Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Компания Total давно поддерживала Романа Грожана, а ее президент Кристоф де Маржери был другом французского гонщика. В интервью радиостанции RMC Sport пилот Lotus заявил, что очень огорчен известием о его гибели.

Вопрос: Роман, что вы почувствовали, узнав о смерти Кристофа де Маржери?
Роман Грожан: Ещё один черный день этого года. Кристоф был для меня особенным человеком, ведь, с одной стороны, он поддерживал меня и многое сделал для моей карьеры, но гораздо важнее его личные качества. Я обожал его чувство юмора. Он всегда находил фразы, которые помогали двигаться вперед. Это страшный сон наяву.

Вопрос: Он всегда ставил перед вами высокие цели…
Роман Грожан: Кристоф всех мотивировал расти над собой: как меня, так и свою команду. Этот человек занимал важное место в моем сердце. Вместе с Total он сделал так, чтобы это партнерство переросло в отличные взаимоотношения и великолепную совместную работу.

Я ждал первую победу в Гран При и говорил себе, что Кристоф увидит ее, ведь я знаю, что он этого хочет. Он гордился этим партнерством и любил меня так же, как я его. Мне повезло разделить с ним уникальные моменты.

Вопрос: Кристоф иногда появлялся в паддоке. Ему нравилась Формула 1?
Роман Грожан: Да, он обожал этот чемпионат и скорость. Помню, после квалификации в Монако мы вместе проехали круг по трассе. Я предложил прокатиться в спокойном темпе, но он ответил: «Нет, на полной скорости». Он обожал острые ощущения, и два или три раза в год приезжал на гонки. Кристоф собирался приехать в Абу-Даби, и я с нетерпением ждал встречи, ведь она каждый раз получалась особенной. Такое ощущение, словно я потерял отца.

 

 

Источник: F1News

Вторник 21 Октября 2014 19:50
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: роман, кристоф, грожан, потерял

Читайте также: Мы говорили с пилотом G-Drive Racing Романом Русиновым через несколько часов после его схода в Ле-Мане. Гонка не задалась для него с самого начала – преимущество поула не удалось реализовать, он откатился в конец первой десятки. А уже через полтора часа всё закончилось – обгон Porsche категории GT завершился столкновением, ударом об отбойник и сходом. Вопрос: Роман, начнём с самого неприятного. Что произошло на старте и затем в гонке?Роман Русинов: На старте двигатель выдал ошибку, и, соответственно, он просто не выдавал ту мощность и те обороты, которые были нужны. С этого момента у нас всё пошло не так. Приходилось атаковать, но когда машина оказывалась в слип-стриме, двигатель снова начинал перегреваться и вновь возникала ошибка. Но, несмотря на это, мы всё равно ехали достаточно быстро. Потом мы заехали в боксы, поменяли резину, выехали. Естественно приходилось обгонять много машин GT, на каждом круге – от 2 до 6 автомобилей, причём на всех участках трассы. Ключевым фактором аварии стало то, что пилот машины, в которую мы врезались, был, к сожалению, не слишком опытен. И это как раз сыграло роль, потому что он открыл мне дверь, я так понял, что могу его обгонять, но в итоге так и осталось неясным, видел он меня или не видел. Скорости в этом месте очень высокие, это были повороты Porsche, один из самых быстрых участков трассы. Я в последний момент, естественно, пытался затормозить, но было уже поздно. Вопрос: Вы выходили из машины, пытались понять, что с ней случилось, но потом всё-таки доехали на поврежденной машине до боксов.Роман Русинов: Удар пришелся на заднюю ось, поэтому выбило передачи с первой по пятую, на...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Грожан: Гонки в Монреале доставляют удовольствие

Роман Грожан: В Монако всё нужно делать идеально

Грожан: Лучшее решение в моей жизни? Завести детей!

Роман Грожан: Формула 1 нуждалась в переменах

Роман Грожан: С желтыми флагами нужно что-то делать

Грожан: При обгонах приходится мыслить творчески

Роман Грожан: Штраф был похож на неудачную шутку

Роман Русинов: Тесты прошли хорошо

Грожан: Перегрузки в поворотах приблизились к 8g

Роман Грожан: Пока мы используем прежний подход