Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В этом году в рубрике "Интервью читателей" вы сможете задать вопросы гонщикам. В Мельбурне на них ответил Даниил Квят, в Барселоне – Нико Хюлкенберг, в Монако – Камуи Кобаяши, в Сильверстоуне – Валттери Боттас, в Германии – Дженсон Баттон, в Венгрии - Даниэль Риккардо.

Перед началом уик-энда серии Indycar в Милуоки на вопросы читателей F1News.Ru ответил гонщик программы SMP Racing Михаил Алёшин...

Вопрос (Тимур Абдиев Монреаль): Я смотрю Indycar по канадскому ТВ, местные комментаторы от вас в восторге. Вы чувствуете, что окончательно влились в новый для себя чемпионат, в новую автогоночную культуру? Не скучаете по гонкам в Европе?
Михаил Алёшин: О том, что я окончательно влился, можно будет говорить, когда я стану регулярно побеждать. Пока я всё адаптируюсь к этим гонкам, которые всё же здорово отличаются от того, к чему мы привыкли в Европе. Думаю, и комментаторы будут в большем восторге, когда я начну побеждать.

Честно говоря, по гонкам в Европе не скучаю. В Европе все трассы известны, а Indycar – это что-то совершенно новое для меня. Очень интересно учиться всему практически заново.

По чему я действительно скучаю, так это по дому!

Вопрос (McRaven, Москва): Сложно ли было адаптироваться к другому миру, укладу жизни, болельщикам, отношениям в паддоке и гонкам на овалах?
Михаил Алёшин: Для меня этого далеко не первый опыт проживания за границей. Я жил в Европе – в Италии, Англии, Австрии, Германии. В самом начале карьеры пришлось непросто, не было полного понимания, что нужно адаптироваться подстраиваться, учитывать местные особенности, а в этом году никаких проблем не возникло.

Кроме того, здесь я очень много работаю – были только одни выходные, а в остальное время либо гонки, либо тесты, либо подготовка – на то, чтобы осмотреться, просто не хватило времени. Я здесь на работе.

Гонки на овалах были для меня в новинку, хотя пока у меня всё более-менее получается на таких трассах, но и автодромы более привычной конфигурации здесь имеют массу особенностей. В каждом повороте может несколько раз меняться покрытие, очень неровные трассы – каждая гонка имеет свои особенности, и я даже не могу выделить из них какую-то одну – все они достаточно сложные.

Вопрос (Антон, Пермь): В чем главные отличия автогоночной культуры между США и европейскими гоночными сериями?
Михаил Алёшин: Прежде всего, в большей популярности автоспорта у местной аудитории. Люди приходят на абсолютно любые виды гонок, от джип-триала в грязи до гонок на газонокосилках. А такие соревнования, как Indycar или NASCAR, собирают огромную аудиторию. Количество зрителей всегда определяет уровень соревнования, помогает ему подниматься выше.

Ещё одно отличие – отношение в паддоке к своей работе. Все работают очень напряженно, но при этом нет привычной для Европы обособленности – все друг с другом общаются. Поначалу я удивлялся, когда инженер из другой команды подходил и здоровался, хотя до этого я его никогда не видел. В Европе постараются сделать вид, что просто вас не замечают. Там каждая команда сама по себе, за пределами своей команды вы, обычно, ни с кем не общаетесь. В Indycar все более открыты.

В техническом плане Indycar гораздо сложнее, чем GP2 или Мировая серия, но есть ощущение, что люди здесь проще. Они понимают, что делают серьёзную работу, но не делают при этом слишком серьёзный вид.

Вопрос (Вадим, Химки): Как относятся в Indycar к первому русскому пилоту. Каково отношение команды, соперников, заокеанских болельщиков?
Михаил Алёшин: Отношение хорошее. По местным телеканалам можно услышать позитивные отзывы, а что касается болельщиков – я был удивлён, когда во второй половине сезона видел всё больше людей в майках с надписью «Михаил Алёшин», хотя они не являлись моими соотечественниками. В целом, отношение очень позитивное.

Могу сказать только одно – благодаря программе поддержки пилотов SMP Racing мы произвели фурор за океаном, никто от нас такого не ожидал!

Вопрос (Андрей, Нью-Йорк): Михаил, как часто слышите русскую речь во время гонок, как часто к вам подходят русскоязычные болельщики?
Михаил Алёшин: В Канаде было очень много русских болельщиков, в Индианаполисе на «Инди-500». Интерес с их стороны только появляется. Как в России люди долго шли к массовой любви к Формуле 1, так и здесь наши земляки всё больше интересуются Indycar, тем более, что гонки в этом году все действительно очень интересные. Многие из наших болельщиков говорили мне, что приехали на этап только из-за русского гонщика. Очень приятно, что приходят поддерживать – это придаёт сил. Для меня всегда была важна поддержка болельщиков – это здорово помогает.

Вопрос (Дмитрий, Калуга): Над чем вы сейчас больше работаете — над собственным пилотажем (на овалах, например) или над тем, чтобы познать машину, понять её поведение в каждой ситуации?
Михаил Алёшин: Над всем вместе. Проблема – отсутствие опыта выступления на этих трассах, часто приходится учиться на ходу, перед некоторыми этапами невозможно провести тесты – приезжаем, тренировка и сразу квалификация.

Работа идёт по всем направлениям, но если на незнакомой трассе я сразу еду в темпе напарника, можно сместить акцент на работу с настройками. Если по каким-то причинам не удаётся быстро адаптироваться, нужно этому уделить какое-то время. Многое зависит от конкретной трассы. В целом, больше времени я уделяю себе – на незнакомых трассах только от меня зависит, насколько быстро я их выучу.

В общем и целом, я, как всегда, собой недоволен – хочется делать свою работу идеально каждый раз!

Вопрос (Сергей, Днепропетровск): Сейчас идут разговоры о следующем сезоне в Indycar. Какие перспективы, останетесь ли вы в Schmidt Peterson Motorsports, перейдете в другую команду или вернётесь в Европу?
Михаил Алёшин: Я понимаю, что этот вопрос всех волнует, но всему своё время. Скоро мы всё расскажем.

Вопрос (Алексей, Ташкент) С кем из гонщиков Indycar, кроме напарника, у вас сложились товарищеские отношения? Если такое вообще возможно...
Михаил Алёшин: Честно говоря, у нас с Симоном очень хорошие, но в большей степени деловые отношения. Мы не видимся вне трассы или это происходит очень редко.

Во-первых, нужно отдыхать друг от друга, учитывая, сколько времени мы проводим вместе при столь плотном сезоне, во-вторых, мы – соперники на трассе, что не подразумевает настоящую дружбу.

У меня с Симоном, наверное, лучшие отношения, которые когда-либо были с напарником по команде – с ним действительно очень просто, мы делимся информацией, что помогает команде двигаться вперёд, но у меня никогда не было близких друзей среди гонщиков.

Обычно я выбираю для дружбы людей, не связанных с моей профессией и со спортом. Хочется развиваться в разных направлениях, а если вы ужинаете в компании гонщиков, то темы всегда одни и те же – кто кого обогнал, кто проехал медленнее, кто быстрее, у кого какие проблемы возникли на трассе. Всё это здорово, когда происходит на работе, но в свободное время я не хотел бы общаться на эти темы.

Хотя, опять же, с Симоном общаться очень просто и приятно, это очень развитый человек с прекрасным чувством юмора.

Вопрос (Андрей, Магнитогорск): Михаил, на трассах какого типа труднее выступать: на овальных или на кочковатых городских? И правда ли, для того, чтобы успешно выступать на овалах, нужно иметь некоторые части тела из стали?
Михаил Алёшин: Трудно сказать, какие трассы сложнее – каждая из них сложна по своему. Для меня овалы немного сложнее, чем для других пилотов, с которыми я выступаю, поскольку до этого года на овалах я не гонялся.

Вторая часть вопроса? Учитывая прозвище «Crazy Russian», которое я здесь получил после некоторых гонок на овале, с этим у меня, по мнению экспертов, типа Пола Трэйси, всё в порядке.

Вопрос (Станислав, Москва): Вы не считаете, что уровень безопасности трасс и машин в Indycar недостаточно высокий? Бампер, закрывающий задние колеса, действительно помогает избежать "взлетов" при касании?
Михаил Алёшин: Ситуация с безопасностью здесь интересная и необычная. С одной стороны, производители машин, шлемов, комбинезонов, очень серьёзно относятся к безопасности. У нас такие же карбоновые накладки на визорах, как у пилотов Формулы 1, а технологии, которые используются при разработке машин, позволяют избежать серьёзных увечий в случае аварий. Скажем так – машины крепче, чем в Формуле 1 просто потому, что скорости выше.

При этом безопасность трасс очень сильно уступает тому, к чему мы привыкли в Европе. Я бы сказал, что отставание – лет десять-пятнадцать.

Честно скажу, меня это вполне устраивает и мне это нравится. В Европе появились трассы, к примеру, тестовый полигон Поль-Рикар, где за рулём вы чувствуете себя, как в компьютерной игре. Я не знаю ни одного нормального гонщика, которому бы нравилась эта трасса – просто потому, что какую бы глупую ошибку вы не допустили, до стены всё равно не доедете.

Я не хочу сказать, что попадать в аварии, разбивать машину и получать травмы – это здорово, но я не считаю, что автоспорт должен быть абсолютно безопасным. Если есть желание чувствовать себя в абсолютной безопасности, нужно заняться чем-то другим.

Ещё Хемингуэй сказал, что считает спортом только корриду, альпинизм и автогонки, а всё остальное – игры. Мне кажется, в какой-то степени так и должно быть. Гонки должны быть рискованными, а те, кто в них участвует на профессиональном уровне, должны понимать степень опасности. В Европе эта опасность сейчас не настолько очевидно, как здесь.

Бампер? Он действительно спасает от «взлётов» машин – это факт. Если бы не он, при столь плотной борьбе мы бы видели взлёты и перевороты в каждой гонке. Отличное решение.

Вопрос (Сергей, Новомосковск): Так что всё-таки быстрее, Формула 1 или IndyCar?
Михаил Алёшин: На прямых – Indycar, на трассах с множеством поворотов – Формула 1.

Вопрос (Эдуард, Москва): Михаил, есть ли желание попробовать свои силы в NASCAR?
Михаил Алёшин: У меня есть желание попробовать свои силы во многих дисциплинах автоспорта, но NASCAR явно не на первом месте (смеётся). Хотя, если возникнет такая возможность, почему бы и нет? Впрочем, я не считаю, что исчерпал свой потенциал в «открытых колёсах».

Вопрос (Максим Конев, Омск): Знаю, что кроме основного рода деятельности, вы занимаетесь музыкой. А что вы любите слушать?
Михаил Алёшин: Отвечать на этот вопрос, как и говорить о музыке, можно вечно. Я слушаю совершенно разную музыку, от джаза, скажем – Ареты Франклин, до, скажем – The Black Key, которые сегодня очень здорово иллюстрируют ситуацию в мировой рок-музыке. Я бы не смог слушать что-то одно продолжительное время.

Очень люблю блюз, фанк, из электронной музыки нравится Stompbox, Prodigy. Последнее, что я слушал? Сергей Курёхин, упражнение номер 3.
 

Источник: F1News

Пятница 15 Августа 2014 23:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: михаил, алешин, indycar, европе

Читайте также: С Михаилом Алёшиным мы беседовали в Бахрейне, во время финального этапа чемпионата мира FIA WEC, где он выступал в категории LMP2 за команду SMP Racing. Михаил присоединился к команде после окончания сезона в своей основной серии, IndyCar, и провёл в экипаже №27 за рулём BR01 три финальные гонки. В интервью F1News.Ru Михаил подвёл итоги прошедшего сезона...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

IndyCar: Михаил Алёшин занял 2-е место в Поконо

Михаил Алёшин установил рекорд скорости на льду

Михаил Алёшин: Я очень рад возвращению в IndyCar

«Лада», Афанасьев и Грачёв на подиуме. Что дальше?

Алёшин: Завтра я вылетаю на плановые тесты

Михаил Алёшин выступит на финальном этапе IndyCar

Михаил Алешин: Ле-Ман – это одна из вершин

Алёшин: Конечно, Ле-Ман – главное событие сезона

Михаил Алёшин: Участие в Гонке Звёзд - честь для меня

Михаил Алёшин: В IndyCar мне всё очень нравится