Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
В групповом интервью Виталий Петров рассказал о непростом уик-энде на Moscow Raceway, трудной адаптации к «Мерседесу» и продаже «Кэтерхэма». DTM в России. Воскресенье. Как это было

Виталий Петров ещё до старта уик-энда на трассе Moscow Raceway предупреждал, что не стоит ждать многого от него и «Мерседеса»: мол, машина по-прежнему не в лучшей форме, плюс конкретно российская трасса не подходит. Увы, прогноз подтвердился: после 23-го места в квалификации Петров продвинулся в гонке до 18-го, но только за счёт сходов конкурентов. Этап не задался, но на вопросы российских журналистов Виталий ответил как всегда подробно и любопытно.

– Виталий, как сложилось воскресенье?
– Стартовал в принципе неплохо – в отличие от «Мерседесов» впереди меня, которые были на мягких шинах. Да, я не выиграл позиций, но для жёстких колёс старт был неплохой. А люди на мягких колёсах старт чуть прозевали, но за счёт более высокого сцепления потом отыгрались. В первом повороте я не стал ни с кем бодаться: пусть даже я выступаю у себя дома, гонка на этом не кончается. Самое главное – километраж, мне было важно понять, как машина себя ведёт на этой трассе на втором и третьем секторах.

Я хотел как всегда провести гонку, войдя в ритм. Конечно, сейфти-кар очень сильно нам помешал: мы проехали на мягкой резине восемь кругов и не могли ни с кем побороться. Здесь некого винить, это гонки. Конечно, если бы вернуть назад, то я бы лучше стартовал на мягких колёсах и перед сейфти-каром заехал на пит-стоп – тогда всё было бы хорошо.

– Если не путаем, до сих пор вы во всех пяти гонках сезона-2014 стартовали на более жёстких шинах. Почему команда не хочет хоть раз попробовать для вас тактику с «софтом», ведь тогда будет возможно побороться, совершить обгоны?
– Если смотреть на результаты, то всегда лучше стартовать на жёсткой. Да, если бы я стартовал в топ-5, то выбрал бы мягкие шины. Если в середине пелотона, был бы вопрос, ну а если в конце… Да, здесь стоило рисковать, но решили дома пойти на более безопасный вариант.

– Реально ли было удержать сегодня позади напарника? Вы ведь пропустили его, когда спереди развернуло одну из машин...
– Опередить Хункаделью сегодня было нереально. Да, впереди кто-то из «Ауди» вылетел, и у меня не было выбора, кроме как объезжать слева. Я оказался на грязной стороне трассы, даже пришлось переключаться на первую передачу. Я прекрасно понимал, что Дани сунется справа, пытался закрыть поворот, но просто не хватило сцепления с дорогой. Если бы тогда он меня не обогнал, то, думаю, я бы ещё пару кругов его подержал, но затем он всё равно прошёл бы меня.

Темп других «Мерседесов» и в квалификации, и в гонке был выше, мне было тяжело. Даже на мягких шинах я не мог ехать в том же темпе, что и они. Сегодня вот такой день. Но он очень познавательный, ведь прежде на таких трассах в DTM я ещё не выступал. Такая работа над настройками пригодится в будущем.

– Вы потеряли секунд пять на пит-стопе, что случилось?
– После гонки главный механик пришёл ко мне чуть ли не со слезами на глазах, извиняясь за ошибку. Ну, что теперь говорить… Он рассказал, что с шайбой было что-то не так. Нужно делать так, чтобы подобного не происходило. Справедливости ради, такое случилось впервые. Потеряли три секунды, а в DTM это реально много. Но понятно, что такая проблема оказалась куда более обидной, если бы я боролся за десятку.

– Сказались на ходу всего уик-энда проблемы с машиной по ходу второй субботней тренировки? Было потеряно ценное время...
– Да, наверное, нельзя сказать, что те проблемы сказались. Это был первый раз, когда на тренировке что-то случилось с электроникой и машина просто замерла на трассе. Я попереключал тумблеры – хоп, и она ожила. Потом мы нашли причину, всё потом поменяли. В квалификации и гонке всё было хорошо.

Вообще, во второй тренировке мы вообще пошли в не совсем верном направлении. Я не люблю, когда у машины избыточная поворачиваемость. Я пытался устранить эту проблему, но вместо неё появилась недостаточная – а при ней машина DTM нормально не может ехать быстро. Избыточная управляемость возникает из-за многих факторов, ты совсем чуть-чуть поворачиваешь руль – и машина уже входит в поворот. Нужно быть роботом, еле-еле поворачивать рулём.

В Формуле-1 я мог перестроить руль так, как мне хотелось – чтобы я поворачивал сильно, а колёса при этом поворачивались мало. Я всю карьеру учился управлять по-другому. Вот и получается постоянно, что я поворачиваю, машина ныряет, я обратно «даю руля», и на этом теряю очень много времени. Это сейчас самое сложное для меня в DTM. Не могу привыкнуть, к тому же тестов мало.

Так вот, к квалификации мы поменяли настройки обратно, всё стало лучше, но не хватило наката, чтобы проехать чистый круг. У меня сняли один круг за несоблюдение пределов трассы — возможно, он позволил бы отыграть одну позицию, но не более. Все равно чётко проехать весь круг пока в DTM не получается. В гонке попроще, особенно когда ставишь мягкие шины, при которых увеличивается сцепление.

– Такая, так скажем, резкость – это особенность конкретно машины «Мерседеса»?
– Да. Мне говорили, что я не первый, кто сталкивался с такими сложностями после прихода «Мерседес». Посмотрим, что будет с обновлениями, но нет уверенности, что и при них автомобиль поведёт себя совсем по-другому.

– Как вам обстановка на домашнем этапе?
– Отличная. Я увидел новые флаги! Причём раньше обычно болельщики мне заранее писали на почту, спрашивали, какую лучше фотографию поставить, что написать. А здесь сами выбрали и написали – было очень приятно это видеть. Вообще, конечно, жаль, что Moscow City Racing и этап DTM проходили в один уик-энд: и там интересно посмотреть, и здесь. Лучше бы два таких хороших масштабных мероприятия разводились.

– Вы в первый раз именно соревновались на Moscow Raceway, какие впечатления от трассы?
– Трасса неплохая, техничная. Очень хорошо, что тут в том числе проводятся гонки молодёжных серий. На трассе очень интересные второй и третий сектора с непростыми поворотами – таких почти нигде нет. Перед квалификацией и гонкой мы очень долго думали, какой вариант настроек нужно выбирать. В принципе угадали, но не до конца.

– На следующем этапе обещаете борьбу за очки?
– Нет. Я думаю, что-то можно будет пробовать за два этапа до финиша чемпионата, когда у нас появятся обновления. Посмотрим, чего «Мерседес» сумеет добиться.

– Напоследок вопрос про вашу бывшую команду «Кэтерхэм». Как прокомментируете смену владельца?
– Трудно говорить, не зная всех финансовых деталей. Возможно, Тони Фернандес понял, что для улучшения результата нужно существенно увеличить бюджет команды. А зачем ему это? Он решил, что в этом спорте останется в минусе, раз не удалось титульного спонсора. А может, он уже получил все необходимые связи. Помните, как Жерар Лопес в интервью много раз рассказывал, как после покупки команды Формулы-1 у него появилась возможность звонить людям, с которыми прежде он связаться не мог?

«Кэтерхэм» же неплохо начал в Ф-1, а потом пошёл на спад. Видимо, начали уже экономить деньги и думали о продаже. Но это только моё мнение.

Источник: Чемпионат.com

Воскресенье 13 Июля 2014 20:30
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: петров, moscow, мягких, виталий

Читайте также: В 2016 году Виталий Петров выступал в FIA WEC, где пилотировал машину BR01 российской команды SMP Racing под номером 37, а также выступил в двух гонках ELMS. Сезон оказался непростым. Тем не менее, по ходу чемпионата российскому экипажу в составе Петров/Шайтар/Ладыгин удалось подняться на подиум легендарного марафона «24 часа Ле-Мана» в классе LMP2. В эксклюзивном интервью F1News.Ru Виталий подвёл итоги чемпионата и поделился своими планами на ближайшее будущее. Вопрос: Виталий, с чем, на ваш взгляд, связаны такие результаты – подиум в сложнейшем Ле Мане, но не самые высокие места в других гонках сезона?Виталий Петров: Одним из важнейших качеств, которыми должны обладать машины, выступающие в сложнейшей и одной из старейших гонок «24 часах Ле-Мана» – надёжность. Как мы видим из года в год, не все машины способны выдержать работу на пределе возможностей в этом марафоне. Наш прототип BR01 получился очень надёжным, и это одна из его сильных сторон. Благодаря этому, а также профессионализму команды, мы, вместе с Виктором Шайтаром и Кириллом Ладыгиным, сумели впервые в истории этой гонки подняться на подиум полностью российским экипажем на российской машине. Что касается других этапов чемпионата мира, то поначалу скорости явно не хватало, но по ходу сезона мы достигли значительного прогресса в работе с нашим прототипом, и ближе к концу чемпионата вплотную приблизились к соперникам. А в европейской серии Ле-Ман (ELMS) завоевали на этой же машине бронзовый кубок. Вопрос: На ваш взгляд, не стоило ли вообще пропустить сезон 2015 года, спокойно доработать машину на тестах и начать выступления уже в 2016-м?Виталий Петров: Не думаю. От...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Петров: Возможно, им придётся поставить дворники

Петров в WEC: каким был первый опыт и чего ждать теперь

Новогоднее интервью: Виталий Петров

Петров нашел работу

«Я ждал подобного проекта». Виталий Петров возвращается в гонки

Виталий Петров проведёт сезон в гонках на выносливость

Виталий Петров может переключиться на ралли-кросс

Петров: Нельзя запрещать пилотам высказывать мнения

Петров: дайте «Ред Булл» разобраться с машиной

Виталий Петров: Агаг знает мой телефон...