Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Жюль Бьянки вписал своем имя в историю чемпионата мира, заработав первые очки команды Marussia в Монако. Но этого молодому французу явно не достаточно. В интервью F1News.Ru Бьянки говорил о желании стать пилотом Ferrari и о своей гоночной семье. Жюль – внучатый племянник победителя 24 часов Ле-Мана и бронзового призера Гран При Монако 1968 года Люсьена Бьянки и внук успешного пилота Мауро Бьянки…

Вопрос: Жюль, на Гран При Монако произошло историческое событие, вы принесли первые очки Marussia. Как прошел вечер после гонки?
Жюль Бьянки: Мы пошли поужинать с Андреем Чеглаковым, его семьей и моей тоже. Мой менеджер Николя Тодт тоже был там. Мы отлично провели время.

Вопрос: У вашего отца есть ресторан в на побережье.
Жюль Бьянки: Да, но это достаточно далеко. Мы остались в Монако, пошли в местный итальянский ресторан.

Вопрос: Помимо ресторана у отца есть еще и картодром.
Жюль Бьянки: Нет, уже нет. Он владел им на протяжении некоторого времени, но теперь продал.

Вопрос: Это он в свое время привел вас в гонки?
Жюль Бьянки: Да. Моя первая гонка была на юге Франции, на одном маленьком картодроме. Я финишировал предпоследним, потому что обещал отцу. Это было забавно. Мне было десять лет, я сказал ему перед гонкой: "Я точно финиширую не последним". Это была моя первая гонка, но я все равно был уверен в себе. В итоге так получилось, что почти всю гонку я ехал последним, но на заключительном круге в последнем повороте все-таки обогнал одного соперника и сдержал слово. Конечно, так себе результат, но я все равно получил огромное удовольствие.

Вопрос: У вас гоночная семья. Когда вы начали понимать, что ваш дед был гонщиком?
Жюль Бьянки: Да. Мой дед и его брат были гонщиками. Брат моего деда выиграл Ле-Ман, финишировал третьим в Монако в Гран При Формулы 1. Он был достаточно успешен. Дед тоже выиграл много гонок, но потом у него была очень серьезная авария в Ле-Мане. Он едва не сгорел. После этого он уже практически не выступал в гонках. Мой отец не был гонщиком. Из-за истории нашей семьи ему было невозможно выстроить свою карьеру. Но у него был картодром, на котором я и начал гоняться – очень рано. Когда мне было три, я уже сидел за рулем.

Вопрос: В семье вы часто разговаривали об аварии деда?
Жюль Бьянки: Мы говорили с ним. Конечно, не тогда, когда я был совсем маленьким. Но потом, когда я начал чуть лучше понимать, что такое гонки и так далее, отец рассказал мне, что случилось и почему. В результате аварии у деда на лице остались ожоги, он не мог шевелить некоторыми пальцами, они тоже были обожжены. Я помню, как спрашивал: "Дед, что случилось с твоими руками?" – и он рассказывал мне про аварию.

Вопрос: Вы исключаете, что когда-нибудь будете гоняться в Ле-Мане?
Жюль Бьянки: Нет. Я думаю, однажды я туда поеду. Я бы хотел проехать "24 часа", но в данный момент это не является моей целью. Я здесь, в Формуле 1, и хочу выстроить успешную карьеру. Я хочу доказать, что чего-то стою, и надеюсь, еще много лет проведу в чемпионате.

Но никто не может предсказать будущее. Если когда-нибудь у меня появится шанс выступить в Ле-Мане, я обязательно попробую им воспользоваться. Это одна из лучших гонок на планете.

Вопрос: Бруно Сенна просил разрешения у матери на то, чтобы начать карьеру…
Жюль Бьянки: Если когда-нибудь я пойму, что у меня есть шанс выйти на старт "24 часов Ле-Мана", я должен буду поговорить с семьей. Потому что конкретно эта гонка и ралли как вид – это два соревнования, участие в которых мой дед вряд ли одобрит. Но если у меня будет такая возможность, я обязательно уделю время для разговора с ним. Посмотрим, что он скажет.

Историю семьи надо уважать. Дело не только в аварии деда. В Ле-Мане он потерял брата, он почти потерял собственную жизнь там. Это непростая тема.

Вопрос: Его брат разбился на следующий год после победы, так?
Жюль Бьянки: Да, он выиграл в 1968 году, когда мой дед попал в аварию, а в 1969 году разбился сам.

Вопрос: Когда вы начинали профессиональную карьеру, это не мешало вам? Вам не пришлось просить разрешения продолжать?
Жюль Бьянки: Нет. Сейчас гонки стали другими. Они намного более безопасные. В их времена многое было по-другому. Но теперь риск меньше, машины прочнее, трассы оборудованы по-другому. Я не должен был просить. Наоборот, дед очень рад тому, что я гоняюсь. Он не пропускает ни одной трансляции, следит за каждой сессией, за новостями. Он очень увлечен моей карьерой, он мой главный болельщик.

Вопрос: Он часто приезжает на гонки?
Жюль Бьянки: Он приедет в Спа, но ему тяжело приезжать на гонки часто. Ему нравится дома, он не хочет быть в центре внимания. Он смотрит гонки по телевизору, рядом стоит компьютер с таймингом, он следит за временами на секторах и тому подобное (смеется). Он правда очень увлечен.

Вопрос: Я слышал, что вы увлекаетесь маунтинбайком. Так ли это?
Жюль Бьянки: Да, я вообще люблю мотоциклы. Маутинбайк в том числе. Я раньше занимался им. Но теперь это в прошлом.

Вопрос: Из-за Формулы 1?
Жюль Бьянки: Да. Это небезопасно. Примерно то же самое, что и горные лыжи. Риск получить травму намного выше. Я люблю горные лыжи, но нет никакого смысла заниматься ими сейчас, когда карьера продолжается. Конечно, можно сказать, что произойти может все, что угодно. Может, я упаду после этого интервью со ступеньки и сломаю ногу, но лучше все-таки быть осторожным.

Вопрос: Недавно вы провели тесты в составе Ferrari.
Жюль Бьянки: Да, мне очень понравилось. Но по-другому и быть не может. Быть частью такой команды, работать с ней, даже на протяжении всего одного дня – это фантастика. Я рад, что получил такой шанс, но теперь я вновь в Marussia и сосредоточен на том, чтобы делать мою работу так же хорошо, как и прежде. Что касается остального… Посмотрим.

Вопрос: У вас была возможность сравнить машины. Насколько велика разница?
Жюль Бьянки: Конечно, разница очень заметна. Это не так сложно понять и со стороны: если просто посмотреть на протоколы – разница в три секунды на круге заметна. Когда я оказался за рулем, я почувствовал огромную разницу. Но я примерно этого и ожидал.

Вопрос: Вы наверняка же мечтаете однажды стать боевым пилотом Ferrari…
Жюль Бьянки: Да, это моя мечта. И это то, что заставляет меня работать еще напряженнее. Я хочу в один прекрасный день быть достойным того, чтобы получить контракт с Ferrari. Это нелегко, потому что этой команде нужны лучшие пилоты мира. Я должен показать, что достоин этого.

Источник: F1News

Пятница 18 Июля 2014 16:26
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: бьянки, монако, лемане, гонка

Читайте также: Сегодня было объявлено о возвращении Гран При Франции в календарь Формулы 1 в 2018 году. На пресс-конференции, посвященной этому событию, президент регионального совета региона Прованс-Альпы-Лазурный берег Кристиан Эстрози заявил, что одной из причин для проведения гонки на трассе Поль-Рикар было желание отдать дань памяти французскому гонщику Жюлю Бьянки. «Я думаю о нашем гонщике из Ниццы, об ушедшем из жизни Жюле Бьянки, – заявил Кристиан Эстрози. – Возвращение в календарь чемпионата Гран При Франции я хочу посвятить ему. Мыслями я с его семьей и его отцом». Жюля Бьянки не стало 17 июля 2015 года. Молодой гонщик получил смертельную травму на трассе Гран При Японии, после чего более полугода находился в коме, но несмотря на все усилия медиков так не пришел в сознание. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Филипп Бьянки: Время не лечит

Формула 1 вспоминает Жюля Бьянки

Филипп Бьянки: Гонщики боятся высказывать своё мнение

Филипп Бьянки: Справедливость должна восторжествовать

Почему семья Бьянки решила обратиться в суд?

Семья Жюля Бьянки подаёт в суд

Грожан в Монако сменит дизайн шлема в честь Бьянки

Филипп Бьянки: Закрытый кокпит не спас бы Жюля

Прощай, Жюль! До свидания, пилотессы. С кем рассталась Формула-1

Филипп Бьянки: Это тяжелая неделя для нашей семьи