Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

05/07/2014, эксклюзивное интервью

Гоночный директор McLaren Эрик Булье – новый человек в этой команде, приглашённый, чтобы провести её серьёзную реорганизацию, для чего ему предоставлена полная свобода действий. В весьма откровенном интервью он рассказал F1News.Ru о тех задачах, которые ему приходится решать в этом сезоне.

Вопрос: Наверняка, было сложно адаптироваться к новой работе в McLaren, ведь мало того, что команда не похожа на те, которыми вы руководили раньше, но и в целом организация совсем другая…
Эрик Булье: Разумеется, это сложно. Когда ты посвящаешь свою жизнь работе в конкретной компании, то менять её, менять бренд, всегда непросто. Но если и была единственная команда в Формуле 1, куда я хотел перейти, то это McLaren. Я разделяю ценности McLaren, команды, которая росла и развивалась на протяжении долгого времени. Теперь эта компания стала автопроизводителем, у неё много других направлений деятельности, и её руководителям свойствен предпринимательский подход к делу. Так что повторюсь, мне непросто, но это был логичный шаг.

Вопрос: С чем связаны главные сложности?
Эрик Булье: С масштабом задач, которые нужно решать. Команда намного больше, и на протяжении многих лет она выигрывала гонки, добилась многочисленных побед, так что, конечно, у неё не только своя история, но и свой подход к организации работы, своя деловая культура. Менять все это сложно, но именно этим я занимаюсь.

Вопрос: Молодёжным гоночным категориям и даже Lotus F1, где вы раньше работали, присущ несколько расслабленный имидж, но McLaren знаменита своей серьёзностью, подчас даже излишней. Либо это впечатление не вполне верное, либо вы очень гибкий менеджер, который в состоянии добиваться результатов в любых обстоятельствах…
Вопрос: (смеётся) Приходится быть гибким! Если вы меня немного знаете, то согласитесь, что я не такой весёлый, как команда Lotus. Я более серьёзный человек, возможно, в Lotus я был самым серьёзным. И в этом плане McLaren с её имиджем мне подходит больше. Действительно, McLaren производит впечатление такой холодной системы, полностью подчинённой дисциплине. И что касается дисциплины, то это соответствует действительности, но войдя в эту семью, ты понимаешь, что атмосфера здесь вовсе не такая холодная. Расслабленной её не назовёшь, но она очень приятная.

Когда смотришь на McLaren со стороны, то видишь большой моторхоум, затемнённые стёкла, за которыми, по сути, нас никто не видит. А видят только в гараже, когда мы работаем, и тут всё серьёзно, как и в других командах. Но если понаблюдать за нами какое-то время, то можно почувствовать эту особую атмосферу, очень похожую на семейную, где все тесно сплочены.

Вопрос: Вопрос, которого сложно избежать: как складываются отношения с Роном Деннисом? Где граница между вашей независимостью гоночного директора и его влиянием?
Эрик Булье: Он – исполнительный директор всей McLaren Group, её президент и совладелец. Разумеется, он отвечает за стратегию развития и корпорации в целом, и всех её подразделений – команда Формулы 1 одно из них. Разумеется, сейчас она требует наибольшего внимания, потому что от успеха команды во многом зависит успех всей группы компаний.

Рона вполне устраивает, как я провожу реструктуризацию команды, так что, если честно, мне предоставлена полная свобода действий. Моя сфера – только гоночная команда, остальное меня не интересует. Производство автомобилей, технологии, услуги кейтеринга – всё это меня не касается! (смеётся) Но в своей области я работаю самостоятельно.

Вопрос: Сам факт, что вы теперь работаете в знаменитой команде McLaren, автоматически означает признание ваших профессиональных качеств как менеджера высокого класса. Значит ли это, что мечта Эрика Булье уже сбылась?
Эрик Булье: Я бы не сказал, что я с детства мечтал о Формуле 1, о работе в McLaren, но не скрою: конечно, я рад, что всё так сложилось. Но я мечтал оказаться в организации, которая предоставила бы мне все средства, ресурсы и возможности, чтобы я мог заниматься тем, в чём разбираюсь – гонками. Я мечтаю построить успешную гоночную команду, и, можно сказать, впервые в жизни оказался в ситуации, когда мне не надо каждую неделю заниматься поисками денег. У нас хороший бюджет, и мне не приходится думать об экономике. Моё дело – добиваться, чтобы мы были лучшими во всём. Я мечтал именно об этом.

Предстоит во многом разобраться, многому научиться, и я многое должен делать так, как принято в McLaren – до того момента, когда всё заработает так, как я хочу. Я здесь для того, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

Вопрос: Британская пресса много рассуждала о том, что именно не так в McLaren: высказывались мнения, что команде необходима реструктуризация, поскольку решения принимаются слишком долго, что организация слишком громоздкая, и так далее. Вы готовы с этим согласиться? Или достаточно просто нанять технических специалистов более высокого уровня, и машина автоматически станет быстрее?
Эрик Булье: (усмехается) Надо заниматься решением обоих вопросов. Это нормальный процесс, ведь когда компания развивается, её дела идут на подъём, а потом ситуация меняется, и начинается спад. Наступает момент, когда ситуация уже не улучшается, а наоборот, становится только хуже. Подъёмы всегда чередуются со спадами.

В ходе реструктуризации команды среди прочего мы должны многое упростить – пока у нас тут всё слишком сложно, слишком медленно и негибко. Речь идёт и о процессе принятия решений, и о производственных процессах, и вообще обо всех областях. Надо более оперативно действовать и лучше работать – это ключевой момент. Но в то же время, чтобы помочь организации быстрее меняться, в команду должны прийти новые люди. Хорошо, когда это специалисты из других команд или даже из других сфер, не из Формулы 1. Потому что у таких людей другой опыт, который может оказаться полезным.

Вопрос: Какие задачи стоят перед вами именно сейчас, в середине сезона? Важно добиться быстрого улучшения ситуации и роста результатов, или, скорее, надо заниматься глубокими реформами, готовясь к следующему году?
Эрик Булье: Прежде всего, нас заботит этот год. Например, Red Bull потребовалось несколько лет, чтобы стать успешной командой. В Mercedes тоже шли к победам три года, хотя в 2009-м эти люди выиграли чемпионат. Так что нам потребуется время, но мне бы хотелось добиться результатов быстрее. У McLaren есть хорошие специалисты и все необходимые ресурсы – у нас должно всё получиться быстрее. Поэтому уже сейчас, в текущем сезоне, я хочу испытать, как работает команда в предельном режиме – так мы сможем увидеть, в чём наши слабости.

Если запустить всю машину работать на максимальных оборотах, тогда становится понятно, кто не на своём месте, кто занимается не своим делом, а уже после этого можно проводить реформы, и в ускоренном темпе осуществить реструктуризацию.

Вопрос: Хотя вы говорите, что главная задача – добиться улучшений уже сейчас, но понятно, что команда готовится к следующему сезону, когда должна начаться новая глава в её истории – McLaren возобновляет сотрудничество с Honda. Как идёт эта работа? У вас раньше был опыт общения с японскими компаниями?
Эрик Булье: Был, но не в технической сфере. Три года подряд, когда я работал в команде DAMS, мы занимались молодёжной программой Toyota. Так что какой-то опыт работы с японцами у меня есть.

Конечно, мы уже занимаемся машиной для следующего года, но стараемся не привлекать к этому внимания. И, разумеется, уже многое сделано. Причем, в большей степени в той части, которая связана именно с Honda. Параллельно мы ведём модернизацию MP4-29, но наши японские партнёры работают очень интенсивно.

Вопрос: Вернёмся к событиям текущего сезона. Гонка в Австралии оказалась для McLaren настольк успешной, что можно было подумать: не успели они пригласить правильного руководителя, как дела тут же пошли в гору! Но затем ситуация изменилась…
Эрик Булье: (смеётся) Нет-нет, дело не во мне, а в том, что мы были готовы к началу сезона, как и Mercedes. А остальные команды – нет. Вот и всё. Мы знали, что у большинства соперников будут проблемы с надёжностью, с компоновкой машин, и так далее. В Австралии почти все ехали очень медленно, опасаясь поломок, и в полную силу выступили только гонщики McLaren и Mercedes. Мы добились успеха, потому что были готовы атаковать.

Но когда остальные завершили подготовку машин, они перевели двигатели в режим максимальной мощности и сразу начали быстро догонять лидеров. Всё логично.

Вопрос: И какая сейчас обстановка в команде? Как люди относятся к происходящим переменам?
Эрик Булье: Обстановка нормальная. Реструктуризация идёт, уже многое сделано, хотя часть сотрудников до сих пор не понимает, что от них требуется – они застряли между прежними временами и новыми. Зато новые люди, которые заняли ответственные должности, работают с полным напряжением сил. Но в целом всё хорошо.

Можно сказать, что все чувствуют небольшую встряску! (смеётся) Кто-то не понимает, что происходит, а кто-то радуется: «Давай ещё!» Когда машина разгоняется, её тоже трясёт.

Вопрос: Переходим к гонщикам. Наверное, этот вопрос всех волнует больше всего. В Lotus у вас один гонщик был знаменитый и очень опытный, а второй – молодой, но подающий надежды. Но и сейчас точно такая же ситуация! Дженсон Баттон и Кевин Магнуссен привлекают большое внимание и многим нравятся: как они ладят между собой?
Эрик Булье: Очень хорошо ладят, хотя, конечно, лучшими друзьями их не назовёшь. Но мы и не хотим, чтобы они были лучшими друзьями, нам это не нужно. Действительно, сейчас события развиваются по сценарию, очень похожему на то, что было в Lotus. У нас есть Кевин, который рвётся в бой, постоянно атакует, хотя иногда допускает ошибки, что естественно, потому что он только набирается опыта. И у нас есть Дженсон – очень зрелый и быстрый гонщик, очень точный во всём, в том числе и в той информации, которую он предоставляет инженерам.

И ситуация становится интересной: Кевин начинает выступать всё более стабильно. Молодой гонщик нужен для того, чтобы опытный старался выступать как можно лучше, но при этом новичок должен учиться у зрелого мастера.

Вопрос: Вы действительно пока не принимали никаких решений по поводу следующего года?
Эрик Булье: Нет, не принимали.

Вопрос: Но оцениваете разные варианты?
Эрик Булье: Мы отслеживаем все возможные варианты, и сегодня ещё абсолютно ничего не решено.

Вопрос: Мы видим, что сегодня McLaren – самая медленная из всех команд, использующих силовые установки Mercedes. Даже Force India с их хитрой тактикой иногда показывает более высокие результаты. Чем всё это можно объяснить? В чем главная проблема вашей машины, ведь двигатели одинаковые?
Эрик Булье: Вероятно, мы менее эффективно используем возможности двигателя, чем другие команды. Но у нас и машина другая, так что сейчас все усилия направлены именно на её модернизацию. Безусловно, мы должны… (пауза) В общем, надо в первую очередь разобраться с недостатками шасси.

Вопрос: Ну ладно, остановимся на этом. Но было впечатление, что сейчас вы скажете что-то действительно интересное!
Эрик Булье: (смеётся) Нет, не могу!

Вопрос: Мы разговариваем в Сильверстоуне, и понятна важность этой гонки для всех британских команд. Как в McLaren готовились к этому уик-энду, чтобы как-то порадовать своих болельщиков?
Эрик Булье: Конечно, мы сейчас выкладываемся на 100%, и большинство технических новинок, которые изначально планировались к Сильверстоуну, мы уже опробовали в Австрии, внедрив их несколько раньше. Как только очередное решение готово – мы его тут же испытываем на трассе, чтобы не ждать ещё две недели. Поэтому именно к этому Гран При обновлений не так уж много, но гонка предстоит очень важная. На трибунах полно болельщиков в фирменных бейсболках McLaren, к тому же, в этот уик-энд мы очень плотно работаем с нашими спонсорами – сейчас весь наш департамент маркетинга здесь, в паддоке. Моторхоум постоянно полон гостей – программа для всех нас очень насыщенная.

Вопрос: Напоследок: надо полагать, теперь вам полагается спорткар McLaren в качестве персонального автомобиля?
Эрик Булье: (смеётся) Нет! Но мне везёт, потому что иногда мне дают на несколько дней такой автомобиль. Например, в этот уик-энд я езжу на McLaren – фантастическая машина! Я это говорю не потому, что работаю в McLaren – она действительно отличная, простаа в управлении и очень быстрая. Но обычно я езжу на Mercedes.

текст: Андрей Лось

Источник: F1News

Суббота 05 Июля 2014 02:08
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: mclaren, булье, смеется, lotus

Читайте также: В McLaren уверены, что Фернандо Алонсо останется в команде и не перейдёт в Mercedes, несмотря на все разговоры о том, что он считается одним из главных претендентов на место, освободившееся после неожиданной отставки Нико Росберга. Испанец дважды, в 2005-м и 2006-м, становился чемпионом мира и ещё несколько раз занимал 2-е место в личном зачёте, и у него репутация одного из лучших гонщиков современной Формулы 1. Неудивительно, что его имя называют в контексте ситуации, в которой оказалась команда Mercedes. Однако в McLaren не опасаются, что останутся без своего звёздного гонщика. «У нас контракт с Фернандо, и он вполне доволен, – заявил новый глава McLaren Technology Group Зак Браун. – Я не опасаюсь, что события могут развиваться по такому сценарию. Разумеется, он хочет выигрывать гонки, но этого хотим и мы, и нас вполне устраивает, как складываются наши отношения». Алонсо подписал трехлетний контракт с командой из Уокинга в конце 2014 года, и в своё время тогдашний глава McLaren Рон Деннис категорично заявил: «У него с нами жёсткий трёхлетний контракт, не предполагающий никаких дополнительных условий или опционов. Всё просто. Именно такие договорённости мы хотели предложить, и это именно то, что он хотел подписать».
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Зак Браун: Времени на раскачку не будет

Зак Браун: Времени на раскачку не будет

Зак Браун: Я хочу, чтобы McLaren вышла в лидеры

В McLaren подтвердили контракт с Заком Брауном

Хаккинен: Без Денниса я бы не стал чемпионом

Джордан: В McLaren были недовольны стилем Денниса

Официальное заявление об отставке Денниса

В McLaren вспоминают Аки Хинтсу

Джеймс Аллен об отставке Рона Денниса

Деннис: меня вынудили покинуть пост руководителя McLaren Group