Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Знаем, вы и сами видите, но мы скажем: перед вами концепт. Проект называется Renault Eolab, его показали на прошедшем Парижском автосалоне. Но помимо салонного концепта в природе существует еще один экземпляр, более приближенный к жизни, – без стеклянной крыши. Нам даже удалось на нем прокатиться по полигону под Парижем. Но об этом позже.

Eolab построили на базе четвертого “Клио”. Просто чтобы показать размер своих ээм... технологий. Ну и продемонстрировать, как Renault представляет гибрид в 2020 году. Представьте: они взяли за основу Clio и облегчили его на 400 кг! То есть на 30 процентов. С одного только кузова французы срезали 130 кило жира, даже лобовое стекло здесь на 1,5 мм тоньше, чем обычно. Сталь, которая использовалась для штамповки, самая тонкая и одновременно самая крепкая из когда-либо примененных ими. Патенты и инновации – на каждом шагу. Жаль, что фотографировать презентацию нам запретили, а то передали бы в Сколково. Глядишь, это помогло бы изобрести им не только огонь. Но хотя бы колесо.

Выдвижные уши отрезают воздух от заднего бампера, а колпаки колес закрываются на скорости для меньшего сопротивления потоку

Несмотря на “клиовскую” платформу, геометрически Eolab меньше, чем Clio. К тому же у него разноширокие колеи спереди и сзади (сзади – уже). Но внутренние размеры сохранены. Для этого пассажиров пришлось, извините, опустить и сдвинуть вперед. Двигатель наклонили на 49 градусов, что позволило сделать линию капота ниже. Динамика “Эолаба” такая же, как у Clio. Одним словом, это тот же самый автомобиль, только из будущего. Его расчетный расход – литр топлива на сто км. Трендовенько!

Французы говорят, что при создании этой машины пользовались бренд-нью-логикой. Они нарисовали замкнутый круг тезисов, которые сводятся к двум глобальным: уменьшить массу и уменьшить затраты. Логично: чем меньше в машине всего, тем меньше затрат. И наоборот. Честно говоря, это очень сложно понять, но, кажется, им удалось воплотить логику в реальность. Разумеется, сам Eolab в серию не пойдет. Но технологии, которые он несет, найдут применение в будущих Renault. Это особенно важно.

Как вы уже догадались, Eolab – гибрид. Под капотом – трехцилиндровый мотор от Twingo, который развивает 75 л.с., а место обычной пятиступенчатой коробки занимает революционный и простой узел мотор-трансмиссии (еще 54 л.с.). Емкость литиево-ионной батареи – 6,7 кВт/ч, и на одном только электричестве вы проедете 66 км. Скорость в электрическом режиме ограничена: 120 км/ч. Дальше электрический режим меняется на автоматический, то бишь подключается ДВС. Есть и еще один режим – long range. В нем оба мотора работают с 40 км/ч. В этом режиме пробег гибрида – максимальный. В нем же мы и катались на “Эолабе” по полигону...

Eolab – до мозга костей концепт. Каждая его деталь уникальна. И поскольку таких машин построено всего две штуки, он стоит примерно миллион евро. Но даже за эти деньги никто его вам не продаст, ибо внутри него все самые современные знания компании, которые в будущем принесут намного большую прибыль. Надо учитывать все это, когда садишься в Eolab. Наружных зеркал нет – слишком сильное сопротивление они оказывают. Вместо них – камеры, изображение с которых приходит на два монитора по краям панели. Довольно удобно. До момента старта вы находитесь в фильме о будущем. Когда начинаете ехать, понимаете – это декорация. Тихо стартуем на электричестве, доводим скорость до 40 км/ч, и небольшим рывком подключается ДВС. Максималка – 161 км/ч, разгон до сотни за 9 секунд, но гнать на нем страшно: все панели салона скрипят и дребезжат. И хоть рулится машина приятно, почти без кренов, в органах управления чувствуется неуверенность. Однако концепт-кары другими не бывают. Да, кажется, у Clio светлое будущее.

Источник: topgearrussia.ru

Воскресенье 07 Декабря 2014 17:39
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: eolab, renault, меньше, французы

Читайте также: Год назад, в декабре 2015-го, Renault выкупила команду Lotus, когда та была на грани финансового краха. Формально из-за старых долгов Lotus экономические показатели заводской команды французского концерна до сих пор выглядят не лучшим образом, поскольку Renault пришлось взять на себя эти обязательства. Финансовые потери Lotus в 2015 году превысили 66 млн. евро, существенно увеличившись по сравнению с 2014-м. «Эти убытки объясняются целым рядом причин, в том числе, они связаны с прекращением выплат по долговым обязательствам. Но мы ожидаем, что итоги 2016 года будут лучше», – приводит Motorsport-Total слова Сирила Абитебула, управляющего директора Renault Sport F1. Судя по всему, имеются в виду долги команды перед Mercedes, чьи силовые установки в Lotus использовали в прошлом сезоне. Также на экономической ситуации команды сказалось резкое падение её доходов, связанное с потерей ряда крупных спонсоров и с тем, что в 2014-м Lotus заработала всего 10 очков, заняв далёкое 8-е место в Кубке конструкторов, что стало худшим результатом за всю новейшую историю команды. Остаётся добавить, что концерн Renault тогда приобрел терпящую бедствие команду за символическую цену в 1 фунт стерлингов. За 20 гонок 2016 года Кевин Магнуссен и Джолион Палмер заработали лишь 8 очков, но у них ещё есть какие-то шансы несколько улучшить положение в Абу-Даби, хотя вероятность этого невелика. Но такие итоги сезона вполне объяснимы: по сути, в распоряжении Renault было лишь слегка модернизированное шасси Lotus, которое разрабатывалось ещё в 2014 году. Заниматься его доводкой не было никакого смысла, поэтому в Гроуве полностью сосредоточились на подготовке к 2017 году, и сейчас у команды...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Магнуссен: Уход из Renault – моё решение

Хюлкенберг: Меня не спрашивали о выборе напарника

Хюлкенберг: Переход в Renault даёт мне отличный шанс

Джолион Палмер: В Renault не ценят наши усилия

В 2016 году штат Renault увеличился на 85 сотрудников

Кевин Магнуссен: Я начинаю терять терпение

Фредерик Вассёр: Мы с Сирилом дополняем друг друга

Марк Хьюз сравнивает карьеры Уэббера и Хюлкенберга

В Renault подтвердили контракт с Хюлкенбергом

Компания BP может вернуться в Формулу 1