Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Прогресс Williams стал одним из главных сюрпризов этого сезона. Пэт Симондс, один из авторов этого успеха, рассказал, в чем секрет высоких результатов, и как ему удалось заставить команду поверить в свои силы…

Вопрос: Расскажите, за счет чего Williams удалось добиться такого прогресса?
Пэт Симондс: Разумеется, нам очень помог двигатель Mercedes. На сегодняшний день это лучшая силовая установка, и в Mercedes AMG показывают, каких результатов можно от нее добиться. Однако нельзя забывать одну вещь – в прошлом году на наших машинах стояли чемпионские моторы Renault, а команда закончила сезон на девятом месте. Сейчас у нас вновь практически чемпионский мотор, и Williams – вторая по скорости среди клиентов Mercedes, и мы не так много проигрываем заводской команде. Это свидетельствует о том, что у нас многое изменилось, согласитесь?

Вопрос: Какие именно произошли перемены?
Пэт Симондс: Когда я в первый раз приехал на базу Williams просто, чтобы познакомиться, я почувствовал, что в команде царила паника. Они считали, что у них хорошая машина, и просто нужно прикрутить к ней правильные детали. Очевидно, что это был не тот случай. В этом году у нас гораздо меньше новинок, которые оказываются неэффективными, и я горжусь тем, что всё работает. Если какая-то идея не срабатывала, мы сразу понимали, что нашли предел.

Вопрос: Вы сейчас говорите о заднем антикрыле?
Пэт Симондс: Верно. У нас была такая проблема, но команда смогла ее решить. Можно рассуждать о чуде, благодаря которому мы добились таких результатов, но я предпочитаю говорить о логике и инженерном подходе. Мы делаем ставку на прогресс – в таком случае не только один-два отдела могут хвастаться красивыми цифрами, но и вся команда.

Вопрос: Звучит довольно просто. Но насколько легко вам удается принимать правильные решения?
Пэт Симондс: Хорошая новость для Williams заключается в том, что в команде работают грамотные сотрудники. Они знали, как сделать, но не знали, что нужно делать. В результате это существенно упростило мою работу. Нам не пришлось нанимать прославленных высокооплачиваемых инженеров, достаточно было устранить слабые места и усилить несколько отделов. В результате всё свелось к тому, чтобы максимально раскрыть потенциал людей, которые уже работали в команде.

Вопрос: Вы смогли вернуть команде уверенность в своих силах?
Пэт Симондс: Это было непросто, потому что когда я начал работать, у команды не было вообще никакой уверенности в себе. Именно поэтому чувствовались панические настроения. Кто-то из гоночной бригады сказал мне, что не стоит тренировать пит-стопы, поскольку в этом нет смысла, ведь у нас плохая машина. Такой настрой – путь в никуда. Посмотрите, как сегодня команда проводит пит-стопы. В среднем, у нас неплохое время. У механиков даже есть собственный тренер – мы стали первой командой Формулы 1, которая применила такой подход. Все вновь поверили в свои силы, и в команде отличная атмосфера.

Вопрос: В Канаде Williams выступила на одном уровне с Red Bull и Ferrari. Так чья машина вторая по скорости?
Пэт Симондс: Думаю, наша. Решающим стал этап в Сильверстоуне. Я считал, что на этой трассе Red Bull опередит нас, и в скоростных поворотах они действительно были быстрее, но мы смогли их одолеть. К сожалению, не мы занимаем второе место в Кубке конструкторов – это свидетельство того, что мы недостаточно хорошо справляемся со своей работой.

Вопрос: У Williams с самого начала сезона была вторая по скорости машина чемпионата?
Пэт Симондс: Я так не думаю. В начале сезона у нас была хорошая машина, но не вторая по скорости. Тем не менее, мы выглядели лучше, чем на десять очков, которые заработали в первой гонке. Постепенно мы модернизировали машину. Полагаю, нашей команде удалось это сделать быстрее, чем соперникам.

Вопрос: В Канаде наступил переломный момент?
Пэт Симондс: Да, хотя до этого этапа по ходу сезона у команды было два тревожных звонка. Первый – во время квалификации в Китае под дождем, и второй – в Бахрейне во время гонки, когда лидеры проехали дистанцию с двумя пит-стопами, а мы – с тремя. Тогда стало понятно, что нужно лучше разобраться в особенностях резины. В Хоккенхайме у нас практически не было проблем с износом. Команда значительно улучшила аэродинамику, хотя новый регламент позволяет фактически только небольшие шаги в этой области.

Вопрос: Чего не хватает Williams по сравнению с Mercedes?
Пэт Симондс: По сравнению с нами, у них выше уровень прижимной силы.

Вопрос: Вы довольны эффективностью новинок, привезенных на этап в Венгрии?
Пэт Симондс: Все сработало по плану. У нас появилось заднее антикрыло, открылки, модифицированная система охлаждения задних тормозов и доработанная подвеска, призванная смягчить эффект от запрета FRIC.

Вопрос: Как отразился на Williams запрет на использование подвески FRIC?
Пэт Симондс: Когда я смотрю на две предыдущие гонки, то вижу больше положительных сторон. Мне кажется, за счет запрета мы смогли приблизиться к Mercedes. Запрет действительно беспокоил меня, но мы оказались готовы к нему, поскольку смогли поработать с машиной без FRIC еще на зимних тестах, когда в Хересе у нас возникли определенные проблемы. В результате у нас уже было представление о том, как будет вести себя машина.

Вопрос: Немного странно, что запрет был принят в середине сезона. Это чем-то напоминает ситуацию в 2006 году, когда FIA запретила демпфер масс Renault?
Пэт Симондс: Что тогда, что сейчас, использовались точно такие же аргументы. Я не понимал запрет тогда и не понимаю сейчас. Отличие в том, что сейчас я не так расстроен из-за запрета.

Вопрос: Как мы знаем, с нового сезона ограничен уровень расхода топлива. В таких условиях, может, стоит разрешить больше свободы в работе над аэродинамикой?
Пэт Симондс: Можно, но не обязательно. На самом деле сейчас действует правило "30/30" - в неделю команда может работать 30 часов в аэродинамической трубе и использовать вычислительные системы мощностью до 30 терафлопс. Это правило очень эффективно.

Возьмем ситуацию в это время сезона: команды должны решить, сколько времени они будут тратить на модернизацию нынешней машины, и сколько – на работу над машиной для следующего года. В прошлом большие команды могли круглыми сутками использовать аэродинамическую трубу и фактически работать параллельно над двумя программами. Сейчас это невозможно. Да, в Mercedes в отделе аэродинамики работает больше сотрудников, чем у нас, они могут генерировать больше идей, но действует ограничитель в виде правила "30/30". Это отлично уравнивает шансы команд.

Источник: F1News

Четверг 07 Августа 2014 19:04
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: симондс, williams, mercedes, вторая

Читайте также: С сезоном 2018 года в Williams связывали большие надежды. Команда собрала приличный бюджет, усилила технический штаб, машину разрабатывал опытный Падди Лоу, участвовавший в создании чемпионских машин Mercedes, но уже сейчас понятно, что результат слишком далёк от ожиданий. Обычно чем больше команда уступает лидеру, тем большее отставание может отыграть, но если сравнить лучшие результаты команд на квалификации в Бахрейне в сезонах 2017 и 2018 года, выяснится, что только Williams сделала шаг назад. «Сегодня по ряду причин нам не хватало скорости, - признался в субботу технический директор команды Падди Лоу, - одни причины мы понимаем, а другие – нет». Команда Разница в квалификации с Гран При Бахрейна 2017 McLaren -1.842 Force India -1.810 Toro Rosso -1.594 Sauber -1.480 Haas -1.405 Ferrari -1.289 Red Bull Racing -1.147 Renault -0.655 Mercedes -0.645 Williams +1.340 Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Williams примет участие в Лондонском марафоне

Лоу: У FW41 нестабильное поведение при входе в повороты

Историческая машина Williams выставлена на торги

Бразилия'96: В поиске ответов

Япония’95: Привычка побеждать

Роберт Кубица пилотирует FW41 на трассе в Арагоне

В Williams объявили о контракте с Оливером Роуландом

Венгрия'95: Удар

Великобритания'93: Обманутые ожидания

Сан-Марино'92: Пять из пяти