Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

По мере того, как нарастало напряжение в течение уик-энда на трассе Яс-Марина, Льюса Хэмилтона все чаще и чаще спрашивали о том моральном давлении, что лежало на его плечах перед решающей гонкой чемпионата.

Когда же в квалификации он стал вторым, уступив своему главному сопернику Нико Росбергу немалые (по собственным меркам) четыре десятые секунды, количество вопросов достигло своего апогея. Почему он не смог в самый важный момент проехать круг без огрехов? Чувствует ли, что напряжение растет? Выдержит ли?

Хэмилтон предсказуемо продолжал отвечать, что "его подход не изменился", "он, как обычно, собирается бороться за победу" и "у него все под контролем".

Но со стороны казалось, что произнося все эти правильные и соответствующие моменту слова, гонщик пытается убедить в них самого себя,

Можно ли было прочитать в глазах Льюиса те чувства, которые испытывает спортсмен, которому собственное отчаянное желание завоевать второй чемпионский титул может помешать справится с относительно простой задачей: сохранить стартовую позицию до финиша?

На словах это просто: нужно сосредоточиться на привычной работе и делать все как во время обычного гоночного уик-энда. Вот только в действительности добиться этого, избежав страха поражения и отчаяния от мысли, что твои надежды не оправдаются, сложнее всего на свете.

Хэмилтон знает, каково это, когда победа уходит из-под самого носа. Да и его путь к первому чемпионскому титулу был ох как не прост.

Сложно сказать, испытывал ли Льюис страхи и сомнения – во всяком случае он признался, что не слишком хорошо спал ночью перед гонкой. Но с уверенностью можно сказать, что как только погасли огни стартовых светофоров, он взял контроль над ситуацией в свои руки.

Нико Росберг уже доказал, что он серьезный оппонент, но Хэмилтон заслуживал чемпионского звания и не хотел упустить в последний момент то, за что упорно боролся на протяжении последних восьми месяцев.

Как уже не раз бывало в этом году, Хэмилтон смог обернуть субботнюю неудачу себе на руку в воскресенье. Британцу удался феноменальный старт, на фоне которого скромный, пусть и не провальный маневр Росберга смотрелся хуже, чем был на самом деле. Льюис за секунду смог перевернуть ситуацию в свою пользу.

«Пилот здесь играет очень незначительную роль, – рассказал Хэмилтон о своем прорыве в начале гонки. – У нас есть определенная последовательность действий, которую мы должны выполнить перед стартом, чтобы подготовить сцепление, и вывести шины на нужную температуру к моменту завершения прогревочного круга.

Я очень плотно работаю со своим инженером, ответственным за сцепление. Перед гонкой он пришел ко мне и спросил: "Что мы будем делать в этот раз?"

Я ответил – все как обычно, ни больше, ни меньше. По пути на стартовую решетку у вас есть возможность почувствовать, как работает сцепление. Мы попали с настройками в самую точку. Роль пилота сказывается уже после этого, когда нужно правильно отработать "газом". В этот раз у было чувство, что мне удался лучший старт за всю карьеру».

Обычно первые секунды – это самый напряженный момент гонки, многие пилоты допускают ошибки, даже если на кону и не стоит чемпионский титул. Можно легко допустить неточность, работая со сцеплением, ошибиться в последовательности шагов.

Но Хэмилтон смог всего этого избежать. Именно на старте у него было больше всего шансов перенервничать, но он идеально справился с ситуацией.

Росберг допустил пробуксовку, особенно заметную при переключении на вторую передачу, из-за чего ему пришлось быстрее включать на третью, чтобы вернуть контроль над задними колесами. Благодаря этому Хэмилтон легко вышел в лидеры. Помогло ли это ему справиться со стрессом, избавило ли от страхов – об этом знает только он сам. Главное на тот момент - Льюис вышел вперед.

Отступать Росбергу было некуда. По ходу короткого первого отрезка на быстро сдающей резине SuperSoft он поначалу держался примерно в полусекунде за напарником.

К тому моменту, как на десятом круге Хэмилтон нырнул в боксы, отставание составляло уже три секунды. Льюису требовался чистый провести пит-стоп, который он и получил. Шансов, что остановившийся кругом позже Нико окажется впереди, не осталось вовсе.

Впрочем, позиции Росберга по-прежнему были весьма сильны. Да, он оставался позади Льюиса, но его ситуация от этого изменилась не сильно.

Нико в любом случае требовалось, чтобы его напарник не смог финишировать вторым. Потому план был таков: оказывать давление на лидера и надеяться, что тот допустит ошибку, или же его подведет техника.

Росберг с самого начала не скрывал, что надеется на проблемы у напарника по ходу гонки, и был нацелен сделать все возможное, чтобы усложнить Хэмилтону жизнь.

«Я стремился атаковать до последнего круга, до последнего поворота пытаться что-то сделать, - сказал Росберг, - Я горел желанием бороться».

И Mercedes все-таки не удалось избежать технических проблем. Вот только возникли они вовсе не на той машине, с которой били связаны надежды Нико… Немец начал 23-й круг, отставая от Льюиса на 2,730 секунды.

План Росберга был понятен – наблюдать, не сильно отставать, беречь резину и надеяться, что он сможет "пересидеть" Льюиса на трассе во время следующей волны пит-стопов.

Не факт, что он смог бы извлечь пользу из подобной незамысловатой схемы, но все же это было лучше, чем просто ехать за Хэмилтоном, а потом просто остановиться на круг позже него. Росберг продолжал надеяться, что сам сделает что-нибудь – или это "что-нибудь" случится без его участия.

Но тут начались проблемы с ERS. Потеря гибридной составляющей лишила преследователя 160 л.с. – и почти всех надежд. Он начал терять по три секунды с круга.

И все-таки, даже в этот момент у Нико оставались шансы – если бы Льюис вовсе не заработал очков, ему самому достаточно было финишировать не ниже пятого места.

Учитывая необходимый сход Хэмилтона, который пока как ни в чём не бывало продолжал лидировать, Росберг должен был кровь из носа оставаться в шестерке.

Как обычно, Нико прекрасно делал свою работу, пытаясь выжать все возможное из охромевшей машины. Какое-то время он еще держался, но все равно был обречен на поражение в этой неравной борьбе.

К чести Росберга нужно сказать, что он не согласился с решением – или
предложением – командного мостика сойти с дистанции. Нико стремился доехать до финиша.

«Я еще долго сохранял веру, ведь у Льюиса могли возникнуть такие же проблемы, - рассказывал вице-чемпион, - так что я боролся до конца и продолжал атаковать даже на последнем круге».

К сожалению, к тому времени рассчитывать ему уже было не на что. Нико не мог сдержать даже Ромена Грожана, который обогнал его на последнем круге, и в итоге опустился на 14-ю позицию.

Как невесело заметил Росберг после финиша, даже бы если бы Льюис в тот момент остановился, ему самому это уже никак бы не помогло.

После того, как Росберг перестал представлять собой угрозу, задача Хэмилтона упростилась. Но так как существовала опасность, что на его Mercedes возникнут такие же проблемы, как у Нико, который все еще сохранял шансы финишировать в пятерке, Льюису важно было не расслабляться.

Вскоре после того, как на машине напарника возникла неисправность, темп самого британца также упал, и какое-то время даже казалось, что он испытывает схожие с Нико сложности. Но небольшое замедление было скорее мерой предосторожности, чем свидетельством сбоев в работе ERS.

«Нам удавалось поддерживать темп, но затем шины совсем перестали работать, - объяснял глава автоспортивного подразделения Mercedes Тото Вольфф, - мы решили немного понизить предельные обороты двигателя, да еще резина была сильно изношена - все это привело к общему падению скорости».

За счет этого в борьбу за лидерство вступил третий игрок: Фелипе Масса. На протяжении всего ближневосточного уик-энда Williams явно была "лучшей из остальных". И когда уже на старте у Валттери Боттаса возникли проблемы со сцеплением, бразилец вышел вперед и возглавил погоню за Mercedes.

Фелип начиная с пятницы выглядел быстрейшим в паре пилотов команды сэра Фрэнка, но в решающий момент третьего квалификационного сегмента ему помешал выехавший на свою попытку круг Нико Росберг.

Круг оказался испорчен, и в итоге Масса вынужден был стартовать позади Боттаса, с четвёртой позиции. Но уже в самом начале гонки бразильцу удалось оказаться впереди и прочно закрепиться на третьем месте.

Пока с машиной у Росберга все было в порядке, он успел оторваться от Фелипе на девять секунд. Но как только система ERS дала сбой, бразилец тотчас подобрался и на 27 круге легко вышел вперед. В этот момент преимущество Хэмилтона над Массой достигло 14 секунд.

Через четыре круга, когда Льюис отправился на свой второй пит-стоп, отрыв сократился до девяти секунд.

Изначально для Хэмилтон и Масса команды запланировали схожие тактические схемы – старт на SuperSoft, затем переход на Soft. Но у бразильца первый отрезок оказался на три круга длиннее, и это открыло перед ним отличные возможности побороться за первую ступень пьедестала.

Удлтнив по максимуму и второй отрезок, Фелипе мог рискнуть провести заключительные круги на более быстрой резине, атакуя изо всех сил.

«Он сохранял хорошую скорость на первом отрезке, поэтому мы решили подольше оставаться на трассе, - рассказывал потом глава гоночной бригады Williams Роб Смедли, - позже, когда Фелипе проехал уже почти 35 кругов, пришла мысль, почему бы не попробовать изменить тактику.

Позади нам никто не угрожал, и мы знали, что если потеряем какое-то время, это будет не очень критично - так что решено было провести еще 13-14 кругов на том же комплекте. Сделав это, мы поставили SuperSoft, и Фелипе бросился в погоню. Это была настоящая гонка».

Четвертую позицию занимал другой пилот Williams Валттери Боттас – финн потерял время в начале, отыгрывая позиции после неудачного старта, так что что Масса получил своеобразный карт-бланш и мог атаковать изо всех сил, не опасаясь последствий.

Бразилец продержался на втором отрезке на 12 кругов дольше Хэмилтона, возглавляя пелотон. После остановки в боксах его отделяло от лидера одиннадцать секунд. До финиша предстояло проехать еще 12 кругов. Задача была предельно очевидной. Фелипе ринулся в погоню.

Временами он отыгрывал у Льюиса по 1,3 с на круге, но в среднем был лишь на три четверти секунды быстрее британца. Этого не хватило. Кроме того, постоянно присутствовало ощущение, что у Хэмилтона есть резерв, и при необходимости он всегда сможет ответить на времена Массы.

Даже не смотря на то, что по радио после своего заключительного пит-стопа Льюис сказал, что не собирается бороться с Массой – это было до того, как Росберг окончательно выпал из первой шестерки – было понятно, что ему очень хочется выиграть, чтобы завоевать второй чемпионский титул, взойдя на вершину пьедестала.

Фелипе же не хватило всего 2,5 секунды до своей первой победы с Гран При Бразилии 2008 года – той самой гонки, когда они с Хэмилтоном в острейшем споре разыгрывали титул, и Массе не хватило до него самой малости.

Машины Williams вновь приятно удивили скоростью, но все же не настолько, чтобы посягнуть на позиции серебристых W05 с трёхлучевой звездой.

Хэмилтону удалось закончить год на высокой ноте, одержав 11-ю в сезоне победу. Немаловажно, что на пути к успеху он отважно справился с множеством препятствий на своем пути. Британец легко мог ошибиться, но смог все сделать правильно.

«По ходу всего уик-энда, в том числе во время гонки, ты ощущаешь неимоверное давление со всех сторон, - признался Льюис после финиша, - и всеми силами пытаешься игнорировать его, стараешься сохранять концентрацию.

Я почти не спал прошлой ночью. Я лег в час ночи, проснулся около пяти. Отправился на пробежку, потом на массаж. Я думал, к моменту старта уже подступит усталость, но наоборот - чувствовал себя удивительно собранным».

Это была гонка Хэмилтона, и это был год Хэмилтона. Прекрасный финал захватывающего сезона. Как признал Росберг, "Льюис заслужил эту победу и чемпионский титул".

Источник: Autosport.com.ru

Вторник 09 Декабря 2014 04:11
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: росберг, льюис, хэмилтон, хэмилтона

Читайте также: На трассе Льюис Хэмилтон – быстрый и агрессивный гонщик, порой кажется, что всё ему дается легко. Однако он утверждает, что это впечатление обманчиво. Льюис Хэмилтон: «Когда гонка складывается идеально, она действительно не требует особых усилий, но бывает и так, что вы максимально выкладываетесь, а ничего не получается. Иногда в воскресенье я чувствую, что в хорошей форме, но гонка не складывается. Бывает и наоборот: я ужасно себя чувствую и волнуюсь, а гонка оказывается одной из лучших. В начале карьеры я тяжело переживал неудачи, порой несколько дней не мог выбраться из этого состояния, но теперь я научился быстро с этим справляться. Скорость в повседневной жизни? Поскольку я гонщик, многим кажется, что я всегда езжу быстро и на обычной дороге. Но в Монако у меня Smart, я не гоняюсь в повседневной жизни – мне хватает этих ощущений на трассе. Обычно на гражданских дорогах я расслаблен и никуда не тороплюсь» Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Льюис Хэмилтон: С Нико было приятно работать

Нико пел со сцены, а Льюис пообещал выучить немецкий

Льюис Хэмилтон: Пусть Нико насладится успехом

Мартин Брандл: Тактика Хэмилтона была нечестной

О триумфе Нико Росберга и стратегии Хэмилтона...

Вольфф: Может быть, Льюис хочет выступать за Red Bull?

Льюис Хэмилтон: Я стараюсь не думать о титуле

Льюис Хэмилтон: Я никогда не сдаюсь!

Льюис Хэмилтон: За меня не стоит волноваться…

Льюис Хэмилтон: Я не верю, что сравнялся с Простом