инженерам, но как минимум одно правило непосредственно касается пилотов. Начиная со следующего сезона, минимальный вес гонщика с сидением будет равен 80 кг. Это сделано для того, чтобы ограничить «гонку диет» среди гонщиков, и немного выровнять шансы высоких и невысоких пилотов. На пресс-конференции в Остине гонщики поделились своим мнением о нововведении. Роман Грожан: «На мой взгляд, не было ничего замечательного в том, что мы вынуждены были морить себя голодом, и не есть столько, сколько хочется. Было бы здорово набрать несколько килограммов. Команде будет не так просто со всем этим справиться, теперь нужно, чтобы гонщик и сидение вместе весили 80 кг. Но с другой стороны, это сделает нашу жизнь намного лучше». Даниэль Риккардо: «Многие гонщики вынуждены чуть ли не голодать во время уик-энда, а на тренировках им приходится ограничивать силовые упражнения, чтобы не набрать массу. Предложенная мера позволит нам активнее тренироваться и больше есть, но это не означает, что у нас появятся пивные животы – мы просто станем сильнее, а это к лучшему». Льюис Хэмилтон: «На самом деле, мы всегда тратили немало сил на поддержание физической формы и тщательно следили за тем, чтобы не набрать вес. Теперь мы сможем позволить себе больше блинчиков! Шучу, мы сможем активнее готовиться к новому сезону и станем немного сильнее. Ну а для рослых гонщиков, кто и сейчас с трудом укладывается в 80 килограммов, новые правила в принципе ничего не меняют». Фернандо Алонсо нововведение не...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Хэмилтон: Я чувствую себя очень уверенно

Хэмилтон: Мы принимали правильные решения

Хэмилтон: Это самый странный день в моей карьере

Льюис Хэмилтон: Валттери поступил как джентльмен

Льюис Хэмилтон: Я рад, что мы стартуем с первого ряда

Льюис Хэмилтон: Команда продолжает готовить новинки

Льюис Хэмилтон: Моё имя – это бренд

Льюис Хэмилтон: Я потерял пару килограммов!

Льюис Хэмилтон: Подход остаётся прежним

Льюис Хэмилтон полемизирует с болельщиками