Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Двадцать лет назад Михаэль Шумахер выиграл первый из семи своих чемпионских титулов. В интервью Auto Motor und Sport Пэт Симондс, занимавший тогда пост главного инженеры команды Benetton, вспоминал о том, как немец добился успеха.

Вопрос: Что вы помните о подготовке к сезону 1994 года?
Пэт Симондс: В 1994-м мы получили от Ford и Cosworth новый двигатель, так что на зимних тестах было много проблем. В Cosworth произвели несколько модификаций коленчатого вала, перед первой гонкой сезона в Бразилии мы смогли протестировать окончательный вариант. Однако эти тесты прошли на южной петле Сильверстоуна, тогда даже шел снег. В результате мы не смогли, как следует подготовиться к этапу, и в Бразилии постоянно работали с машиной. В итоге, с четверга по воскресенье мы спали всего по несколько часов. Тем не менее, команда выиграла гонку – фантастическое начало сезона.

Вопрос: Как долго не удавалось полностью решить проблемы с мотором?
Пэт Симондс: Окончательно проблемы были решены в июле. До этого мы практически не участвовали в warm-up перед гонками, чтобы сэкономить ресурс. Мы проезжали лишь несколько кругов, чтобы убедиться, что с мотором нет проблем, и после этого скрещивали пальцы, что он выдержит дистанцию гонки. В Хоккенхайме возникли сложности, но не с коленчатым валом, а с клапаном.

Вопрос: Вы удивились, что в начале сезона у Williams было столько проблем?
Пэт Симондс: Когда мы впервые зимой тестировали Benetton B194, Михаэль покинул кокпит и с улыбкой сказал: «Нас ждёт хороший сезон». В начале чемпионата мы получили подтверждение этих слов – у нас была замечательная машина, легкая в настройках, почти идеальная. Однако после аварии в Имоле в FIA изменили регламент с учетом новых требований к безопасности, после этого мы с большим трудом вернули машине былую скорость.

В конце сезона в Williams вышли на наш уровень или даже оказались быстрее. Был ли я удивлен, что у них возникло столько проблем? На самом деле нет. Наша последняя машина с активной подвеской в 1993-м была очень быстрой, мы даже выиграли гонку в Португалии, но при работе с ней мы поняли, какое значение имеет аэродинамика. Это очень помогло при создании машины для сезона 1994 года.

Вопрос: В 1994-м команду обвиняли в нарушении регламента. Как вам удалось пережить все это?
Пэт Симондс: Было очень тяжело, особенно в конце года, но если бы меня спросили, хочу ли я продолжать, я бы ответил согласием. Все это происходило потому, что в Benetton опередили свое время, мы были не похожи на остальных, но победили, и многие не смогли этого принять. Вспомните, как несколько лет назад все аплодировали Red Bull Racing, просто потому, что они были другими. Нам же никто не аплодировал.

Финал сезона в Аделаиде стал логичным завершением сумасшедшего сезона. Я был подавлен из-за столкновения Михаэля с Хиллом, я не хотел, чтобы мы выиграли за счет аварии, ведь она позволяла некоторым думать, что мы незаслуженно взяли титул.

Вопрос: За счет чего вам все же удалось победить?
Пэт Симондс: Я знал, что в нашей команде выступают лучшие гонщики. Ради Михаэля я был готов на все. Кроме того, я с нетерпением ждал новый вызов в 1995-м – мы перешли с моторов Ford на Renault.

Вопрос: Шумахер смог бы одолеть Айртона Сенну, если бы не было трагедии в Имоле?
Пэт Симондс: Скорее всего, нет. Или да? Если бы не авария в Имоле, регламент остался бы без изменений, а машина, которая была у нас в начале года, позволяла обыгрывать Сенну. После того, как правила изменили, в Williams лучше справились с работой, поэтому нам было бы сложно одолеть такого гонщика, как Айртон.

Вопрос: Вы работали вместе с Шумахером и Сенной. С кем вам больше нравилось сотрудничать?
Пэт Симондс: Я работал с Айртоном только в 1984-м, когда он был в начальной стадии своей карьеры. В 1994-м Сенна был уже зрелый гонщик, поэтому мне сложно их сравнивать. Кроме того, машины в 1984-м и в 1994-м сильно отличались это словно два разных мира.

Я могу сказать, что Сенна всегда прекрасно умел адаптироваться, сочетая невероятный природный талант с умением анализировать ситуацию. Михаэль проявлял удивительное внимание к деталям. Он с начала карьеры был в прекрасной физической форме, чего нельзя сказать об Айртоне. Сенна только с возрастом начал уделять внимание физической подготовке. Михаэль был первым, кто понял, что ваш образ жизни между гонками влияет на скорость прохождения кругов. Я знаю, что многие с восхищением относятся к Сенне, но для меня Михаэль остается лучшим гонщиком, с которым я когда-либо работал.

Вопрос: Вы были удивлены, что в конце 1994 года Михаэль допускал ошибки под прессингом Хилла?
Пэт Симондс: Михаэль – умный парень, он знал, как развиваются события по ходу гонок, но в Сузуке мне показалось, что он был растерян. Та гонка состояла из двух частей – у нас была пауза после аварии из-за сильного дождя. В итоге результаты этих двух частей складывались, поэтому события на трассе во второй половине гонки необязательно соответствовали итоговому результату. Во второй части Михаэль мог проиграть определенное время Деймону, но при этом все равно остаться впереди.

Михаэль оказался под прессингом, поскольку ставки были высоки. У меня нет сомнений в том, что он нервничал в двух последних гонках, что, конечно, было для него нехарактерно. Мы даже подумали, что у нас ничего не получится – сначала нас обвинили в том, что машина не соответствует регламенту, затем были дисквалификация и пожар в Хоккенхайме.

Потом мы приехали в Аделаиду и увидели, что Михаэль словно не в своей тарелке. В гонке Деймон его атаковал, после чего произошло столкновение. В тот момент мы не задумывались о том, было это сделано преднамеренно или нет, но через несколько лет возникли некоторые сомнения.

Источник: F1News

Вторник 23 Декабря 2014 13:41
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: симондс, михаэль, работал, проблем

Читайте также: Гонка #720 30 мая 2003 года. Гран При Сан-Марино. Имола Поул Михаэль Шумахер (Ferrari F2002B) – 1:22,327 (215,711 км/ч) Лучший круг Михаэль Шумахер (Ferrari F2002B) – 1:22,491 (215,282 км/ч) Победитель Михаэль Шумахер (Ferrari F2002B) – 1:28:12,058 (207,895 км/ч) Сегодня 2000-2004 года в Формуле 1 слились в единую череду побед Михаэля Шумахера и Ferrari, но в действительности это были очень разные сезоны. В одних Михаэль доминировал безоговорочно, в других завоёвывал титул с большим трудом. Сезон 2003 года относился именно к таким. После разгрома, учинённого Шумахером и Ferrari в 2002 году, в FIA решили изменить систему начисления очков в гонках. Теперь очки получали восемь лучших машин, а не шесть, но при этом победитель получал столько же, сколько и раньше – 10 очков. В то же время его преследователи теперь зарабатывали больше – обладатель второго места 8 (вместо 6), третьего 6 (вместо 4), и так далее. Изменение было очень странным и, называя вещи своими именами, необдуманным. Оно шло вразрез с тенденцией, существовавшей 50 лет, то есть всю историю Формулы 1 – увеличение разрыва в очках между первым и вторым местом, чтобы ценность победы возрастала. Теперь же победы обесценились, так как за второе место пилот получал почти столько же очков, сколько и за первое. Аргументация сводилась к тому, что таким образом лидеру будет тяжелее отрываться от преследователей. Однако игнорировался тот факт, что и догонять лидера стало сложнее. Определяющую роль теперь имела надёжность и стабильность. Чтобы отыграться после одного схода в случае, если соперник всё время финиширует вторым, гонщику требовалось одержать пять...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Михаэль Шумахер – человек, который не любил шампанское

Михаэль Шумахер – Keep Fighting!

Михаэль Шумахер в списке богатейших спортсменов

Жак Вильнёв о столкновении с Шумахером в Хересе-97

Михаэль Шумахер продолжит лечение в США?

Сабине Кем: Михаэль собирал эту коллекцию долгие годы

Лео Турини рассказал анекдот об Эдди Ирвайне

Жан Тодт: Михаэль, ты всегда был бойцом

Михаэль Шумахер включён в «Зал славы немецкого спорта»

Алонсо: Почему я решил выступить в Индианаполисе