Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

По мере того как руководитель технического департамента Red Bull Эдриан Ньюи отходит от дел, все больше ответственности ложится на плечи главного конструктора команды Роба Маршалла. Журналисты немецкого издания Auto Motor und Sport обсудили с ним слабые места RB10, сложности Себастьяна Феттеля и планы на будущее.

Вопрос: В этом году Red Bull Racing оказалась в сложной ситуации. Во всех проблемах виновата силовая установка?
Роб Маршалл: Не во всём. Если говорить о надежности, то мы должны всё тщательно проанализировать. На первый взгляд, проблемы слишком часто были связаны с силовой установкой, но отчасти мы и сами были виноваты. Особенно по ходу предсезонных тестов. Я сказал бы, что всё это распределяется поровну. Конечно, скорость во многом зависит от силовой установки, но мы не хотим указывать пальцем на Renault. Сейчас мы вместе стараемся добиться прогресса.

Вопрос: Между 2009-м и 2013-м гг. в Red Bull Racing использовали экстремальный подход к оптимизации машины. Пришлось ли вам идти на компромиссы из-за архитектуры новой силовой установки?
Роб Маршалл
: Сама силовая установка не требует особых компромиссов - дело, скорее, в некоторых других изменениях регламента. Например, в запрете выхлопных систем, взаимосвязанных с диффузором. Вероятно, мы были лучшими в этой области, поэтому многое потеряли. Кроме того, нам не понравилось правило, требующее размещать батарею внутри шасси. Этому есть два объяснения: прежде всего, это глупо из-за проблем с безопасностью. Кроме того, становится сложнее добиться оптимального распределения веса. Я считаю, что предыдущий вариант расположения батареи, когда она была интегрирована с трансмиссией, давал нам преимущество. Теперь мы его лишились.

Вопрос: Пришлось ли вам менять подход к настройкам из-за новых правил?
Роб Маршалл: Не особенно. Мы применяем прежний агрессивный подход к настройкам. Уровень прижимной силы варьируется в зависимости от трассы.

Вопрос: В Mercedes начали работать с нынешней машиной еще в 2011-м. Прошлой осенью вы еще дорабатывали RB9. Не слишком ли поздно вы занялись RB10?
Роб Маршалл: Не так просто сразу переключиться с одного проекта на другой. Можно отказаться от доработки старой машины и полностью сосредоточиться на новой, если больше не надо бороться за позиции в чемпионате. Однако если это сделать, то вы лишаетесь возможности опробовать какие-то разработки на старой машине, чтобы затем перенести их на новую. При переходе на новый регламент это тоже важно, поэтому мы всегда исходили из того, что нужно максимально долго заниматься старой машиной.

В 2013-м мы не были на 100% уверены, что выиграем последние девять гонок, поэтому подготовили два крупных комплекса новинок, чтобы запугать наших соперников и вынудить их сдаться. Но мы не учли, что они уже сдались и полностью сконцентрировались на новых машинах. Вероятно, в прошлом году мы выиграли бы титул, даже если бы не готовили новинок. Оглядываясь назад, я вынужден признать, что мы слишком долго работали со старой машиной.

Вопрос: Это сказалось на машине 2014 года?
Роб Маршалл: Да, мы оказались недостаточно подготовлены к зимним тестам – команда на месяц отставала от графика. Если бы в нашем распоряжении был этот месяц, то тесты прошли бы гораздо успешнее. Таким образом, перед началом сезона мы успели проехать очень маленькую дистанцию. Кроме того, у нас возникли проблемы, которые невозможно быстро решить.

Команда довольно оперативно выявила первую проблему. Машина не могла проехать больше пяти кругов подряд без перегрева. Чтобы окончательно решить эту проблему, нам нужны были полностью новые детали, а они были готовы только на неделе перед Гран При Австралии. И все были в некоторой степени удивлены, что нам удалось проехать полную дистанцию гонки в Мельбурне.

Вопрос: Вводятся новые ограничения на время работы в аэродинамической трубе и использование технологий вычислительной гидродинамики. Это ставит крупные команды в сложное положение?
Роб Маршалл: Лично для меня ничего не меняется. Но все ограничения вредят скорее топ-командам, чем аутсайдерам.

Вопрос: У RB10 очень компактная задняя часть. Как это возможно, если силовая установка требует большего охлаждения?
Роб Маршалл: Все зависит от того, насколько эффективно охлаждение машины. Если система хорошо отводит тепло от двигателя, то не нужно слишком много свободного места.

Вопрос: В 2009-м и 2014-м серьезно ограничили регламент на аэродинамику. При каком изменении правил вы потеряли больше прижимной силы?
Роб Маршалл: В 2009-м. Но сейчас компенсировать потерянную прижимную уже сложнее из-за более узкого переднего крыла. Сложность задачи превзошла наши ожидания. И выхлопные системы, взаимодействующие с диффузорами, заменить не так просто.

Вопрос: В этом причина того, что теперь меньше новинок?
Роб Маршалл: Разве это так? В этом году мы привезли несколько масштабных доработок, но они не были заметны снаружи. Сегодня много средств вкладывается в новинки. Например, переднее крыло. Мы все еще используем прошлогоднюю конструкцию, однако постоянно её модернизируем. В том числе потому, что мы до сих пор не смогли достичь особого прогресса с новыми разработками. Внешне обнаружить перемены не так просто, как во времена двойного диффузора, когда днище и корпус регулярно сильно менялись. В итоге мы сделали диффузор из четырех частей. Это была самые масштабные переделки, связанные с корпусом машины, за всё последнее время.

Вопрос: Выхлопная система Red Bull Racing сильно отличается от Lotus. Это ваш собственный проект?
Роб Маршалл: Сама выхлопная система не отличается от Lotus, Toro Rosso или Caterham, но она иначе расположена в машине. Это обусловлено тем, что надо было добиться её оптимальной интеграции.

Вопрос: Почему у Себастьяна Феттеля в отличие от Даниэля Риккардо столько проблем?
Роб Маршалл: Слово «проблемы» не вполне верно в этой ситуации. Новая машина не настолько подходит, как прежняя. Он был особенно конкурентоспособен, когда мог полностью утапливать педаль газа в пол на выходе из поворота, в полной мере используя преимущества диффузора, связанного с выхлопной системой. Поскольку машина лишилась этой системы, у гонщика начались проблемы. Теперь ему приходится заново адаптироваться. Это говорит только об одном: даже супергерои бывают уязвимы.

Вопрос: В какой степени Эдриан Ньюи участвует в проектировании нового шасси?
Роб Маршалл: Очень активно, почти так же, как и раньше. Ради этого он отчасти отошел от работы с нынешней машиной. Нам предстоит сократить значительное отставание, и в следующем году станет ясно, насколько мы конкурентоспособны.

Вопрос: В 2015-м исчезнут некрасивые носовые обтекатели, и это будет единственное изменение, касающееся аэродинамики. Как повлияет на аэродинамическую эффективность машины тот факт, что они станут шире?
Роб Маршалл: Исчезнут неэстетичные "клювы", так что машины станут схожими. Правила обязывают нас пойти по пути, который мы пока не использовали. Чтобы компенсировать потери, нам предстоит много работы в аэродинамической трубе. Сначала это отбросит нас назад, но в дальнейшем может обернуться преимуществом. Возможно, вскоре выяснится, что новые носовые обтекатели лучше подходят более узким передним антикрыльям. Мы еще этого не знаем, поскольку находимся в середине программы разработки

Источник: F1News

Среда 01 Октября 2014 20:29
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: маршалл, старой, система, проехать

Читайте также: Руководитель инженерного департамента Red Bull Эдриан Ньюи и главный конструктор Роб Маршалл рассказали о том, какие трудности пришлось преодолевать, работая над новой машиной, и как команда с ними справилась. Вопрос: С чем были связаны главные трудности, с которыми вы столкнулись в межсезонье?Эдриан Ньюи: Основные трудности, с которыми мы столкнулись в период создания новой машины, были связаны с тем, что решение о силовой установке, которую мы будем использовать, было принято очень поздно. Мы делали всё, что только возможно, работая над компоновкой RB12, ещё даже не имея информации по двигателю, и в итоге цикл конструирования проходил в очень сжатые сроки. Роб Маршалл: К счастью, технический регламент остался относительно стабильным с 2015 года, поэтому очень многие решения мы смогли использовать и в этом году. Хотя время поджимало, мы справились с задачей. Вопрос: В итоге было принято решение продолжить сотрудничество с мотористами Renault…Роб Маршалл: Конечно, нам помогло то, что поставщик силовых установок остался прежним. Все двигатели отличаются друг от друга, хотя и созданы в рамках единого технического регламента. Они по-разному интегрируются с шасси, по-разному стыкуются с коробкой передач, у них разные требования к охлаждению, разные батареи и турбины. Поскольку мы продолжили работать с Renault, то смогли избежать очень многих серьёзных сложностей и продвигались вперёд очень быстро. Вопрос: Но при этом изменились требования технического регламента к выхлопной системе…Роб Маршалл: Да, теперь выхлопные газы, проходящие через перепускной клапан, выводятся через отдельную трубу, поэтому в...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Роб Маршалл: Даже супергерои бывают уязвимы

Роб Маршалл: В Барселоне Феттель получит новое шасси

Роб Маршалл: Команда знала, что будет сложно

Роб Маршалл: Всем приходится учиться буквально на ходу

Роб Маршалл: "Мы не вполне довольны результатами гонок"

Роб Маршалл: Даже супергерои бывают уязвимы