Привет и славному городу Феърфилд от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Результаты Ferrari на Гран При России сложно оценивать однозначно. Шарль Леклер финишировал шестым, и это стало лучшим результатом итальянской команды за последние пять этапов чемпионата. Кроме того, небольшие усовершенствования, внесённые в аэродинамический обвес машины перед гонкой в Сочи, работали достаточно эффективно. Хотя в первую очередь они были ориентированы на дальнейший процесс модернизации техники, а не на достижение заметного прироста скорости уже сейчас.

Но, разумеется, шестой результат вряд ли можно считать хорошим, учитывая высокие стандарты Ferrari, особенно если учесть, что Себастьян Феттель финишировал только 13-м. В интервью пресс-службе Скудерии Инаки Руэда, главный стратег итальянской команды, рассказал о том, как он и его подчинённые решали тактические задачи в дни уик-энда в Сочи.

Инаки Руэда: «После неудачной квалификации, когда Себастьян во время своей второй попытки во второй сессии разбил машину, а Шарлю совсем немного не хватило, чтобы пройти в финал, хотя потенциально машина это позволяла, некоторым утешением было то, что мы хотя бы могли выбирать шины для старта.

Учитывая характеристики трассы в Сочи, это важный фактор. Мы решили, что обе машины стартуют на резине Medium: старт-финишная прямая там очень длинная, и был риск, что на жёстких шинах можно слишком много проиграть.

На первом круге не обошлось без аварий, после чего Шарль оказался на 8-й позиции, а Себастьян – на 13-й. Перед Шарлем ехали наши ближайшие соперники, стартовавшие на мягкой резине, хотя мы подобный вариант даже не рассматривали.

При этом на таких же шинах средней жёсткости Валттери Боттас и Макс Ферстаппен ехали однозначно быстрее нас. Задача Шарля состояла в том, чтобы держаться настолько близко ним, насколько это возможно. Мы надеялись, что когда соперники, ехавшие на мягких шинах, свернут в боксы, после этого они могут попасть в трафик.

Себастьян был в совершенно иной ситуации: он ехал в середине группы, в которой все были на одинаковых шинах Medium, а кто-то даже на Hard. Его единственным шансом отыграть какие-то позиции был сценарий, при котором он постарался бы продержаться на этих шинах как можно дольше, после чего на заключительной стадии гонки перешёл бы на свежий комплект мягкой резины, которая обеспечивает более качественное сцепление.

Шарль неплохо справлялся со своей задачей, ехал на шинах средней жёсткости и держался на относительно небольшой дистанции от группы, находившейся перед ним.

На 15-м круге Даниэль Риккардо отправился на пит-стоп, и мы знали, что все, кто был рядом с ним, в течение нескольких ближайших кругов последуют его примеру. На 19-м круге Шарль уже ехал четвёртым, мог атаковать, поскольку трасса перед ним была свободна, и начал отрываться от группы, состоявшей из Пьера Гасли, Риккардо и Эстебана Окона, а они в свою очередь были позади Кими Райкконена, ехавшего на жёстких шинах, и Феттеля.

Шарль проехал серию из нескольких быстрых кругов, чтобы перед пит-стопом ещё увеличить отрыв, и свернул в боксы на 28 круге. После этого он смог вернуться на трассу перед обоими французскими гонщиками, но оказался позади Риккардо. До финиша оставалось 25 кругов, и надо было лишь грамотно работать с резиной Hard – с этой задачей Леклер без проблем справился.

Что касается Себастьяна, то ему пришлось сложнее, он сражался с гонщиками Alfa Romeo и Haas F1. Поскольку ему не хватало темпа, чтобы опережать соперников на трассе, можно было постараться опередить Романа Грожан и Антонио Джовинацци за счёт более раннего пит-стопа, но это бы означало, что практически всю гонку Феттель вынужден был бы ехать позади машины Кевина Магнуссена.

Мы поинтересовались у Себастьяна, в каком состоянии его шины, после чего перешли к плану, о котором договорились ещё до старта. Начиная с 17 круга, оказавшись на свободной трассе, он начал понемногу прибавлять, и с каждым кругом приближался момент, когда уже можно было бы переходить на мягкие шины.

К сожалению, на 27 круге его опередил Риккардо, после чего шины начали терять скорость. На протяжении нескольких кругов мы надеялись, что их эффективность восстановится, но затем решили пригласить Феттеля на пит-стоп на 30-м круге.

На этой стадии гонки ставить комплект Soft было слишком рано, Себастьян всё равно не смог бы показать на мягкой резине максимально возможную скорость, ведь тогда она вряд ли выдержала бы 23 круга, хотя машина уже стала явно легче. Поэтому мы решили поставить жёсткие шины, всё-таки надеясь на то, что у соперников, ехавших впереди, начнутся проблемы из-за деградации резины.

К сожалению, хотя комплект Hard работал очень стабильно, Себастьян терял время из-за синих флагов и мало что мог предпринять. Оставалось лишь финишировать на 13-й позиции, с которой он и стартовал».

Источник: F1News

Суббота 03 Октября 2020 13:57
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: шинах, себастьян, круге, риккардо

Читайте также: У жителей английского города Стратфорд-на-Эйвоне есть как минимум два повода гордиться своей малой родиной: во-первых, она дала миру Уильяма Шекспира, во-вторых, Эдриана Ньюи, что произошло почти на четыреста лет позже. Эдриан Ньюи в особых представлениях не нуждается. Достаточно сказать, что он – самый успешный конструктор гоночных машин в истории мирового автоспорта. Его карьера началась более 40 лет назад с должности младшего чертёжника в компании March Engineering, в начале 80-х он успел поработать в качестве гоночного инженера с Джонни Чекотто, в те времена выступавшего в европейской Ф2, затем переключился на создание спорткара March GTP, вместе с которым команда дважды подряд выиграла титул в американской серии IMSA. Так окрепли свази Эдриана с американским автоспортом, он занялся разработкой машин для серии IndyCar, и созданная им техника в середине 80-х побеждала в гонках на разных трассах, в том числе и на овалах. В частности, на её счету победа в Indy 500. Набравшись опыта за океаном, Ньюи получил назначение на должность главного конструктора машины March 881, предназначенной для Формулы 1. Когда акции March Engineering приобрела компания Leyton House, Ньюи продолжил заниматься прежним проектом, став техническим директором команды. Особых успехов в тот период Leyton House не добилась, и Эдриан был уволен, но Патрик Хед, соучредитель и технический директор команды Williams, сложно этого и ждал: летом 90-го Ньюи получил пост главного конструктора в Гроуве. Об успехах Williams на трассах Формулы 1, продолжавшихся до 1997 года, написаны целые тома, но достаточно подчеркнуть главное: в то время машины,...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Себастьян Феттель представил новый дизайн шлема

Отмар Сафнауэр: Отставание Феттеля – вопрос психологии

Инаки Руэда о тактике Ferrari в Сочи

Энди Грин: С нами Феттель воспрянет духом

Феттель: Проводить какие-либо сравнения нет смысла

Себастьян Феттель (как и все) против реверсивного старта

Феттель: Я всё время думаю, что хуже быть не может

Маттиа Бинотто: Мы расстроены, как и наши болельщики

Себастьяну Феттелю предлагают перейти в WEC

Себастьян Феттель: Мы рискнули, и риск оправдался