Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Начало сезона оказалось сложным для мотористов Renault Sport, их силовые установки явно уступали Mercedes и по эффективности, и по надёжности. Но постепенно ситуация менялась, и с того времени был достигнут значительный прогресс. Управляющий директор Renault Sport F1 Сирил Абитебул рассказал о новых подходах к работе, которые применяют в Вири-Шатийон…

Вопрос: Вы уже три месяца руководите Renault Sport F1: что изменилось за это время?
Сирил Абитебул: Меняется всё наше подразделение, идёт процесс реструктуризации, соответственно мы пересматриваем стратегию дальнейшего развития. В Формуле 1 должны быть простые правила, и мы должны ставить перед собой простые цели.

Цель в том, чтобы выигрывать чемпионаты. В настоящий момент мы стремимся к тому, чтобы выиграть титул вместе с конкретной командой. К сожалению, из клиентов Renault этого в состоянии добиться только Red Bull Racing. И мы делаем всё, чтобы её гонщики могли бороться за победы на любых трассах, этого необходимо добиться как можно быстрее.

Подчёркиваю, что речь идёт обо всех трассах, ведь в этом году Red Bull уже удалось выиграть несколько гонок. Это неплохой результат, если учесть, сколь велико преимущество Mercedes. Возможно, эти победы были одержаны при особых обстоятельствах, но я считаю, что в современной Формуле 1 вы не сможете выигрывать, если у вас плохая машина.

В Mercedes проделали фантастическую работу и справились с задачей лучше, чем Ferrari и Renault, но, полагаю, все три производителя силовых установок заслуживают уважения, и постепенно мы отыграемся.

Вопрос: Вы избрали Red Bull Racing своим приоритетным партнёром, а что можно сказать об остальных ваших клиентах?
Сирил Абитебул: Выбор Red Bull обусловлен успехами этой команды, у которой выше шансы на победу в чемпионате. Думаю, если взглянуть на положение, которые занимают в чемпионате наши клиентские команды, сразу становится понятно, что Red Bull – самая конкурентоспособная из всех.

Это не значит, что мы предоставляем остальным менее качественный сервис или продукцию – это бы противоречило правилам, которые гарантируют, что всем наших клиентам мы должны поставлять практически одинаковые двигатели. Но нужно оставаться прагматиками. Например, когда я руководил Caterham, у нас не было возможностей проводить столь же интенсивные стендовые испытания, как у Red Bull. Не хочу никого обидеть, но в то время у нас были проблемы даже с оплатой счетов за трансмиссии. Так что в разных командах разные ситуации.

Вопрос: Может ли так случиться, что в следующем году вы будете работать только с двумя командами – с Red Bull и Toro Rosso?
Сирил Абитебул: В Формуле 1 возможно всё, любые сценарии. Но я бы не хотел сейчас это обсуждать. В настоящий момент наша задача в том, чтобы выполнить обязательства по четырём действующим контрактам. Но важно подчеркнуть один момент: стратегия Renault Sport не будет меняться, даже если у нас останется два клиента. Это лишь позволит укрепить наши партнёрские связи с обеими командами Red Bull.

Вопрос: Как это может сказаться на коммерческой стороне вашей работы?
Сирил Абитебул: Мы уже приступили к обсуждению всех финансовых вопросов, но, к сожалению, большинство производителей двигателей находятся примерно в одинаковой ситуации: вряд ли можно надеяться на возврат инвестиций, которых требует разработка и модернизация силовых установок.

То, как ситуация развивается сейчас, заметно влияет на маркетинг. Например, дела Caterham F1 освещаются в прессе хуже, чем команда того заслуживает. В настоящий момент позитивные оценки идут только в связи с успехами Red Bull и Toro Rosso. Поэтому я не исключаю вариант, при котором только эти две команды останутся нашими клиентами.

Вопрос: Как реагируют в Renault, когда французский гонщик, спонсорскую поддержку которому оказывает компания Total, говорит в эфире «Этот проклятый двигатель»?
Сирил Абитебул: Это обидно. Особенно если вспомнить, что Renault тоже оказывала Роману финансовую поддержку, хотя это было давно. Но если честно, мы не должны придавать этому особого значения. Он спортсмен, и эти слова были сказаны, когда он участвовал в соревновании и явно был в разгорячённом состоянии. Я понимаю, Грожан просто разнервничался. Но мы профессионалы, поэтому считаем, что не стоит обращать внимания на его слова. Хотя всё равно обидно, потому что они прозвучали публично.

Вопрос: Какой технический регламент на двигатели был бы идеальным для Renault? Тот, который бы предоставлял полную свободу действий?
Сирил Абитебул: Конечно, нет. Хотя Renault является лишь поставщиком двигателей, у нас долгосрочная программа участия в Формуле 1. Мы хотим быть частью этого шоу, хотим остаться в истории спорта. Но при этом не хочется инвестировать слишком большие средства в технологии моторостроения.

В настоящее время в техническом регламенте сделан акцент на системах рекуперации энергии и экономии топлива. Теперь нужно как можно скорее создать свод правил, регламентирующих повышение эффективности двигателей внутреннего сгорания, чтобы эта программа не требовала чрезмерных финансовых вложений. С моей точки зрения, и затраты на модернизацию, и суммы, которые платят за силовые установки, находятся на слишком высоком уровне. Мы должны побыстрее взять это под жёсткий контроль. Для Renault это очень важно.

Вопрос: Были ли правила, ограничивающие доработку силовых установок, слишком жёсткими изначально?
Сирил Абитебул: По-моему, был смысл вводить такие правила, поскольку надо было с чего-то начинать. Однако мы имеем дело с новейшими технологиями, и, я считаю, что у нас должна быть возможность заниматься отладкой всех систем. При составлении правил в первую очередь необходимо учитывать интересы спорта и бизнеса.

Вопрос: Как вы полагаете, появится ли в следующем году некое новое соглашение, которое будет подписано всеми командами?
Сирил Абитебул: Это было бы неплохо, но я не уверен, что такие договорённости должны быть продолжением старого Договора Согласия. Возможно, это должно быть совсем другое соглашение, впрочем, не знаю… Впрочем, в нынешней ситуации в правилах чемпионата остаётся много серых зон, что не так уж плохо для спорта, поскольку это даёт возможность управлять ситуацией, ведь чемпионату не нужен идеальный свод законов, подобный тому, который должен действовать в государстве. Например, я вижу сложности, которые есть во Франции, где крайне сложно что-то менять на государственном уровне. В Формуле 1 такого быть не должно.

Источник: F1News

Вторник 30 Сентября 2014 13:53
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: renault, абитебул, сирил, формуле

Читайте также: Год назад, в декабре 2015-го, Renault выкупила команду Lotus, когда та была на грани финансового краха. Формально из-за старых долгов Lotus экономические показатели заводской команды французского концерна до сих пор выглядят не лучшим образом, поскольку Renault пришлось взять на себя эти обязательства. Финансовые потери Lotus в 2015 году превысили 66 млн. евро, существенно увеличившись по сравнению с 2014-м. «Эти убытки объясняются целым рядом причин, в том числе, они связаны с прекращением выплат по долговым обязательствам. Но мы ожидаем, что итоги 2016 года будут лучше», – приводит Motorsport-Total слова Сирила Абитебула, управляющего директора Renault Sport F1. Судя по всему, имеются в виду долги команды перед Mercedes, чьи силовые установки в Lotus использовали в прошлом сезоне. Также на экономической ситуации команды сказалось резкое падение её доходов, связанное с потерей ряда крупных спонсоров и с тем, что в 2014-м Lotus заработала всего 10 очков, заняв далёкое 8-е место в Кубке конструкторов, что стало худшим результатом за всю новейшую историю команды. Остаётся добавить, что концерн Renault тогда приобрел терпящую бедствие команду за символическую цену в 1 фунт стерлингов. За 20 гонок 2016 года Кевин Магнуссен и Джолион Палмер заработали лишь 8 очков, но у них ещё есть какие-то шансы несколько улучшить положение в Абу-Даби, хотя вероятность этого невелика. Но такие итоги сезона вполне объяснимы: по сути, в распоряжении Renault было лишь слегка модернизированное шасси Lotus, которое разрабатывалось ещё в 2014 году. Заниматься его доводкой не было никакого смысла, поэтому в Гроуве полностью сосредоточились на подготовке к 2017 году, и сейчас у команды...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Магнуссен: Уход из Renault – моё решение

Хюлкенберг: Меня не спрашивали о выборе напарника

Хюлкенберг: Переход в Renault даёт мне отличный шанс

Джолион Палмер: В Renault не ценят наши усилия

В 2016 году штат Renault увеличился на 85 сотрудников

Кевин Магнуссен: Я начинаю терять терпение

Фредерик Вассёр: Мы с Сирилом дополняем друг друга

Марк Хьюз сравнивает карьеры Уэббера и Хюлкенберга

В Renault подтвердили контракт с Хюлкенбергом

Компания BP может вернуться в Формулу 1