Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Отнюдь не все пилоты топ-уровня могут похвастаться тем, что в их карьере был год, когда они совершили настоящий прорыв, ворвавшись в элиту автоспорта. Прошлый год вполне можно назвать таковым для Даниэля Риккардо. А ровно за четверть века до этого Жан Алези при непосредственном участии Эдди Джордана и Кена Тиррела совершил резкое восхождение на вершину спорта, буквально впорхнув в гонки Гран При и прочно в них закрепившись на долгие годы.

Неужели действительно прошло уже столько времени?

«Да, я легко могу предположить, что это было 25 лет назад, - отозвался француз, - ведь сейчас в гонках участвует мой сын, а я лишь наблюдаю за происходящим со стороны.

Но когда у вас появляется шанс, упускать его никак нельзя! В 1989 году мне такой шанс предоставился - сначала в Ф3000, а затем и в Ф1, и я сделал все, чтобы его не упустить».

Вот как это было…

Удивительная история Алези 1989 года на самом деле началась за год до того, в Макао. Француз использовал любую возможность, чтобы спасти свою дальнейшую карьеру после неудачного сезона в Ф3000, на протяжении которого он лишь раз поднялся на подиум в По.

В итоге сезон для Жана завершился размолвкой со своим гоночным инженером, который тогда же в интервью AUTOSPORT признался, что тому, кто в будущем будет работать с этим гонщиком, неплохо бы иметь докторскую степень по психологии.

Сам Алези, годом ранее праздновавший триумф во французском первенстве Ф3, так отозвался о неудачах сезона-1988: «Это был ужасный момент в моей карьере. При этом в Макао все шло довольно неплохо, пока я не проколол колесо. Это было очень не кстати, ведь на тот момент я лидировал в гонке, а в итоге финишировал на трех колесах лишь 11-м.

К счастью, на том этапе присутствовал Эдди Джордан - и он остался очень впечатлен моей работой. После гонки он подошел к моему брату Жозе [выполнявшему функции менеджера Жана] и спросил, свободен ли я на следующий сезон. Мы тут же заключили соглашение, и моя карьера была спасена».

В спортивных альманахах говорится о том, что чемпионский титул 1989 года серии Ф3000, проводившейся под эгидой FIA, поделили между собой Жан Алези и его соотечественник Эрик Кома, набравшие равное количество очков. На самом же деле Эрику удалось сравняться с Жаном только благодаря победе на финальном этапе чемпионата в Дижоне, где Алези отсутствовал. В тот уик-энд он принимал участие в японском Гран При, поскольку в Ф3000, где он защищал цвета команды Eddie Jordan Racing, в его активе было уже три победы, и титул он упустить уже не мог.

«Знаете, мне все равно, - сказал француз. - Я завоевал тот титул для Эдди и для себя лично. В одной из двух гонок, когда Кома одержал победу, я просто не поехал».

Но тот сезон начался для Жана не с европейского, а с японского отрезка. Алези принял участие в первых гонках сезона островного первенства Ф3000 в составе команды Kygnus Konen, но совершенно неконкурентоспособная резина Yokohama не позволила ему на равных бороться с лидерами. В то же время он начал общаться с гоночным инженером Полом Кросби - человеком, которого ему явно не хватало за год до этого.

«Пол внес огромный вклад в мои успехи, - вспоминает Алези. - Мы с ним отлично ладили, к тому же, он великолепно понимал мой стиль пилотирования. Несмотря на недостатки резины, мы здорово сработались и продолжили взаимодействовать и дальше.

Во многом именно этим можно объяснить мой успех в европейской части сезона».

А успех действительно был потрясающим! Жан одержал три победы - две из которых на городских трассах в По и Бирмингеме, а одну - на скоростном автодроме Спа.

«За рулем я всегда полагался на свои инстинкты, а не на накат бесконечного количества кругов, - продолжил француз. - К тому же, я действительно любил гоняться и мог показывать скорость на совершенно разных трассах.

Я буквально жил ради гонок - и мне было совершенно безразлично, где сражаться - в Спа, Сильверстоуне или Монце. Да где угодно! Когда я понимал поведение машины, меня было не остановить».

В наши дни такое бывает редко, но четверть века назад Жан Алези буквально в мгновение ока ворвался в Формулу 1 - и не последнюю роль в его продвижении сыграли… сигареты.

Прежний пилот команды Микеле Альборето расстался с Кеном Тиррелом накануне французского этапа чемпионата по причине разногласий между персональным спонсором гонщика - табачной компанией Marlboro - и новым партнером Кена - фирмой Camel.

Несмотря на успехи по ходу сезона, итальянцу пришлось освободить место в кокпите Tyrrell 018.

А поскольку Мартин Доннелли уже был заявлен в команде Arrows на замену получившему травму Дереку Уорвику, Тиррел вынужден был обратиться за помощью и советом к Эдди Джордану.

«Это было совершенно спонтанное действие, - вспоминает Алези. - Помню, я ездил на тестах Ф3000 в Монце. Мобильников тогда еще не было, и я получил сообщение по факсу от Эдди: "Поторапливайся! Сегодня тебе уже нужно быть на базе Tyrrell".

Я перезвонил ему и спросил, что за шутки. У меня ведь физически не было времени, чтобы добраться до их базы. "Делай, что хочешь, но ты должен там быть!" - таким был его ответ. Я прыгнул в машину и помчался из Монцы в Авиньон. Там я подхватил брата, и уже на следующий день - в среду - мы подписывали контракт на базе команды».

Поначалу технические руководители коллектива Жан-Клод Мижо и Харви Постлтуэйт, придя на базу, не поняли, что за тип разговаривает с их механиками.

«Харви спросил: "Может, ты и есть Жан Алези?", - вспоминает француз. - После моего кивка он сказал: "Ну, приятно познакомиться, располагайся". Это были отличные парни, я с первых же мгновений почувствовал себя очень комфортно».

В тот день Жан подписал контракт с командой на одну гонку, а уже через 24 часа ему предстояло сесть за руль машины и отправиться в бой совершенно без практики управления автомобилем Ф1.

Он был таким скромным и застенчивым, что даже стеснялся попросить механиков изменить настройки машины, которые использовал Альборето. Но были и другие неудобства…

«В те времена Эдди был не менее сумасшедшим, чем сейчас, - продолжает вспоминать Алези. - Он столько всего наговорил про меня Кену. Что я, мол, такой сверхбыстрый, и что я буду бороться с лидерами. Я не выдержал и сказал ему: "Эдди, да заткнись уже, ты ставишь меня в неловкое положение. Ты ведь все-таки разговариваешь с Кеном Тиррелом!" Тогда Кен был очень популярен во Франции из-за его связей с компанией Elf. И я осознавал всю важность этой фигуры.

Затем - непосредственно перед уик-эндом - Эдди поспорил с Тиррелом на то, что я финиширую в гонке выше напарника по команде, коим был Джонатан Палмер. И снова Эдди был в своем репертуаре, ведь он это сделал прямо на глазах у Джонатана».

Таким образом, парню, шлем которого был раскрашен в память об Элио де Анджелисе, предстояло дебютировать в Ф1 на трассе, которая тремя годами ранее забрала жизнь героя его детства.

Для начала Жану предстояло проехать серию отрезков по пять кругов для ознакомления с машиной. Однако уже через десять кругов он понял, что настройки сиденья Альборето ему совершенно не подходят - каждое движение отдавалось болью в спине. В итоге инженерам пришлось срочно менять посадку.

Перед квалификацией Мижо предупредил Жана: «Знаешь, парень, сегодня некоторые гонщики не смогут даже квалифицироваться для участия в гонке. Если ты окажешься в их числе, о дальнейшем контракте с командой можешь забыть».

«Я ответил: "Жан-Клод, мы с вами не очень хорошо знакомы, но я постараюсь показать вам все, на что я способен", - вспоминает француз. - Днем я выехал на трассу и сразу показал седьмой результат. Все были счастливы».

Во второй части квалификации, которая проходила днем позже, Жану помешал трафик, и в итоге он вынужден был стартовать в гонке с далекой 16-й позиции. Однако именно это, вероятно, спасло его от попадания в серьезную аварию в первом повороте трассы, когда Маурисио Гужельмин подлетел в воздух, внеся в пелотон суматоху и вызвав появление красных флагов.

Обеспокоило ли это Алези?

«Нет, ничуть, - ответил он. - В Ф3000 подобное случалось сплошь и рядом. Больше меня удивило то, что ничего подобного не произошло во время рестарта». После приведения в порядок крепления руля, которое разболталось в результате проезда по обломкам, Жан продемонстрировал всем один из самых драматичных и захватывающих дебютов в истории Больших Призов.

«Машина вела себя просто великолепно, - продолжает вспоминать гонщик, - с балансом не было никаких проблем. Я не допускал ошибок и концентрировался на каждом отдельном круге, к тому же, мне удавалось хорошо экономить резину. Все соперники страдали от сильного износа шин, а у меня все было в порядке.

Я проехал очень длинный первый отрезок гонки, что позволило мне выйти на второе место вслед за Аленом Простом на McLaren. И дальше все сложилось замечательно - в результате мне удалось в первой же гонке приехать к финишу четвертым - и абсолютно без тестов. Это было здорово!

К тому же, я впервые почувствовал, что такое пит-стопы в Ф1. В то время никаких ограничителей скорости не было, и очень непросто было все контролировать и при этом остановиться прямо перед своими механиками».

Таким образом, стартовал в той знаменитой гонке новичок, а к финишу приехал герой национального масштаба.

«Когда я вернулся в боксы, там было невероятное скопление журналистов - в тот момент я осознал, что теперь я в автоспорте. Мне это было по душе».

После успеха во Франции времени на празднования у Алези не было, поскольку уже через неделю стартовал Гран При Британии. Но был еще один забавный эпизод…

«У меня на тот момент не было контракта, - вспоминает Алези, - и Эдди сам быстренько подсуетился. На него так забавно было смотреть, он сам все для меня сделал - продлил мое соглашение с Кеном на окончание того сезона и весь следующий. Мне даже делать ничего не нужно было».

Британская гонка завершилась для него сходом с дистанции, зато на следующих этапах в Монце и Хересе Жан смог заработать очки.

«Машина у команды была просто великолепная, - продолжил француз, - чего нельзя было сказать о 8-цилиндровом двигателе Cosworth - мощности ему явно не хватало. Но в каждой гонке я чувствовал, что могу финишировать в первой шестерке.

Положительной стороной использования этого двигателя было то, что он потреблял куда меньше топлива, чем V10 и V12, что также отлично сказывалось на балансе шасси. Экономия топлива всегда играла важную роль - и даже в Монце обходиться меньшим количеством горючего было не менее важно, чем штамповать быстрые круги».

По итогам сезона-1989 Жан Алези занял девятое место в личном зачете чемпионата, несмотря на то, что принял участие лишь в восьми гонках, пропустив при этом финальные этапы в Бельгии и Португалии из-за занятости в Ф3000.

«Я сказал Эдди: "Спасибо за все, приятель, но сейчас я уже в Формуле 1, мне не нужны никакие Ф3000!", - вспоминает Жан, - на что он ответил: "Нет, парень, так дела не делаются. Ты завершишь чемпионат в Ф3000 и непременно выиграешь. Иначе в Ф1 не поедешь".

Пришлось сделать так, как он просит».

Помимо участия в сериях Ф3000 (включая этапы японского первенства) и Ф1, Алези также успел провести свое дебютное выступление в суточном марафоне в Ле-Мане и посетить одну заокеанскую гонку чемпионата IMSA GT.

На кольце Сартэ француз составил компанию Уиллу Хою и пилоту IndyCar Доминику Добсону за рулем Porsche 962 коллектива Team Schuppan.

«Это не самые приятные воспоминания, - отметил Жан. - На длинных прямых, которыми славится трасса, ту машину просто невозможно было удержать под контролем. Я совершенно не понимал поведение автомобиля».

Но долго мучиться не пришлось - в субботу вечером экипаж сошел с дистанции из-за возгорания в турбине, когда за рулем был Добсон.

«Все машины Porsche той серии обладали этим дефектом, - продолжил Алези. - Горели они за милую душу».

В то же время французу очень по душе пришлась F40, которую он пилотировал на американском этапе серии IMSA GT в Лагуне-Сека, выступая за команду Ferrari France. На протяжении шести кругов Алези лидировал в борьбе с Audi Хёрли Хейвуда и Ханса Штука, но проблемы с резиной не позволили ему успешно выступить.

«Я обожал ту машину, - отозвался Жан. - Колеса шли в пробуксовку, постоянно чувствовалась избыточная поворачиваемость - все как я люблю».

Эта история известна далеко не всем. Если бы Алези перешел в 1991 году в команду Williams, а не присоединился в Ferrari к Алену Просту, кто знает, вероятно, годом позже именно он мог стать чемпионом мира, а не Найджел Мэнселл.

«В Williams в то время наметился серьезный прогресс, - вспоминает француз. - Мне очень хотелось гоняться за них и продолжать учиться. Я выстроил в голове полную схему - сезон-1990 я доезжаю в Tyrrell, а со следующего года перееду в Гроув.

В результате я даже подписал контракт с командой сроком на три года. В коллективе планировали объявить о моем переходе в июле 1990-го на автодроме имени Поля Рикара, но затянули с этим до сентября.

Однако и тогда подтверждения не последовало. К тому времени в Ferrari уже начали на меня давить. Я сказал Фрэнку [Уильямсу]: "Если вы не анонсируете мой переход перед гонкой в Сильверстоуне, я уйду в Ferrari".

Но Фрэнк хотел подождать и посмотреть, сможет ли он переманить в свою команду [Айртона] Сенну. Мы поговорили с ним с глазу на глаз. Это долгая история, но я знаю, что все было бы в порядке, если бы я поехал за Williams. Я понимаю, сейчас легко говорить, что и как было бы, если бы...»

Источник: Autosport.com.ru

Пятница 09 Января 2015 20:14
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: алези, француз, вспоминает, совершенно

Читайте также: В минувшее воскресенье команды решили отказаться от нового формата квалификации, вызвавшего столько критики. Однако бывший гонщик Формулы 1 Жан Алези считает, что эта ситуация в очередной раз доказывает, что Формуле 1 нужна диктатура – только так можно правильно управлять спортом. Жан Алези: «Лично мне понравилась квалификация. Возможно, нужно было изменить третью часть сессии, но полностью вернуть старый формат, по-моему, смешно. Я большой поклонник Берни Экклстоуна, но ещё больше мне нравится Жан Тодт. Они стараются найти способы добиться, чтобы интерес к Формуле 1 был столь же высоким, сколь высоки скорости этих машин, но, увы, им приходится считаться с позицией руководителей команд. Недовольные есть всегда, и мне кажется, именно такие люди наносят вред автоспорту. К сожалению, в этом спорте нужна диктатура. Кое-что работало несколько лет назад, но сейчас это уже не работает. Почему? Потому что у всех есть право высказать своё мнение, и в основном все заботятся только о собственных интересах». Комментируя итоги первой гонки сезона, француз добавил, что многого ждет от Ferrari: «У них быстрая машина. Оказавшись в лидерах, Себастьян без проблем удерживал свою позицию. Нельзя забывать, что в прошлогоднем Гран При Австралии Mercedes разгромила Ferrari, а вчера Себастьян Феттель проиграл им 9 секунд и упустил победу только из-за ошибки в стратегии. Мне кажется, это говорит о том, что нас ждет потрясающее продолжение сезона. Будет интересно, ведь Ferrari конкурентоспособна. Я рад за них. Кими тоже участвовал в борьбе, пока у него не возникли механические проблемы». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Монако'95: Helter Skelter

Италия'94: Последний шанс

Жан Алези: Мы верили, что может произойти чудо

1989-й - год прорыва Жана Алези в Ф1

Жан Алези о нереализованном контракте с Williams

Алези: Mercedes работает в условиях жёсткого прессинга

Жан Алези: Я по-прежнему люблю гонки

Жан Алези: Пилоты Mercedes устроили настоящее шоу

Жан Алези: Заубер не должен продавать команду

Под крышей DTM: история экс-пилотов Ф-1