Привет и славному городу Феърфилд от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Гонка #369: 8 августа 1982 года. Гран При Германии. Хоккенхайм
Поул Дидье Пирони (Ferrari 126C2) - 1.47,947 (226,677 км/ч)
Лучший круг

Нельсон Пике (Brabham BT50) - 1.54,035 (214,576 км/ч)

Победитель Патрик Тамбэ (Ferrari 126C2) - 1:27.25,178 (209,928 км/ч)

Первая стартовая позиция Гран При Германии 1982 года осталась пустой. Дидье Пирони, показавший в пятницу наилучшую скорость, днем позже налетел в пелене дождевых брызг на медленно едущую Renault Алена Проста, получил сложные переломы обеих ног и в Формуле 1 больше никогда не выступал.

Со старта развитие событий оказалось именно таким, как все и ожидали. Быстро обогнав желтые машины Проста и Рене Арну, лидерство захватил Нельсон Пике. Все в паддоке знали, что баки его машины заполнены лишь наполовину: босс Brabham Берни Экклстоун решил вернуть в Формулу 1 дозаправки, и соперники из других команд с интересом ждали, каким окажется эффект.

Несмотря на то, что гонка в Хоккенхайме была уже 12-й в календаре, до этого диковинная процедура еще ни разу не потребовалась: машины Пике и его напарника Риккардо Патрезе никак не могли доехать хотя бы до середины дистанции! Но на длинных прямых немецкой трассы машина бразильца оставляла позади круг за кругом, и все, казалось, шло к долгожданной дозаправке.

Тем временем сошел с отказавшей электрикой Прост, Арну пропустил вперед Ferrari Патрика Тамбэ, а механики Brabham заняли свои места у боксов. Нельсону осталось лишь проехать полкруга по пустой трассе, обогнав единственного кругового. И надо ж такому случиться, что новичок-чилиец Элисео Салазар столь неуклюже уступил дорогу лидеру, что выбил Пике с трассы!

Разъяренный Нельсон выскочил из кокпита и с кулаками набросился на обидчика – но ничего было уже не поправить. Впрочем, спустя несколько дней бразилец, как говорят, позвонил оппоненту с извинениями – не из вежливости, а лишь потому, что инженеры Brabham к моменту аварии уже знали, что турбомотор BMW на машине Пике протянет ещё от силы круг-два...



После этого накал борьбы несколько спал. Тамбэ и Арну так и сохранили за собой две первые позиции до финиша. Третья же – после пилотской ошибки Жака Лаффита из Ligier и поломки подвески на McLaren Джона Уотсона – досталась отставшему на целый круг Кейо Росбергу. Кто знает, не эти ли очки в итоге принесли финну звание сильнейшего в том удивительном и драматичном сезоне?..

Интересно...
Насмотря на все сложности начального периода, Берни Экклстоун убедил-таки другие команды, что дозаправки могут принести преимущество. Уже в следующем сезоне пополнять баки по ходу дистанции стали многие, но после серии неприятных инцидентов процедуру сочли слишком опасной и запретили. Вновь в Ф1 она вернулась только спустя десять лет.

Патрик Тамбэ

Победитель немецкой гонки Патрик Тамбэ был пилотом непростой судьбы. Если бы в спорте имело право на жизнь сослагательное наклонение, он вполне мог стать великим чемпионом. Но в реальном мире парижанин оказался лишь одним из тех, кто остановился в шаге от вершины. Таких пилотов в истории Ф1 было (да и еще будет) множество, и каждого от заветной цели отделяла собственная причина. Нашлась она и у француза.

Многие считают, что Тамбэ был просто слишком хорошим человеком, чтобы преуспеть в Больших Призах. Образованный, обаятельный и открытый, он и впрямь не был похож на провинциала, которому до зубной боли хочется превзойти столичных франтов. Патрик никогда не вел психологической борьбы с напарниками, считая улыбку и рукопожатие лучшим способом выстраивания отношений.

К скорости он пристрастился на альпийских горнолыжных склонах, а затем, сев за руль, быстро стал лучшим выпускником школы пилотов Elf в Ле-Кастелле, вице-чемпионом национальной Формулы Renault и в 1974-м при поддержке земляков-нефтяников сразу прыгнул в Формулу 2. 

Первый же сезон в чемпионате Европы принес гонщику седьмое место, следующий – пять подиумов, победу в Ногаро и звание вице-чемпиона. После этого нужно было однозначно выигрывать титул, но ставка на шасси Martini не оправдала себя, не помогли даже семь завоеванных кубков. Менеджеры Elf решили переключиться на поддержку Дидье Пирони, а Тамбэ удалось найти себе место лишь в заокеанском первенстве Can-Am.



Но зато там он смог проявить себя во всей красе. Выступая на спорткаре команды Карла Хааса, гонщик выиграл шесть из семи этапов и с большим перевесом завоевал чемпионскую корону. Вдобавок, летом он смог договориться с командой Theodore о выступлениях в Формуле 1. К домашнему Гран При в Дижоне машину подготовить не успели. Патрик попробовал как-то разрешить ситуациию на месте и даже проехал одну тренировку за рулем Surtees – но на этом дебют и закончился.

А вот в дальнейшем Тамбэ удалось – имея в своем распоряжении, мягко говоря, не самую лучшую технику – завоевать одно шестое и два пятых места. Такое достижение не могло остаться незамеченным, и француз получил предложение, от которого не отказались бы и многие куда более именитые участники чемпионата.

Не впечатлившись дебютным выступлением Жиля Вильнёва, в команде McLaren именно Патрика сочли лучшим напарником для чемпиона мира Джеймса Ханта на 1978 год. Имея за плечами лишь полсезона, Тамбэ оказался за рулем красно-белой машины, которая два с лишним десятка раз привозила своих пилотов к победам в последних сезонах!

Однако Формула 1 стремительно вступала в эру граунд-эффекта, и у грозной ещё недавно McLaren M26 нашлись серьезные конкуренты. В сезоне 1978 года французу еще удавалось время от времени зарабатывать очки (лучшим результатом стало четвертое место в шведском Андерсторпе), а в 1979-м, постоянно пересаживаясь из М26 на новую и неудачную М28, а оттуда – в "сырую" М29, Тамбэ и вовсе не заработал ни одного очка.



То, что обещало принести большой успех, обернулось на деле полным разочарованием. И Патрику, которому никто не предложил нового контракта, осталось лишь попробовать второй раз войти в ту же реку, набрав телефонный номер Карла Хааса. На удивление, на трассах Can-Am Тамбэ и в этот раз был просто неудержим. Итогами 1980 года стали очередные победы, титул – и заметно восстановленное пилотское реноме.

Удивительно, но история и дальше пошла по прежнему пути: гонщику вновь предстояло защищать цвета Theodore в Формуле 1. За прошедшее время команда еще глубже погрузилась в число аутсайдеров, но француз первый же Гран При закончил шестым, а потом занял седьмое место в Монако. А вот дальше знакомый сценарий оказался нарушен: летом освободилось место в Ligier, и земляки пригласили Патрика присоединиться к ним.

Хотя бело-голубая машина и ехала не в пример быстрее (чего стоит хотя бы седьмое место на старте в Лас-Вегасе), постоянные поломки сводили на нет все усилия пилота. Ему ни разу не удалось добраться до финиша в восьми попытках, хотя по ходу дистанции он был и шестым, и даже четвёртым.

1982 год начался сложно. В последний момент – и то из-за тяжелой аварии Марка Зурера – Тамбэ стал гонщиком Arrows. Однако на открывавшем чемпионат Гран При ЮАР пилоты, увлекшиеся борьбой с Берни Экклстоуном, устроили забастовку. Подобные вещи были категорически неприемлемы для Патрика, который всегда держался в стороне от любой политики. Он покинул паддок, а вскоре узнал, что "его" место отдано другому спортсмену. 



Французу было уже хорошо за тридцать, а машину, способную бороться за хорошие результаты, в Ф1 он так и не получил. В третий раз уезжать в Америку его уже не тянуло, да и хороших вакансий в Can-Am не было. Все как бы исподволь шло к завершению карьеры, когда 8 мая 1982 года в Зольдере попал в смертельную аварию Жиль Вильнев.

Надо сказать, что с годами Тамбэ очень сблизился с канадцем – они были не только похожи характерами, но даже дебютировали в гонках Ф1 в один и тот же день. Патрик был крёстным отцом маленького Жака... Надо ли говорить, как сильно его потрясла смерть друга. А спустя всего месяц француз сам оказался в кокпите алой машины под номером 27 – именно его кандидатуру сочли в Маранелло наиболее подходящей в качестве замены.

Дебютная гонка в Голландии принесла лишь восьмой результат из-за проблем с мотором и шинами, но затем Тамбэ помчал не на шутку. Первый в карьере подиум в Брэндс-Хэтче, победа в столь важный для команды момент в Хоккенхайме, второе место на глазах тиффози в Монце... Хотя боли в спине из-за защемления нервного окончания и не позволили французу выступить еще в двух Гран При, он все равно внес весомый вклад в завоевание командой Кубка конструкторов, а сам, проведя лишь шесть гонок, стал седьмым в общем зачете чемпионата, заработав 25 очков: едва ли не вдвое больше, чем за всю предыдущую карьеру.



Разумеется, сотрудничество пилота и команды продолжилось и в 1983 году. Новым напарником Тамбэ стал соотечественник Рене Арну, известный мастер плетения интриг. Оба, получив в распоряжение быструю машину, повели спор за титул. Особенно здорово алые машины смотрелись в субботу, но и по воскресеньям ехали неплохо. Однако если Патрик демонстрировал стабильный уровень (не считая первой гонки, он ни разу не финишировал ниже четвертой позиции), то его товарищ по команде выступал "редко, да метко".

В начале осени стало известно, что в новом сезоне в Ferrari приходит Микеле Альборето – а значит, место там останется лишь для одного из французов. Команда целиком и полностью была на стороне обаятельного Тамбэ, но Арну использовал свои "внегоночные" таланты, а вдобавок, именно в этот момент выиграл несколько Гран При. И контракт продлили именно с ним. Рене с треском вылетел из Маранелло уже в самом начале следующего сезона, а Патрик вступал в 1984-й уже в униформе Renault.

И вновь, как и в случае с McLaren, он опоздал лишь самую малость. Команда, еще недавно входившая в число лидеров, с уходом Алена Проста начала терять темп. Тамбэ ехал вторым на открывавшем чемпионат Гран При Бразилии, когда кончилось топливо. На домашнем этапе во Франции он долго лидировал, однако в итоге все же уступил Ники Лауде, а в Италии обогнал в споре за первое место Нельсона Пике, но сошел в итоге из-за поломки.

Машина вновь неплохо смотрелась в квалификациях, но слишком часто подводила в гонках. Ситуация лишь усугубилась в 1985-м: начав сезон с пятого и двух третьих мест, в дальнейшем Патрик и близко не смог подойти к повторению таких результатов. А потом французский концерн и вовсе свернул программу в Ф1...



Спасителем гонщика – в который уже раз – стал Карл Хаас. На этот раз американский босс решил попробовать свои силы в Формуле 1 и, заручившись солидной спонсорской поддержкой, попробовал создать дрим-тим. С заслуженного отдыха был выписан целый Алан Джонс, менеджером стал Тедди Мейер, машину строила компания Lola при участии главного конструктора Нила Отли и молодого Росса Брауна. Турбомоторы должны были создать специалисты Cosworth, а гоночным инженером Тамбэ стал высоколобый британец Эдриан Ньюи.

Проект провалился с треском. Патрик набрал два очка за весь сезон и окончательно покинул Формулу 1, одержав всего две победы в сотне с лишним Гран При. Он был явно способен на большее – но оказался слишком хорошим, да, к тому же, не очень везучим парнем в жестоком мире больших гонок.

В дальнейшем он неплохо выступал в Ле-Мане и ледовых соревнованиях, поднимался на подиум марафона "Париж-Дакар" и даже какое-то время был менеджером тонущей команды Larrousse. Сейчас  он частенько выступает экспертом в телеэфире и занимается карьерой собственного сына. Но молодой Адриен не слишком-то ярко смотрелся в "молодежных" классах, а сейчас и вовсе ушел в "кузова". Похоже, его отец и впрямь был гением – вот только так и не смог реализовать свой талант в Формуле 1... 

Источник: F1News

Среда 16 Января 2013 22:24
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: тамбэ, патрик, формуле, ferrari

Читайте также: Гонка #393: 20 мая 1984 года. Гран При Франции. Дижон-Пренуа Поул Патрик Тамбэ (Renault) – 1:02,200 (224,971 км/ч) Лучший круг Ален Прост (McLaren) – 1:05,257 (214,432 км/ч) Победитель Ники Лауда (McLaren) – 1:31:11,951 (202,024 км/ч) После четырёх первых гонок сезона 1984 года у чемпионата был явный фаворит – и им снова стал Ален Прост. Теперь француз выступал за McLaren с двигателями Porsche (брендированными TAG), но, как и в Renault годом ранее, демонстрировал великолепную форму. Благодаря двум победам и одному подиуму он опережал ближайшего из преследователей, нового пилота Renault Дерека Уорика, на 11 очков, а своего напарника, двукратного чемпиона мира Ники Лауду – на 15. Пятый этап проходил во Франции, на трассе Дижон-Пренуа. В последний раз она принимала национальный французский этап в 1981 году, но Формула 1 приезжала сюда и в 1982-м – здесь состоялся Гран При Швейцарии. Именно тогда Ален Прост на Renault установил рекорд этой короткой, но быстрой трассы, проехав в квалификации круг за 1:01,380. Однако в 1984-м, на машинах без граунд-эффекта, такие достижения, конечно, были невозможны. Проведение гонки в Дижоне стало возможным только благодаря манёвру, который совершил директор трассы Франсуа Шамбеллан – вместо того, чтобы платить FOCA взнос в размере 900 тысяч долларов (которых у него не было), он просто сдал автодром в аренду Берни Экклстоуну на всё время Гран При. Организацией гонки, таким образом, занимался сам Экклстоун – точнее, его компания All Sports Management. Опыт, впрочем, был разовым – Дижон принимал гонку Формулы 1 в последний раз. Главной темой для разговоров перед Гран При и даже уже по ходу уик-энда стало ограничение на...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Эволюция Ferrari: 126 C2B, 1983

Германия'82: Патрик Тамбэ

Тамбэ: Ошибка в работе с машиной может дорого стоить

Ветераны Формулы 1 верят в Нико Росберга

GP3: Тамбэ одержал красивую победу в Спа

Патрик Хед: В Red Bull Racing уязвимы из-за моторов

Даника Патрик проводит последнюю гонку в NASCAR

Патрик Хед: Кубица – хороший вариант для Williams

В Williams готовятся отпраздновать сорокалетие

Даника Патрик верит в успех Haas F1