Привет и славному городу Феърфилд от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Гонка #65: 19 января 1958 года. Гран При Аргентина. Буэнос-Айрес
Поул Хуан-Мануэль Фанхио (Maserati) – 1:42,0 (138,071 км/ч)
Лучший круг Хуан-Мануэль Фанхио (Maserati) – 1:41,8 (138,342 км/ч)
Победитель Стирлинг Мосс (Cooper) – 2:19:33,7 (134,547 км/ч)

В сезоне 1958 года в чемпионате мира произошли большие перемены. Самое известное сегодня изменение – введение Кубка конструкторов, хотя тогда это мало на что повлияло. Куда большее значение имело то, что перед началом сезона было принято решение не начислять очки гонщикам, сменившим напарника за рулём шасси по ходу гонки – раньше в таком случае они делили заработанные очки, теперь же все очки в любом случае получал тот, кто на машине стартовал. Это сделало подобные замены пилотов бессмысленными, хотя формально они не были запрещены и в последующее десятилетие несколько раз гонщики всё же садились за руль чужих машин.

Изменился и качественный состав участников. Почти все пятидесятые в Формуле 1 доминировали заводские команды – Alfa Romeo, Ferrari, Maserati, Mercedes… С ними пытались соперничать независимые команды, в первую очередь британские BRM, Vanwall и Cooper, строившие собственные шасси. Были и клиентские частные команды, просто покупавшие готовые машины у производителей, но они не могли конкурировать в скорости с лидерами. К 1958-му году всё изменилось – «частники» всё ближе подбирались к первым местам. В Аргентине заводская команда была лишь одна – Ferrari, выставившая на старт три машины. Все остальные места в заявочном листе занимали частники.

Независимых команд не было вовсе. Дело в том, что в техническом регламенте произошли некоторые перемены. Самым важным стал запрет на использование спиртовых смесей в качестве топлива – теперь в баки можно было заливать только обычный бензин. Это небольшое, на первый взгляд, изменение привело к весьма значительным последствиям – ведь нельзя просто залить в мотор, работающий на этаноле, бензин, требуется провести адаптацию основных узлов двигателя.

Сезон начинался в Аргентине, уже в январе, и не все успели вовремя подготовить новую машину. Команды Vanwall и BRM пропустили первый этап сезона. Cooper тоже не приехала, и единственное шасси этой марки было заявлено за Rob Walker Racing – его пилотировал Стирлинг Мосс, имевший контракт с Vanwall, но не захотевший упускать шанс заработать очки. Кроме того, чемпионат покинула заводская команда Maserati. В результате в Гран При принимали участие всего 10 пилотов – наименьшее число за всю историю чемпионатов мира.

Главный местный герой, Хуан-Мануэль Фанхио, победитель четырёх последних чемпионатов и четырёх последних Гран При Аргентины, в конце 1957-го объявил о завершении карьеры. Но на домашнюю гонку он всё же приехал, выйдя на старт уже на частной Maserati. Главными фаворитами в таких условиях оказались гонщики Ferrari – они были единственными, кто выступал на новых машинах, Ferrari Dino 246F1.

Казалось, всё это делает гонщиков Скудерии безоговорочными фаворитами Гран При, но у Фанхио на этот счёт было своё мнение. Великий аргентинец даже на старой Maserati без заводской поддержки навязал Ferrari серьёзнейшую конкуренцию в квалификации, и в итоге именно он завоевал поул! В то время как Майк Хоторн и Питер Коллинз на Ferrari смогли проехать круг по автодрому в Буэнос-Айресе за 1:42,6, на десятую быстрее Жана Бера на ещё одной частой Maserati, Маэстро справился с этой задачей за 1:42,0! Это был 29-й поул в карьере Фанхио – и последний. Его рекорд был побит Джимом Кларком только в 1967 году. Кроме того, этот поул оказался 10-м и последним для шасси Maserati.

Однако поул – это одно, а победа – совсем другое. В те времена гонки были гораздо длиннее нынешних, да и техника ломалась чаще. Перед сезоном 1958 года вступили в силу поправки, уменьшающие минимальную дистанцию гонки с 400 до 300 км, а минимальную продолжительность – с трёх до двух часов. Тем не менее, планировалось, что по трассе в Буэнос-Айресе гонщики проедут 400 км.

Но уже в воскресенье в эти планы пришлось внести изменения. Из-за ужасающей жары проезжать полную дистанцию, 102 круга, было слишком опасно, и гонку сократили до 80 кругов – или 313 км. В каком-то смысле это было на руку Ferrari – никто не знал, насколько надёжными окажутся их новые машины. Могло немного помочь сокращение дистанции и аргентинскому ветерану, Фанхио, хотя он в подобных условиях чувствовал себя, как рыба в воде.

А вот для Стирлинга Мосса, казалось, мало что поменялось. Его Cooper T43 c двухлитровым мотором Climax не хватало скорости, чтобы соперничать с 2,5-литровыми машинами. Да и сама модель T43 хотя и была революционной, с центральным расположением двигателя, высокой скоростью не отличалась, и в Cooper уже на следующем Гран При планировали заменить её на T45. В квалификации Мосс показал лишь седьмое время, уступив Фанхио на коротком четырёхкилометровом круге две секунды.

Была у команды и ещё одна проблема – каждое колесо на Cooper крепилось четырьмя гайками, а не одной. Это значило, что на смену колёс у команды должно было уйти, по меньшей мере, две с половиной минуты. Тогда как остальные команды справлялись за 30 секунд. Казалось, это лишает Мосса шансов на успех, но, в конечном счёте, именно это подарило ему победу.

Понимая, что пит-стоп будет слишком долгим, чтобы претендовать на высокий результат, и узнав, что дистанция гонки сокращена, в Rob Walker Racing решили рискнуть, и не менять шины вовсе. Риск был большим – резина могла не выдержать в любой момент, а в те времена это могло стоить гонщику жизни. Но для Мосса это был единственный шанс на успех. Для отвода глаз перед стартом в команде громко жаловались, что из-за неизбежного пит-стопа потеряют слишком много времени, поэтому вряд ли могут на что-то претендовать. При этом речь шла даже не о шансах на победу, а о возможности просто заработать очки.

На старте лидерство захватил Жан Бера на частном Maserati, но его быстро опередил Хоторн. На третье место неожиданно вырвался Мосс, в то время как на Ferrari Коллинза сломалась задняя ось, и Питеру пришлось сойти. Но уже на третьем круге Мосса опередил Фанхио, а затем и Луиджи Муссо на Ferrari. Гонка постепенно входила в обычное русло – на 10-м круге, после продолжительного сражения с Хоторном, Фанхио вышел вперёд, что вызвало ликование на трибунах. Но впереди было ещё 70 кругов.

Уже в районе 20-го круга участники начали один за другим заезжать в боксы для замены шин. Благодаря этому Мосс поднялся сначала на третье место, потом на второе. На 35-м круге остановился Фанхио – и Стирлинг вышел в лидеры. Вторым ехал Жан Бера, и именно он считался одним из главных претендентов на победу. По поводу Мосса фавориты особенно не волновались – ведь ему ещё предстояло останавливаться. Тем более, что у лидеров были и другие темы для переживаний – из-за жары машины с передним расположением двигателей начали испытывать серьёзные проблемы с перегревом.

На 49 круге Бера попытался атаковать Мосса, но допустил ошибку. Его развернуло, и француз потерял сразу ряд позиций. На второе место вышел Муссо, которого преследовал Фанхио, однако у великого аргентинца двигатель перегревался особенно интенсивно, так что ему пришлось сбавить темп и пропустить Хоторна. Муссо спокойно следовал на некотором отдалении от Мосса, даже не пытаясь его прессинговать, и ожидая пит-стопа. В качестве подтверждения верности его стратегии механики Rob Walker Racing вышли из боксов на пит-лейн и начали готовиться к замене шин на машине своего гонщика…

На 60-м круге Мосс опережал Муссо на 33 секунды – чего, конечно, не хватило бы даже на самый быстрый пит-стоп. Но останавливаться он не собирался. Когда в Ferrari поняли, что происходит, до финиша оставалось всего лишь 10 кругов. Муссо и Хоторн попытались взвинтить темп и настичь лидера, но время было упущено. Мосс ехал очень осторожно, шины на его Cooper были изношены до предела, но темпа Стирлинга хватило, чтобы оставаться впереди до самого финиша.

Отмашку клетчатым флагом британец увидел всего на две секунды раньше Муссо. Ещё одна Ferrari, Майка Хоторна, финишировала третьей. Фанхио добрался до финиша на четвёртом месте – проблемы с двигателем не позволили ему подняться выше, но за ним оказался рекордный 23-й лучший круг в гонке.

Успех Мосса стал настоящей сенсацией. Это была первая победа машины с задним расположением двигателя, первая победа шасси Cooper и мотора Climax, и одновременно – первая победа частной команды. А кроме того – последняя победа шин Continental, и роль этих шин в победе трудно переоценить. При том, что Мосс был единственным пилотом, использовавшим резину Continental в гонке.

Источник: F1News

Понедельник 12 Декабря 2016 23:05
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: фанхио, ferrari, maserati, cooper

Читайте также: Даниэль Риккардо вёл переговоры с Ferrari, многие были уверены, что Скудерия возьмёт к себе быстрого и харизматичного австралийского гонщика. Но в качестве замены для Себастьяна Феттеля в Ferrari предпочли Карлоса Сайнса. Другой австралиец, бывший гонщик Формулы 1 и комментатор Channel 4 Марк Уэббер считает, что в Ferrari Карлосу будет непросто… Марк Уэббер: «Я был очень удивлён [когда в Ferrari объявили о контракте с Сайнсом]. Даниэль был самым очевидным кандидатом, мы все это обсуждали, все считали, что с точки зрения авторитета, побед в гонках и отсутствия контракта он – лучший выбор. Карлос очень серьёзный и профессиональный. Он хорошо вписывается в бренд и будет классно выглядеть в Ferrari, но мне кажется, что там ему будет слишком жарко. Переход в Скудерию станет для него слишком большим шагом, да и Шарль – очень сильный соперник. Так что я был удивлён. Но в Формуле 1 полно таких загадок». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Мартин Брандл о предстоящем сезоне

Феттель: Австрийскую трассу можно сравнить с каруселью

Хельмут Марко: Феттель утратил веру в Ferrari

Брандл: Льюису стоило бы рассмотреть вариант с Ferrari

Феттель: Я бы предпочёл выступать перед болельщиками

У Ferrari практически не будет новинок в Австрии

Италия'61:Трагедия и триумф

В Ferrari подтвердили состав на виртуальный Ле-Ман

В Ferrari подарили Кими Райкконену его машину 2018 года

Доменикали: Для Ferrari интересы Ф1 важнее собственных