Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Питер Уинзор, один из ветеранов британской гоночной журналистики, на страницах F1 Racing рассуждает о методах, которыми действовал Берни Экклстоун, создавая свою бизнес-империю, благодаря чему мы знаем Формулу 1 такой, какой она стала сегодня.

Питер Уиндзор: «…Как-то раз в 70-е годы я разговорился с Кеном Тирреллом.

“Кто нам нужен в Формуле 1, так это диктатор, - сказал он. – Вместо всей этой демократии, всяких комиссий и бюрократов из FIA в синих пиджаках. Посмотри на NASCAR. Там всё решает один человек – Билл Франс. Если ему что-то не нравится, он это меняет. Именно это необходимо нам в Ф1. Должен быть кто-то, кто может взять всё в свои руки и заставить этот спорт нормально работать”.

Я не всегда был сторонником методов Берни Экклстоуна, но никогда не сомневался в их эффективности. Помню, в 1979-м в Хоккенхайме я с удивлением наблюдал, как человек из службы безопасности FOCA (Formula One Contrustors’ Association, предшественница FOM) выдворял из паддока упиравшегося бразильского оператора, который пытался объяснить, что его пропуск смыло дождём. Публика в паддоке была шокирована.

Уже тогда до тотального контроля над Формулой 1 Экклстоуну оставался один шаг. Ему подчинились команды, телекомпании и автодромы, а Макс Мосли командовал FIA. Они были в роли нянек, и руководителям команд нравилось, когда их кормят. Баланс банковских счетов Рона Денниса и Фрэнка Уильямса из отрицательного резко стал положительным, и всё было сделано для защиты интересов сильных команд: отныне все участники чемпионата должны были своими силами строить шасси и выставлять по две машины на каждом Гран При. Аутсайдерам перекрыли кислород.

Формула 1 стала самым дорогим частным клубом в мире. Его валюта? Пропуск в паддок. Никаких сомнений, этот автократический подход дал свои результаты. Права на телетрансляции и государственные гарантии стали основой пирога Ф1, а деньги табачных концернов – глазурью на нём. Я работаю в Формуле 1 много лет и всегда удивлялся: правильно ли это?..

В 21 веке у нас появилась возможность почувствовать, что будет, если делать по-другому. В 2000 году Берни не смог устоять перед соблазном и продал права на Ф1 немецкому банкиру по имени Лео Кирх. Экклстоун заработал за день 2 миллиарда евро. План состоял в том, чтобы сохранить жёсткий контроль над чемпионатом. Потом Кирх был арестован, и начались бесконечные судебные процессы.

Ещё один удар был нанесён, когда Экклстоун поддержал Жана Тодта, претендовавшего на пост президента FIA. Казалось бы, после всего, что было сделано для Ferrari, переход полномочий от Мосли к Тодту должен пройти предельной гладко? Не тут-то было. В самом начале своего президентского срока Тодт почувствовал, что его подставили, когда развивалась политическая драма в Бахрейне. Мы все знаем, что если бы во главе федерации остался Макс, этого бы не было.

Тодт и Экклстоун не сработались и идут разными путями. Один хотел, чтобы Формула 1 перешла на гибридные силовые установки V6, другой был готов сохранить привычные V8; одному нравится звук новых моторов, другой его терпеть не может; Экклстоун не любит, когда что-то отвлекает внимание от Ф1, Тодт же продал коммерческие права Формуле E, и так далее…

Кроме того, влиять на нынешних хозяев Формулы 1, на фонд CVC, не так-то просто. Берни остаётся лишь их представителем и должен отчитываться перед советом директоров фонда. Команды теперь должны действовать в соответствии с принципами демократии, когда занимаются изменением правил или голосуют по каким-то вопросам, что однозначно снижает эффективность всей законодательной системы чемпионата. Другими словами, Берни уже не может председательствовать на заседаниях, развести Ferrari, Фрэнка и Рона по разным комнатам, приказать всем заткнуться, и в итоге день завершится принятием решения, которое по мнению Экклстоуна наиболее благоприятным образом скажется на балансе банковских счетов всех присутствующих.

Теперь представители команд высказывают множество глупых идей, и хорошо, если при этом они заботятся о своих эгоистических интересах; хуже, если они вообще не понимают, что такое Формула 1. Ситуация Sauber – вполне красноречивый пример: в 2014 году мы слышали их бесконечные жалобы по поводу денег, но когда они с выгодой для себя продавались BMW, их всё устраивало.

Кто-то уже сейчас не может дождаться, когда Экклстоун покинет сцену, полагая, что тогда Формула 1 выйдет на новый виток развития. Но я бы посоветовал быть осторожнее с такого рода желаниями, потому что Кен Тиррелл в своё время был прав. За последние 35 лет сегодняшняя Ф1 ближе всего к демократии, и в ней царит разброд и шатание. Лично мне по-человечески ближе такое качество, как доброта, однако никаких сомнений, что диктатура Берни и Макса Мосли была лучше, чем сегодняшнее бюрократическое болото.

Жаль, наверное, что Экклстоун в своё время продал Формулу 1, ведь понятно, что он уже не может командовать парадом так, как раньше, и это как-то тревожит. Неясно, что будет дальше…»

Теги: Берни Экклстоун, Питер Уиндзор

Источник: F1News

Среда 24 Декабря 2014 18:02
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: экклстоун, берни, продал, формула

Читайте также: В четверг исполнительный директор Формулы 1 Чейз Кэри раскритиковал Берни Экклстоуна, утверждая, что тот не использовал потенциал спорта и слишком часто отвергал предложения, которые могли бы пойти на пользу Формуле 1. Берни Экклстоун объяснил свою позицию. Берни Экклстоун: «Я отказывал только по одной причине: то или иное предложение либо меня не устраивало, либо не приносило дохода. Единственное, в чем я немного завидую Чейзу Кэри: у него есть возможность заниматься краткосрочными проектами, а я такой роскоши никогда не мог себе позволить. Я управлял бизнесом как исполнительный директор, старался получить доход и увеличить его стоимость, поскольку крупнейший акционер, фонд CVC Capital Partners, собирался продать компанию. Я должен был добиться для неё максимальной прибыли и сделать так, чтобы она стала привлекательным активом для потенциального покупателя. Именно это и произошло. Что касается всей этой чепухи на тему принципа "разделяй и властвуй", то много лет назад действительно была такая история: тогда я старался сделать так, чтобы команды не могли объединиться против меня. Но это давняя история, ведь за последние 15 лет у меня сложились более близкие отношения с командами, чем у них между собой. Самое главное – нужно понять, правы новые владельцы или нет. Возможно, их цели отличаются от того, чего пытался добиться я. Возможно, они хотят добиться чего-то другого и пытаются действовать иначе. Возможно, что-то я упустил, а они что-то заметили и, надеюсь, это поможет всем двигаться дальше. Я не хочу, чтобы было выброшено всё то, на что я потратил больше 40 лет, что выстроил и чему посвятил большую...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Экклстоун продолжает говорить намёками

Судьба Гран При Бразилии под вопросом

Экклстоун: Я сделал много ошибок, но в Ф1 мне везло

Берни Экклстоун: Одолеть Льюиса не под силу никому

Экклстоун: Не думаю, что Хеллмунд купит Manor

Берни Экклстоун: Гран При Франции будет популярным

Экклстоун: Феттель не захочет стать напарником Льюиса

Берни Экклстоун: Я ничего не боюсь...

Экклстоун предлагает проводить две гонки за уик-энд

Экклстоун: Пока Формула 1 меняться не будет