Привет и славному городу Уилмингтон от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Главный гоночный инженер Mercedes Эндрю Шовлин ответил на вопросы болельщиков, связанных с событиями Гран При Эмилии-Романьи.

Вопрос: С чем был связан прокол колеса на машине Валттери Боттаса, возникший ещё до начала гонки по пути на стартовое поле?
Эндрю Шовлин: Как известно, мы следим за давлением в шинах и заметили, что в одной из шин оно начинает снижаться. В это время на машине стоял комплект промежуточной резины. Мы понимали, что полностью сдуться колесо не успеет, поскольку на этих шинах надо было доехать только до стартового поля.

Мы предупредили Валттери о проколе – для него это была полезная информация, ведь если бы он атаковал в поворотах слишком агрессивно, то мог вылететь с трассы, поскольку сцепление было на низком уровне. Когда он доехал до своей стартовой позиции, мы увидели, что причиной прокола стали обломки, валявшиеся на трассе, причём он был ровно посередине беговой дорожки шины.

Видимо, Боттасу не повезло, по дороге на старт он проехал по каким-то обломкам, и шина получила сквозное повреждение – понятно, что её уже нельзя был использовать в гонках.

Вопрос: Насколько снизилась скорость машины Льюиса Хэмилтона после повреждения торцевой пластины переднего крыла в результате контакта c Red Bull Макса Ферстаппена на 1-м круге?
Эндрю Шовлин: Сначала падение темпа было довольно заметным, поскольку часть торцевой пластины не отвалилась полностью, её удерживали части системы измерения давления воздуха, которая служит для замера аэродинамической эффективности. И пока она там болталась, потери были весьма значительными, на первых кругах Льюис терял порядка шести десятых.

Но потом эта часть переднего крыла наконец-то отвалилась, Льюису это помогло, потери снизились в два раза, хотя продолжались на всём первом отрезке, пока он ехал на промежуточных шинах. К счастью, других повреждений не было, а потом гонка была прервана красными флагами, и нам было разрешено устранить повреждения, мы поставили новое переднее крыло, и всё нормализовалось.

Вопрос: Почему Льюис не проехал на промежуточных шинах ещё один круг, ведь это позволило бы ему увеличить отрыв от Макса Ферстаппена?
Эндрю Шовлин: В подобных ситуациях хитрость всегда в том, чтобы правильно выбрать круг для перехода на слики, которые, конечно, позволяют ехать быстрее, чем промежуточная резина. Мы видели, что на Aston Martin Себастьяна Феттеля раньше всех поставили слики, и было видно, что на этих шинах он был не быстрее, чем на промежуточных.

Макс перешёл на слики раньше Льюиса, который смог проехать хороший круг на промежуточной резине – на тот момент это был лучший круг гонки. Но когда Ферстаппен прогрел слики состава Medium, ему удалось добиться нормального сцепления с трассой уже под конец круга выезда из боксов.

Промежуточная резина на машине Льюиса наоборот начала перегреваться, поскольку трасса подсыхала. Макс ехал всё быстрее, тогда как скорость Льюиса снижалась, и мы видели, что Ферстаппен в этот критический период проезжал второй сектор круга на 0,2 секунды быстрее. Если бы мы оставили Льюиса на трассе, он бы в итоге потерял ещё больше. Так что мы правильно выбрали момент для перехода на слики, оставаться на трассе дольше было уже нельзя.

Вопрос: Mercedes обычно проводит пит-стопе медленнее, чем непосредственные соперники – как собираются действовать в команде, чтобы добиться прогресса?
Эндрю Шовлин: Надо признать, что тут мы не лучшие. Мы теряем время на пит-стопах, и уже какое-то время уделяем этой проблеме повышенное внимание. Но если говорить о прошедшей гонке, то на первом пит-стопе Льюиса произошла заминка из-за неисправности одного из гайковёртов. К следующему пит-стопу гайковёрт поменяли, но нам пришлось ждать, пока по пит-лейн проедет машина Антонио Джовинацци.

Повторюсь, в той гонке на времени пит-стопов сказались особые обстоятельства, и с этим мы тоже будем разбираться, но в целом постараемся найти способ проводить их быстрее и для этого анализируем работу механиков и эффективность нашего оборудования.

Вопрос: Когда Льюис выехал за пределы трассы, и его машина оказалась в гравии, он не сразу смог оттуда выехать. Насколько сложно было это сделать?
Эндрю Шовлин: Все видели, что Льюису потребовалось время, чтобы вернуться на трассу, и тому было несколько причин. Сначала он пытался понять, получится ли выбраться оттуда, проехав вперёд, что было затруднительно, поскольку перед ним был защитный барьер из старых шин. После этого он понял, что единственный вариант – выехать задним ходом. Но это не так просто, во-первых, из-за плохой видимости. Во-вторых, ехать задним ходом по гравию довольно сложно, очень велик риск, что машина забуксует.

Кроме того, Льюис не сразу смог включить заднюю передачу, с первого раза это не получилось. Потом она всё-таки включилась, машина поехала назад, и ему удалось выехать на трассу, после нам просто повезло: как раз в этот момент гонку приостановили, что позволило отыграть потерянное время. Хотя Льюис откатился на 9-ю позицию, он продолжал бороться, стараясь показать более высокий результат.

Вопрос: Почему Валттери Боттасу не удавалось совершать обгоны, в отличие от соперников? С его машиной или с резиной были какие-то проблемы?
Эндрю Шовлин: Когда Валттери ехал на промежуточной резине, он понял, что ему сложно вплотную преследовать соперников. У него были сложности с прогревом резины, особенно в начале гонки, из-за этого машина плохо держала трассу. Когда Боттас приближался к ехавшей впереди машине на дистанцию атаки, сцепление передних колёс резко падало. Также на той стадии гонки нельзя было пользоваться DRS.

Но главная причина была в том, что когда он приближался к сопернику на дистанцию атаки, начинались проявления недостаточной поворачиваемости, что не позволяло подготовить атаку.

Вопрос: Когда гонка была прервана красными флагами, многие перешли на мягкую резину – почему в Mercedes предпочли Medium?
Эндрю Шовлин: Мы знали, что состав Soft прогревается чуть быстрее, но ещё в пятницу стало понятно, что Medium на самом деле позволяет ехать с более высокой скоростью. Как только эти шины прогреты, они обеспечивают более высокий уровень сцепления. Кроме того, ещё в прошлом году мы выяснили, что у мягкой резины выше степень деградации. Впрочем, в минувшее воскресенье она отлично показала себя по ходу гонки.

Но шины Medium подходили Льюису больше, поскольку позволяли атаковать в полную силу и при этом не перегревались. Именно поэтому он смог провести все свои обгоны, когда пробивался через пелотон.

Источник: F1News

Четверг 22 Апреля 2021 17:19
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: быстрее, льюиса, шовлинb, слики

Читайте также: Команда Red Bull Racing считается фаворитом предстоящего Гран При Мехико – мы писали, что в условиях высокого расположения над уровнем моря и разреженного воздуха силовая установка Honda работает эффективнее, чем Mercedes. Физические размеры турбины в двигателе Mercedes больше, чем аналогичный узел Honda, и она более склонна к перегреву, который может быть вызван тем, что на высоте более 2000 м над уровне моря турбокомпрессорам силовых установок приходится работать с более высокой нагрузкой, чтобы компенсировать сложности, связанные меньшей на 25% плотностью воздуха. В календаре чемпионата есть лишь две трассы, которые отличаются такой особенностью – это мексиканский автодром имени братьев Родригес и бразильский Интерлагос, но Сан-Паулу находится на высоте 800 м над уровнем моря. В Mercedes, разрабатывая свою турбину, исходили из того, что две эти гонки вряд ли будут определяющими в сражении за победу в чемпионате, поэтому перед инженерами моторостроительного подразделения в Бриксуорте не ставилась отдельная задача найти некий способ это компенсировать. Эксперты издания The Race подобрали статистические выкладки, подтверждающие преимущество Red Bull на трассе в Мехико. В 2019 году гонщики этой команды в среднем были на 0,652% медленнее, чем из соперники из Mercedes. Если исходить из этого, то получается, что на мексиканской трассе Макс Ферстаппен должен был бы уступить Льюису Хэмилтону примерно полсекунды на круге, однако там он был быстрее действующего чемпиона мира. На круге автодрома имени братьев Родригес есть четыре отрезка, где машины развивают скорости, близкие к максимальным:...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Льюис Хэмилтон: Машина не позволяла ехать быстрее

Эндрю Шовлин отвечает на вопросы болельщиков

Жак Вильнёв: Перес уже быстрее Боттаса

«Выжми максимум» на Moscow Raceway

Окон: В начале сезона Даниэль оказался быстрее меня

Нико Хюлкенберг: Я чувствую себя увереннее

Гонок на электромобилях станет больше

Себастьян Феттель: Mercedes быстрее нас

Грожан: Команда не знает, почему старая машина быстрее

Запрет, из-за которого пит-стопы стали быстрее