Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В традиционной авторской колонке для BBC Sport Дэвид Култхард проанализировал ситуацию в Mercedes после столкновения Нико Росберга и Льюиса Хэмилтона в Спа…

Дэвид Култхард: «Споры вокруг столкновения пилотов Mercedes Льюиса Хэмилтона и Нико Росберга во время Гран При Бельгии, идут только на пользу Формуле 1. По ходу сезона мы наблюдаем за постоянными эмоциональными подъемами и спадами. Гонщики и техника работают на пределе в условиях высокого прессинга, но в Mercedes отлично справляются с ситуацией, давая публике именно то, что она хочет.

Столкновение было грязным, ответственность лежит на Росберге. Льюис Хэмилтон не сделал ничего плохого, действовал практически безупречно. Он придерживался нормальной гоночной траектории и имел право поступить так, как поступил. Он даже не пытался выдавить Росберга за пределы трассы. Я придерживаюсь той точки зрения, которую высказал во время комментирования гонки: "Росберг хотел показать Льюису, что не намерен менять траекторию в подобных ситуациях". Однако он изменил траекторию в Бахрейне и в Венгрии, потому что у него было выбора, и именно так он должен был поступить в Спа, поскольку у него вновь не оставалось других вариантов.

Как это было: когда Росберг понял, что сейчас окажется за пределами трассы, он повернул руль вправо и неуклюжим маневром проколол Хэмилтону заднюю левую шину передним антикрылом. Со стороны легко говорить, что Нико специально ударил Льюиса. Случилось то, что случилось, но ни на мгновение я не поверю в то, что гонщик станет сознательно ломать свою машину. Пилоты знают, что не смогут сдвинуть соперника с траектории передним антикрылом, поскольку оно сломается – подобная стратегия изначально нежизнеспособна. Кроме того, ни один из гонщиков не знает, как именно нужно ударить колесо соперника, чтобы гарантировано проколоть ему шину.

Своими действиями Росберг заставил говорить о себе. После финиша гонки в Спа мы узнали, что именно он говорил команде, и люди сразу связали это с произошедшем в квалификации Гран При Монако. Именно в Монако между двумя гонщиками начался серьезный разлад. Однако я ни на секунду не готов поверить в то, что Росберг собирался проколоть Хэмилтону колесо. Он просто действовал неуклюже.

Нико хотел доказать свою точку зрения в том, что может бороться с Хэмилтоном. Это была его первая возможность, но он все сделал неправильно. Почему? Потому что он не так хорош в борьбе колесо в колесо, как Льюис Хэмилтон.

Если вам нужно выбрать гонщика, который может сохранять спокойствие и оказывать прессинг на напарника на протяжении всего уик-энда, то вы выберете Росберга. Если вам нужно выбрать кого-то, кто сможет прорваться с последних мест на сложной трассе, продемонстрировав впечатляющий пилотаж, то это Хэмилтон. Нико – быстрый и умный пилот, лидирующий в чемпионате, но в подобных ситуациях, как в Бельгии, он не может переиграть Льюиса. Нужно использовать свои сильные стороны, а не пытаться обыграть кого-то на его поле.

Я продолжаю считать, что стюарды правильно сделали, когда не стали применять штрафные санкции во время гонки. Если мы хотим, чтобы пилоты боролись на трассе, в подобных ситуациях стюарды должны оставаться в стороне. Однако столкновение имело огромные последствия для Хэмилтона, и, возможно, на такой случай у стюардов должен быть запасной план. Должны ли они действовать иначе в подобных случаях, когда речь идет о борьбе двух претендентов на титул? Пожалуй, да.

Росберг спровоцировал инцидент, который серьезно ухудшил шансы Хэмилтона в борьбе за титул. В подобных случаях у стюардов должен быть план действий, который помог бы нейтрализовать последствия инцидента, особенно, когда речь идет о борьбе за титул. Иначе может получиться так, что в последней гонке сезона гонщик, имеющий преимущество в очках, просто выбьет соперника с трассы. Чемпионский титул очень важен, поэтому кто-то может решиться на подобный шаг. Такое уже было раньше, и может произойти вновь, но никому не хотелось бы это видеть.

Должен был Росберг говорить о том, что хотел продемонстрировать свою позиицию? Если он это чувствовал, то должен был просто сказать команде. Должен был Хэмилтон рассказывать всему миру о том, что произошло на брифинге? В интересах команды, конечно, нет. Однако в интересах команды в той ситуации Нико не должен был бороться с ним.

Гонщики должны быть честными со своими командами, независимо от того, нравится это кому-то или нет. Только такой подход работает. Именно так мы поступили в McLaren, когда я столкнулся с Микой Хаккиненом. Я поговорил с Микой и руководителем Роном Деннисом. Мы все обсудили, и когда вышли к прессе, Мико ничего не сказал, а я придерживался корпоративной этики.

Ключевую разницу между этими двумя ситуациями мы увидели несколько лет назад, когда Льюис опубликовал в Twitter телеметрию, после того, как в квалификации в Спа его опередил напарник по McLaren Дженсон Баттон. Команде гораздо сложнее держать Льюиса под контролем, чем Мику или меня. Единственный человек, который может действовать во вред команде, Фернандо Алонсо. Мы помним, что он сделал, когда выступал за McLaren. В Mercedes знают, что и Хэмилтон на такое способен.

Во время гонки в Спа мы видели, как руководитель Mercedes Motorsport Тото Вольфф и неисполнительный директор команды Ники Лауда говорили с членом совета директоров Mercedes Томасом Вебером. Затем они успели пообщаться с Хэмилтоном, и после этого сделали публичное заявление о том, что действия Росберга были некорректными. Меня это удивило, потому что в подобных ситуациях команды хотят выглядеть как можно лучше, и мы часто слышим примерно такие слова: "Это неприемлемо, что наши гонщики столкнулись друг с другом, но мы в команде решим эту проблему".

Тот факт, что в Mercedes не стали так говорить, стало ударом для Росберга, но мы можем восхищаться силой характера Вольффа и Лауды, если они думают, что тем самым напугали своего пилота. Просто из-за того, что Лауда сказал это, а Вольфф – руководитель команды, еще не означает, что они контролируют своих гонщиков. Они могут влиять на пилотов внутри команды, но никак не могут контролировать то, что они делают за рулем. Точно также, Фрэнк Уильямс не мог контролировать Найджела Мэнселла и Нельсона Пика, Рон Деннис - Алена Проста и Айртона Сенну, или Хэмилтона и Алонсо.

В жизнь есть вещи, которые вы можете только принять. Вы не можете пасти кошек, управлять вулканом и контролировать двух лучших гонщиков, выступающих в одной команде. Если у вас это получилось, вероятно, у вас неправильные пилоты, поскольку в них нет той искры, которая делает их великими. В Mercedes пригласили двух первых номеров, и никакие слова Лауды и Вольффа не остановят их от борьбы друг с другом.

Команда может высказать свое мнение и продолжать использовать честный подход. Зрителям не нужны слова, навязанные пресс-службой. В современной мире с постоянным потоком информации и потоковым видео в высоком разрешении, люди сделают собственные выводы еще до того, как боссы команды успеют что-то сказать.

Мы может только приветствовать Вольффа и Лауду за их стремление быть честными, поскольку это в интересах спорта и команды Mercedes. Они должны продолжать использовать прежний подход, поскольку это здорово. Если говорить о борьбе за титул пилотов одной команды, то Хэмилтон и Росберг – современные Сенна и Прост. В этом году мы видим повторения ситуации 1988 или 1989 года. Нынешний сезон станет классикой, и мы должны быть рады, что в Mercedes позволили этому произойти. Надеюсь, так будет продолжаться и дальше».

Теги: Инцидент Хэмилтон-Росберг в Спа'14, Дэвид Култхард

Источник: F1News

Вторник 26 Августа 2014 14:11
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: mercedes, росберга, хэмилтона, росберг

Читайте также: После заявления Нико Росберга об отставке, широко обсуждаются кандидаты на его замену. В их числе называют почти всех гонщиков топ-команд и нескольких перспективных пилотов – Серхио Переса, Валттери Боттаса и Нико Хюлкенберга. В эфире программы Sport&Talk бывший гонщик Формулы 1 Герхард Бергер проанализировал различные варианты. Герхард Бергер: «Феттель не может уйти из Ferrari – у него есть контракт. У Переса уже был шанс в топ-команде, он не справился. Боттас? За расторжение контракта Валттери придётся немало заплатить. И хотя его карьерой занимается Тото Вольфф, я сомневаюсь, что он перейдет в Mercedes. Верляйн – это, безусловно, хороший вариант, я даже считаю его идеальным. Нико Хюлкенберг? У него есть контракт с Renault – это уже решено. Любая команда хотела бы подписать контракт с Даниэлем Риккардо, но есть небольшое "но": он прочно связан с Red Bull Racing и точно не перейдет в Mercedes. Ферстаппен? Контракт с ним обошёлся бы Mercedes в несколько сот миллионов! Макс работает в Red Bull Racing и очень высоко котируется. Что касается Эстебана Окона, у меня есть сомнения на его счет, ведь он подписал контракт с Force India, но это участник молодежной программы Mercedes. Пожалуй, можно остановиться на следующем: кроме Паскаля Верляйна, кандидатов нет. У всех топ-команд есть молодежные программы, и самая известная – у Red Bull Racing. В результате у них выступают, пожалуй, самые сильные гонщики – Даниэль Риккардо и Макс Ферстаппен. В Mercedes тоже организовали молодёжную программу, и один из её участников – Паскаль Верляйн. Это сильный гонщик. Я не представляю, насколько он конкурентоспособен, но нынешняя ситуация – отличная возможность дать парню...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Де ла Роса: Шансы Алонсо перейти в Mercedes - 50 на 50

У Mercedes больше нет претензий к Хэмилтону

Фелипе Масса: Кто же откажется выступать за Mercedes?

У Mercedes есть три варианта

Алонсо – главный претендент на место в Mercedes?

Нико Росберг: Дорога была долгой и трудной

Нико пел со сцены, а Льюис пообещал выучить немецкий

Джордан: В Mercedes постараются заполучить Феттеля

Ники Лауда: Нико устроил нам сюрприз

В Mercedes не решили, применять ли санкции к Льюису