Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Команда Джина Хааса дебютирует в Формуле 1 в 2016 году, но новости из ее стана поступают регулярно уже сейчас. Подписан контракт с Ferrari на поставку моторов, команда объявила о том, что официально будет именоваться Haas F1 Team, открыла свой официальный сайт. В интервью для закрытой группы журналистов, в числе которых был и корреспондент F1News.Ru, сам Хаас, а также руководитель коллектива Гюнтер Штайнер рассказали о процессе подготовки команды к старту.

Вопрос: Прежде всего, примите поздравления в связи с заключением контракта с Ferrari. Слухи о возможном партнерстве шли давно, но теперь об этом объявлено официально.
Джин Хаас: Да, мы несколько месяцев обсуждали детали сотрудничества. Это достаточно сложные с юридической точки зрения контракты.

Вопрос: В Формуле 1 – это привычное дело, не так ли?
Джин Хаас: Да, точно. Необходимо получить несколько "разрешений", чтобы все-таки начать гоняться.

Вопрос: Не слишком ли это сложная и замысловатая система?
Джин Хаас: Честно говоря, я не занимаюсь этим так плотно. Вам лучше спросить у этих парней, [Гюртера Штайнера и Джо Кустера, вице-президента команды NASCAR Stewart HAAS Racing].

Гюнтер Штайнер: Всем приходится делать то же самое. Да, приходится решать комплексные задачи, но пока все в равных условиях, всё в порядке. Ставки высоки, профессионализм всех сторон не вызывает сомнений. Если речь идет о долгосрочных контрактах, то именно так и надо работать.

Джо Кустер: Мне кажется, всем здесь хочется понимать, насколько вы серьезны. И в таком спорте как этот, некоторые сложности как раз и созданы для того, чтобы проверить серьезность ваших намерений. Если к тем, кто пойдет по нашему пути после нас, будут относиться так же – никаких проблем.

Вопрос: Что происходило в последние несколько месяцев?
Джин Хаас: Главное – это, наверное, контракт с Ferrari. Плюс, мы почти завершили строительство базы в Каннаполисе – там всё выглядит хорошо. И сейчас ищем, где разместить базу в Великобритании.

Вопрос: Это уже окончательный выбор? Вторая база точно будет в Великобритании?
Джин Хаас: Да, я думаю, так. С юридической точки зрения, с точки зрения налогов и логистики – это самый очевидный выбор.

Гюнтей Штайнер: Я поясню. Это будет только "гоночная" база. Основной завод и штаб-квартира будут располагаться в Северной Каролине.

Вопрос: То есть в Великобритании планируется сделать базу для сотрудников, которые будут переезжать с трассы на трассу с оборудованием?
Гюнтей Штайнер: Да, именно.

Вопрос: В США же будет идти разработка машины, располагаться исследовательский центр и так далее…
Гюнтей Штайнер: Именно.

Вопрос: То есть, это будет машина, "сделанная в Америке"?
Гюнтер Штайнер: Да. В настоящий момент мы не планируем заниматься разработками в Великобритании.

Вопрос: Сколько сотрудников будет на британской базе?
Гюнтер Штайнер: Около пятидесяти. От 40 до 60. Может быть, нам понадобятся администраторы. Но в целом, на гонках, согласно правилам, могут быть задействованы только шестьдесят человек. Причем, в это число входят люди и из Ferrari, которые будут также работать с нами, а это уже десять-пятнадцать человек.

Вопрос: Большинство команд располагаются в районе Сильверстоуна, где-то неподалеку от Оксфорда. Вы думаете найти что-нибудь там же?
Гюнтер Штрайнер: Совершенно верно. Между Оксфордом и Милтон-Кинсом.

Вопрос: Вы жили раньше в Великобритании.
Гюнтер Штайнер: Да, я жил и в Оксфорде, и в Милтон-Кинсе (смеется). Но теперь я буду большую часть времени проводить на базе в Америке.

Вопрос: Вы пока не начали разработку машины? Или прежде надо дождаться более удачного момента, когда появится более четкий регламент? Как вообще будет строиться работа в этом отношении?
Гюнтер Штайнер: Мы начнем в следующем году заниматься дизайном, будем плотно работать с Ferrari. Работать сейчас над проектом машины для 2016 года очень сложно, мы пока не знаем, как будут выглядеть коробка передач и мотор. Если начать сейчас, затем может наступить момент, когда придется все переделывать.

В настоящий момент главное – это набор сотрудников, создание инфраструктуры. С точки зрения административного персонала, у нас уже заложена платформа. У нас есть отдел кадров. На самом деле, это не самая простая задача. Это ведь не просто гоночная команда, а команда с базой в Америке. Мы проводим много консультаций, есть множество процедур, которые необходимо отладить, в том числе банковские счета, привести в порядок всю юридическую документацию, чтобы через год-два у нас не возникло с этим никаких проблем. Но все процессы идут достаточно хорошо, и я доволен.

Вопрос: Но вам потребуются, скорее всего, и люди из Формулы 1? Хорошо известно, что гонки в Америке в высшей степени профессиональны, а уровень технологий очень высок. Но насколько вы уверены, что американские инженеры смогут переключиться на Ф1? Или вы все-таки собираетесь перевозить европейцев в США?
Гюнтер Штайнер: Я бы сказал, легко "переключиться" не будет, предстоит огромная работа. Но для примера: мы запустили недавно наш сайт, на котором по сути всего одна страничка – по набору персонала. Мы получили за два первых дня три сотни резюме. Я не видел их, потому что я в Европе. Но интерес огромен, в том числе среди европейцев, британцев. Мы понимали с самого начала, что найти людей будет нелегко. Но, мне кажется, всё возможно.

Вопрос: Но каковы намерения? Хотите ли вы сделать команду настолько американской, насколько это возможно?
Джин Хаас: Я думаю, изначально мы будем во многом полагаться на людей из Формулы 1, на их оценки. У нас будет база в Великобритании. Но мы хотим привлечь к работе как можно больше людей из Америки, из Каннаполиса в том числе. Очевидно, что в Штатах не так много знают о Формуле 1, как в Европе, и мы будем черпать ресурсы оттуда, откуда возможно, из Великобритании и других стран, но постепенно интегрировать в процесс американцев.

Вопрос: Как вы планируете развивать отношения с Ferrari? Это будет касаться только поставки моторов или сотрудничество затронет еще какие-нибудь области?
Джин Хаас: Пока у нас есть двухлетний контракт. Посмотрим, что случится дальше, как будут развиваться отношения. Но мы хотим, чтобы HAAS Automation (компания Хааса по производству станков – Прим. ред.) ассоциировалась с премиальными брендами в том числе и в Формуле 1. И этого мы тоже хотим от сотрудничества с Ferrari.

Вопрос: Что касается узнаваемости бренда, Формула 1 уже начала приносить дивиденды в этом отношении?
Джин Хаас: Да, наверное. Мы уже привезли сюда клиентов, показать им Формулу 1. У нас есть здесь [в Монце] гостевая зона. У нас тут клиенты из Германии, из Италии. Определенно, люди знают, что такое Формула 1, особенно в автомобильном бизнесе, и это поможет нам.

Вопрос: Сколько сотрудников вы планируете привлечь к работе? Около трехсот?
Гюнтер Штафнер: Меньше. Наверное, двести. Причем, спустя несколько лет. Не сразу.

Вопрос: Каков штат на данный момент?
Гюнтер Штайнер: Шесть-восемь человек. У меня запланировано большое количество интервью с потенциальными кандидатами, но смысла увеличивать штат прямо сейчас, нет. Для примера: нам нет смысла создавать гоночную бригаду до конца следующего года. Если мы наймем их сейчас, они просто будут сидеть без дела.

Вопрос: И им придется платить...
Гюнтер Штайнер: Да, но проблема даже не в этом, а еще и в том, что ничем серьезным они заниматься не будут, поэтому потеряют интерес к проекту, энтузиазм. Если пятьдесят человек – я не скажу "не будут делать ничего" – но привыкнут делать совсем мало, их потом трудно разбудить. Им придется перестраиваться под другой ритм.

Джин Хаас: У нас даже нет оборудования. Все эти вопросы должны быть тщательно исследованы. Как мы будем добираться до трасс? Сколько нам нужно грузовиков? Сейчас мы занимаемся исследованиями и планированием. На самом деле, потребуется еще несколько месяцев, прежде чем мы составим четкую картину. Мы знаем, что наша первая гонка состоится в марте 2016 года, и сейчас идет обратный отсчет. Мы знаем, что в июне 2015 года нам надо иметь на руках информацию о моторе, чтобы мы могли начать выстраивать шасси вокруг него. Таких ориентиров несколько. Мы все их принимаем во внимание, и знаем, что должно быть готово с нашей стороны и к какому моменту.

Вопрос: Что по поводу цветовой гаммы? Уже думали о том, как будут выглядеть ваши машины?
Джин Хаас: (смеется) Нам уже сказали, что нельзя использовать красный. Мы еще не думали об этом.

Вопрос: Следующий шаг – задуматься о глобальной логистике. Насколько сложна эта задача, при учете того, что база будет располагаться в Штатах?
Гюнтер Штайнер: Я думаю, это сложно. Но у FOM есть отличная организация, они могут нам помочь. Нам не надо ничего изобретать. Достаточно привлечь кого-то, кто уже сталкивался с  логистикой в Формуле 1.

Вопрос: Тем не менее, в Европе некоторые команды отправляют обновления для машин с базы на трассу в среду-четверг. Вы же будете базироваться в Америке…
Гюнтер Штайнер: В самом начале мы не собираемся участвовать в этой гонке вооружений. Такими вещами занимаются в основном три-четыре лидирующие команды, это на другом конце стартовой решетки. Для начала нам надо удостовериться, что мы всё делаем правильно, а не просто тратить усилия и деньги на ветер, чтобы отыграть пару десятых.

Джин Хаас: У нас не будет такого же количества грузовиков, как у Red Bull…

Гюнтер Штайнер: …и пересылок частными самолетами новых деталей по пятницам перед гонкой. Мы не собираемся этим заниматься.

Вопрос: Сейчас обсуждается правило, согласно которому подобные вещи будут поставлены вне закона...
Джин Хаас: Мы слышим, как в Формуле 1 обсуждаются проблемы расходов, они делают определенные шаги в сторону ограничений. И это хорошо для нас.

Вопрос: Джин, у вас есть собственная компания, команда в NASCAR, теперь новый проект. Как много времени вы будете посвящать работе в Формуле 1?
Джин Хаас: Что ж, со временем, я буду вовлечен в работу в Ф1 все больше и больше. Это для меня новый вызов, серьезный проект, это то, чем я никогда прежде не занимался, и мне это интересно. В NASCAR у нас получилось неплохо, Формула 1 – очередной вызов. По крайней мере, половину своего времени я буду проводить, занимаясь делами команды в Формуле 1.

Вопрос: Но мы не увидим вас на каждой гонке?
Джин Хаас: Нет, у нас будет структура руководства. Чаще всего я буду наблюдать за гонками из гостевой зоны.

Вопрос: Пять лет назад заявки на выступление в Формуле 1 позали четыре команды. Одна из них так и не вышла на старт, еще одна уже не существует, а еще две сменили владельцев. Какие уроки вы можете извлечь из их опыта?
Джин Хаас: Мне кажется, одна из основ успеха – время. Нужно лучше понимать, что именно вы делаете. Когда вы практически сразу после подачи заявки должны стартовать в гонке, у вас просто нет времени со всем разобраться. Вы оказываетесь в ситуации, когда приходится преследовать собственный хвост, а впереди него оказаться невозможно. Вы постоянно находитесь в невыгодной позиции, когда что-то необходимо делать настолько быстро, насколько это возможно, но пока вы заняты этим, вы пытаетесь наверстать упущенное в одном, вы отстаете в других областях. Всегда можно найти больше денег, но больше времени на планирование и другие процессы у вас уже не будет никогда.

Время – это ключевой ресурс. У нас есть в запасе год. Это должно нам сильно помочь. Мы приезжаем на гонки, смотрим, как всё функционирует, понимаем, как выстраивать логистику, у нас есть время подумать о многом. Когда мы начнем стартовать в гонках, мы будем намного более готовы, чем те команды тогда.

Еще одна вещь, которую я заметил, наблюдая за этими командами, за их историей. Одна из главных проблем у них была – это отсутствие надежности машин. Они показывались на трассе с машинами, которые просто разваливались на части. Но есть две составляющие. Надо не только приехать на трассу, надо удостовериться, что ваша машина в состоянии проехать гонку.

Вопрос: Но у вас нет никаких четких ориентиров, относительно того, каких результатов вам хотелось бы добиться на первый, на второй год…
Джин Хаас: Нет. На первый сезон у нас две задачи: приезжать на гонки и построить надежные машины. Это две главные цели на настоящий момент. Я надеюсь, следующая цель – финиш в топ-10 в чемпионате.

Вопрос: В первый год?
Джин Хаас: Да, в первый год.

Вопрос: Мы говорили о том, что могут быть приняты какие-то правила, способные повлиять на сокращение расходов. Насколько вас устраивает структура Формулы 1, когда у вас фактически нет права влиять на принимаемые стратегические решения?
Джин Хаас: Я не вижу здесь большой проблемы. Мы новички и пока будем, по большому счету, делать всё так, как нам говорят. У нас нет особенного опыта. Я не думаю, что это как-то будет влиять на нашу работу. До тех пор, пока все находятся в равных условиях, мне все равно. Я бы сказал, многие правила в последнее время были написаны для того, чтобы контролировать расходы, и это будет полезно. Кто знает? Все вокруг продолжают говорить мне, что пытаются сэкономить мои деньги.

Вопрос: Говоря о Ferrari. Наверняка они постараются улучшить свои моторы, и к 2016 году будут намного более конкурентоспособными…
Джин Хаас: Да, я уверен в этом. Они были здесь на протяжении долгого времени, и у них огромный опыт.

Вопрос: У вас есть дорожная Ferrari?
Джин Хаас:
Честно говоря, у меня их четыре (смеётся).

Источник: F1News

Вторник 09 Сентября 2014 18:40
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: штайнер, гюнтер, формуле, ferrari

Читайте также: Руководитель команды Haas F1 Гюнтер Штайнер уверен, что скорость машины VF-16 позволяла надеяться на более высокие позиции, чем предпоследний ряд стартового поля. Вопрос: После сегодняшней квалификации, которая прошла по новому формату, вы ещё не пожалели, что пришли в Формулу 1?Гюнтер Штайнер: Нет-нет, я ни о чём не сожалею! Думаю, новый формат не сработал, предполагалось, что всё будет выглядеть несколько иначе. Но я надеюсь, что изменения будут внесены очень быстро. Вопрос: На ваших машинах стоят такие же двигатели, как и на Sauber, и вы, наверное, надеялись, опередить эту команду. Вас расстроила скорость, которую показала Haas F1 в квалификации?Гюнтер Штайнер: Нет, я доволен! Если вы посмотрите на скорость по секторам, показанную нашими гонщиками во время вторых попыток, то она не так уж плоха. Если всё детально проанализировать, то картина в целом нормальная. Но на первом круге на новых шинах Роман Грожан заблокировал колёса на торможении, а у Эстебана Гутьерреса возникла другая небольшая проблема. Но мы недооценили ситуацию. Надо было прервать первые попытки, и тогда у нас было бы достаточно времени, чтобы снова подготовить машины: если бы у нас было ещё секунд 20, мы бы заняли более высокие позиции. Конечно, стартовать из предпоследнего ряда – не лучший вариант, но у я уверен, что завтра у нас будет шанс пробиться вперёд. Главное, что машина хорошо сбалансирована, и я вполне оптимистично настроен по поводу будущего. Надо просто лучше работать. Вопрос: Как полагаете, на какие результаты вы бы были способны, если бы всё сделали правильно?Гюнтер Штайнер: На уровне 14-й позиции. Когда Роман Грожан прервал свою...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Штайнер: Неисправности с тормозами не повторятся

Гюнтер Штайнер: Я лично беседовал с каждым

Гюнтер Штайнер: Пока нам не до результатов

Штайнер: У нас есть решения для большинства проблем

Штайнер: Проблему с антикрылом нужно решить к утру

Штайнер: На тестах надо проехать побольше километров

Штайнер: Мы хотим бороться в середине пелотона

Штайнер: Расстановка сил в Формуле 1 может измениться

Штайнер: Задержка в Ferrari не повлияет на нас

Гюнтер Штайнер: Мы всё успеем к началу тестов