Привет и славному городу Феърфилд от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Шарль Леклер и Жан Алези принадлежат разным поколениям, но их многое сближает: они оба добивались успеха в Ferrari. В интервью AutoHebdo они вспоминали первый сезон в итальянской команде, говорили о популярности и ожиданиях от нового сезона.

Вопрос: Вы помните свою первую встречу?
Шарль Леклер: Кажется, она произошла на картодроме Ла-Конка на юге Италии, это была одна из первых картинговых гонок Джулиано (сына Жана Алези). По-моему, мы впервые встретились именно там.

Жан Алези: У меня остались воспоминания о встрече на картодроме 7 Лаги (картинговая трасса рядом с городом Павия в Ломбардии). Вы с Джулиано участвовали в гонке. Я был в баре, когда ко мне подошёл отец Шарля и спросил, помню ли я, как мы вместе выступали в Формуле 3? Он мне сказал, что он близкий друг Даниэля Гаша – отца моего хорошего друга Филиппа. Я начал следить за карьерой Шарля благодаря его отцу.

Вопрос: Шарль, что значит для вас Жан Алези?
Шарль Леклер: Это легенда Формулы 1. У него были незабываемые выступления, и я говорю не только о его знаменитом поединке с Сенной на Гран При США 1990 года. Но для меня он не только гонщик – он мой друг, и мне нравится с ним общаться. Мы сблизились благодаря Джулиано, с которым я познакомился в Гоночной академии Ferrari, где мы вместе тренировались.

Вопрос: Жан, вы видите в Шарле новую надежду Ferrari – такую же, какой стали вы, присоединившись к команде в 1991-м?
Жан Алези: У нас было схожее начало карьеры – мы оба оказались в Ferrari после дебютного сезона и стали напарниками многократных чемпионов мира. Шарль пришёл в команду, где уже давно выступал Феттель, а я заменил Найджела Мэнселла, став напарником Алена Проста. Этот период станет одним из самых сложных, но в то же время радостных и интересных в моей карьере. Кроме того, я чувствовал ту лёгкость, которая делает тебя сильнее.

Увидев, как Шарль опередил Феттеля в прошлогоднем Гран При Бахрейна, а затем создал отрыв, я не смог сдержать улыбку. Я представлял, что он пилотирует совершенно спокойно и уверенно, понимая, что Себастьян не сможет его догнать. По логике, когда обгоняешь чемпиона мира и впервые выходишь в лидеры гонки, то чувствуешь огромную ответственность. Но Шарль в этот момент показал весь свой талант.

Вопрос: Расскажите о вашем первом сезоне в Ferrari. Сколько времени вам потребовалось, чтобы освоиться в команде из Маранелло?
Шарль Леклер: Я очень быстро адаптировался, ведь уже несколько лет был слушателем Гоночной академии Ferrari. Это была моя семья, но моё окружение сильно изменилось, и я стал работать с большим числом людей, и мы все стремились добиться максимально возможных результатов. Мне потребовалось, наверное, три или четыре гонки, чтобы привыкнуть к команде. Помогло знание итальянского языка и то, что меня окружали итальянцы. Они очень эмоциональные и делают всё, чтобы ты чувствовал себя как дома. Адаптация прошла очень быстро.

Жан Алези: Мы говорим о двух совершенно разных эпохах. У меня всё было по-другому. В моё время Ferrari напоминала закрытый монастырь. Сейчас она стала более открытой благодаря телевидению, масс-медиа, социальным сетям. Тогда ещё существовала эта культура секретов, которой больше нет.

Когда я первый раз пришёл домой к Энцо Феррари рядом с трассой во Фьорано, мне казалось, что я рядовой посетитель. Я приоткрыл дверь и скромно заглянул внутрь. Я был как маленький мальчик, которому дали разрешение войти, но он не имел права заходить, куда хочет. Следовательно, мне потребовалось на адаптацию больше времени, чем Шарлю. Но я сразу понял, что значит для тифози гонщик Ferrari.

Вопрос: Вспомним прошлогодний Гран При Бельгии 2019 года и этап в Канаде в 1995-м: какие эмоции вы испытывали после первой победы?
Шарль Леклер: В моём случае всё было необычно: я чувствовал моральное удовлетворение от первой победы и огромную грусть из-за гибели Антуана Юбера. Всё было неоднозначно. Я радовался, потому что ради этой победы работал много лет и реализовал детскую мечту. Но я не мог этим насладиться – настроения не было.

Жан Алези: Лично я насладился своей победой. Я не знаю, сколько километров я лидировал в гонках с тех пор, как дебютировал в Ferrari в 1991-м, но ни разу не пересёк финишную черту первым. Пожалуй, я лидировал более 1500 км, прежде чем победил! Я мог выиграть много гонок, но каждый раз сходил с дистанции за несколько кругов до финиша: то коробка передач сломается, то двигатель откажет!

Победа в том Гран При принесла мне облегчение. Особенно приятно, что я выиграл на острове Нотр-Дам, на трассе имени Жиля Вильнёва. Это немного напоминает победу Шарля в Монце – такое же масштабное событие. Монреаль – это тоже территория Ferrari, там любят Скудерию.

Вопрос: Шарль, что-то может сравниться с теми эмоциями, которые вы испытали, выиграв в Италии за рулём Ferrari?
Шарль Леклер: Не думаю, что в эмоциональном плане что-то может с этим сравниться. Но победа остаётся победой. Будь то победа в Монце, Монако или Монреале – за каждой из них огромная работа. На любой трассе мы выкладываемся на 200%. Конечно, выиграть в Монце несколько приятнее, но когда я выиграю Гран При Монако – этот день тоже станет особенным. Монако – тоже территория Ferrari.

Вопрос: Жан, вы по-прежнему считаете свой поул в Монце в 1994-м одним из самых ярких моментов в карьере?
Жан Алези: Да, тем более, я довольно быстро понял, что завоюю поул. Я видел, как оживились тифози на трибунах. Круг по Монце доставляет особые ощущения, потому что это одна из самых быстрых трасс в сезоне, и именно там болельщики ближе всего к машинам, ведь трибуны расположены совсем близко. Это здорово, но, к сожалению, я никогда не уезжал из Монцы с улыбкой, которая отражала бы то удовольствие, которое получаешь на этой трассе.

Вопрос: В Италии к гонщикам Ferrari относятся не так, как за пределами этой страны?
Шарль Леклер: Все итальянцы хранят в сердце Ferrari – возможно, именно в Италии эта страсть чувствуется наиболее ярко. Но сейчас у команды такая армия болельщиков по всему миру, что любовь к этой марке не имеет границ. В прошлом году у меня была возможность почувствовать эту поддержку в каждом Гран При.

Жан Алези: Хотел бы проиллюстрировать слова Шарля: если тебя останавливают итальянские полицейские, то сразу отпускают. В Японии и в других странах то же самое, но там иногда приходится представиться.

Вопрос: Шарль, на Гран При Монако и Франции появятся трибуны, названные вашим именем. Это создаёт какую-то особую связь с болельщиками?
Шарль Леклер: Такие трибуны для меня очень важны. Я мечтал получить что-то своё на трассах, которые для меня очень важны. Я очень рад, что мы договорились создать трибуны специально для моих болельщиков. В будущем мы собираемся развивать концепцию именных трибун, но я рад, что мы начали именно с этих трасс.

Вопрос: Ваши болельщики – это в первую очередь болельщики Ferrari или у вас появляется собственный фан-клуб?
Шарль Леклер: До перехода в Ferrari у меня было очень мало болельщиков, но после перехода в Скудерию их число существенно выросло, и я стараюсь их не огорчать.

Вопрос: Жан, в своё время вы были очень популярны. Вам хотелось бы, чтобы уже в те времена были социальные сети для общения с болельщиками?
Жан Алези: Мой ответ нет, и я объясню почему. Опять же, сложно сравнивать наши эпохи – они очень разные. Конечно, у нас не было всех этих инструментов, но в прежние времена Гран При транслировались на бесплатных каналах, и у них была широкая аудитория, не всегда состоявшая только из гоночных болельщиков.

Сейчас телекомпании отлично работают, но для ограниченной аудитории. У гонщиков есть своя преданная публика, и благодаря социальным сетям число их поклонников растёт. Их манера вести диалог с болельщиками может повысить их популярность. У меня было не так много контактов с болельщиками, но телетрансляции Формулы 1 – а это своего рода сериал, который показывали по воскресеньям – создавали другие связи. Тогда о пилоте говорили не только в контексте конкретной гонки или аварии – тогда следили за его развитием. Именно поэтому болельщики до сих пор меня помнят.

Вопрос: Поговорим о современности. У вас была возможность обсудить новую машину Ferrari?
Шарль Леклер: Мы пересеклись на презентации, но успели только поздороваться. В день презентации у меня был невероятно плотный график! Но даже если бы у нас было свободное время, я не знаю, о чём мы могли бы поговорить, кроме как о новом оттенке красного. Всегда сложно обсуждать новую машину, пока я её не протестировал.

Вопрос: Вы могли бы поговорить об Артуре Леклере и Джулиано Алези, ведь они оба стали слушателями Гоночной академии Ferrari. Это поможет им в развитии карьеры?
Жан Алези: Здорово быть слушателем любой академии, особенно если она непосредственно связана с командой Формулы 1. Благодаря Гоночной академии Ferrari мой сын будет видеть лучшие примеры. Джулиано присоединился к академии, когда Шарль еще был её слушателем, а теперь он выигрывает гонки.

Шарль Леклер: Я закончил эту академию и знаю, что она мне дала в плане знаний, развития гоночного мастерства, имиджа и работы со спонсорами. Я знаю, как повезло Джулиано и Артуру! Это очень важно, я даже скажу, что это главное – иметь поддержку крупной команды.

Вопрос: Одним из слушателей Гоночной академии является Мик Шумахер, а его отец установил рекорд по числу побед за рулём Ferrari. Что вы думаете о перспективах Льюиса Хэмилтона – в этом году он может превзойти его рекорд по числу побед и сравняться с ним по числу титулов?
Жан Алези: Моя первая мысль – как же быстро это произошло! Когда Михаэль завоевал 91-ю победу и седьмой титул, мы все были уверены, что повторить его достижения невозможно. А 14 лет спустя Льюис Хэмилтон показывает, что это возможно. Это значит, что нет предела совершенства.

Я восхищаюсь Льюисом. Можно сомневаться в правильности его поведения, но в дни гоночных уик-эндов он всегда на высоте. Он выигрывает не только Гран При, которые должен выиграть, но и те, которые вроде бы должен был проиграть. Если ему удастся сравняться с Михаэлем по числу титулов – браво! Он это заслужил. Но я не буду отрицать, что если он допустит несколько небольших ошибок, это упростит жизнь Шарлю и доставит мне удовольствие.

Вопрос: Шарль, вы считаете, что вы сможете ему помешать?
Шарль Леклер: Я постараюсь…

Жан Алези: Ну конечно!

Шарль Леклер (смеётся): Я сделаю для этого всё необходимое! Я полностью выложусь и сделаю даже больше. Мы достаточно хорошо знаем автоспорт, чтобы понимать, что это зависит не только от гонщика. Я сделаю всё необходимое, чтобы максимально осложнить ему жизнь. Но для этого нужна хорошая машина и безупречная работа команды.

Льюис – отличный гонщик, у него огромный опыт, он редко ошибается и очень быстрый как в квалификации, так и в гонке. Короче говоря, это очень стабильный гонщик, и он вынуждает вас показать всё, на что вы способны. Когда у вас такой соперник, у него можно только учиться. В прошлом году мы несколько раз показывали, что когда всё делаем идеально, мы можем его опередить. Мы знаем, что нам надо делать – работать как можно лучше в каждый гоночный уик-энд!

Вопрос: Можно ли сказать, что вам легче прогнозировать действия Макса Ферстаппена, потому что вы соперничаете со времён картинга?
Шарль Леклер: Это другая история. Я познакомился с Льюисом как с соперником только в прошлом году. Когда я выступал в Alfa Romeo, мы ездили по одной трассе, но я не сражался с ним, и у меня был другой подход к гонкам. Но после сезона в Ferrari и наших поединков я лучше понимаю, на что он способен.

А с Максом мы соперничаем с детства. Конечно, мы отлично друг друга знаем, но это не упрощает задачу. У Льюиса и Макса разные характеры, разный стиль пилотирования, к каждому из них надо привыкнуть. Да, мы с Максом боролись на картодромах, но это совершенно не помогает его опередить сейчас.

Вопрос: До начала сезона остаётся пара недель – это самый интересный период?
Шарль Леклер: Мы довольно долго не работали на трассе, но у всех нас одна цель – построить самую лучшую машину. При этом неизвестно, чего добились соперники. Следовательно, пока вопрос остаётся открытым – он одновременно интересный и тревожный. Надо оставаться реалистами и помнить, что предсезонные тесты – это только тесты. Именно об этом нам в жёсткой форме напомнил прошлогодний Гран При Австралии.

Жан Алези: Шарль хорошо сказал. Я добавлю только одно: я никогда не был поклонником начала сезона в Мельбурне – ни во времена выступлений, ни сейчас, когда я смотрю на происходящее на трассе со стороны. В Мельбурне нетипичная трасса. Конечно, иногда там бывают сюрпризы, но результаты там никогда не отражали расстановку сил. Гонка в Австралии никогда не утоляла моё любопытство.

Вопрос: И последний вопрос: теперь встретимся в Мельбурне?
Шарль Леклер: В любом случае я там буду.

Жан Алези: Я – нет. Я останусь в Париже, в студии Canal Plus, откуда буду комментировать эту гонку и, надеюсь, победу Шарля!

Источник: F1News

Воскресенье 23 Февраля 2020 21:31
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: ferrari, леклерb, шарль, алезиb

Читайте также: Для McLaren принципиально важно сохранить третью позицию в Кубке конструкторов, для чего нужно набирать больше очков, чем Ferrari, но в Остине эту задачу удалось выполнить лишь частично. Даниэль Риккардо (5-й): «Временами казалось, что гонка проходит по стандартному сценарию, но порой становилось интересно! Первый круг был очень весёлым: по-моему, на старте я опередил Карлоса Сайнса, но затем он отыграл позицию, проведя красивый обгон по внешнему радиусу 6-го поворота перед 7-м, но я вновь его обошёл в 17-м повороте по внутренней траектории. Мы три раза на одном круге менялись позициями, и это было здорово! Но для меня было принципиально важно пробиться в первую пятёрку. При этом Шарль Леклер показал, что Ferrari сегодня были быстрее нас, его мы догнать не смогли. Понятно, что мы над этим работаем, но приятно, что сегодня нам удалось опередить хотя бы одного гонщика Скудерии. Конечно, Карлос потом провёл ещё одну хорошую атаку, наши машины уже поравнялись друг с другом, и мы даже колёсами немного потолкались. Это тоже доставило удовольствие, но мне было очень нужно удержать позицию. Безусловно, сохранять резину в нормальном состоянии было очень сложно. Когда выезжаешь из боксов на свежем комплекте шин, они обеспечивают отличное сцепление, но если сразу начинать активно атаковать, они быстро потеряют скорость. По ходу этой гонки было ощущение, что атаковать в полную силу вообще нельзя – я хочу сказать, что мы атаковали, пока позволяла резина. На каких-то кругах я был в сомнениях, поднажать или не стоит, но когда Карлос меня догнал и начал атаковать, выбора не оставалось, пришлось...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Кандидаты в Гоночную академию Ferrari ждут решения

Мик Шумахер: Союз Ferrari и Шумахера может возродиться

Хэмилтон: Меня никогда не звали в Ferrari

Карлос Сайнс: Пока это мой лучший уик-энд с Ferrari

В Ferrari планируют привезти новый мотор в Турцию

На тестах Ferrari поработали Сайнс, Шварцман и Фуоко

Бинотто: Двигатель Ferrari уступает Mercedes 20 л.с.

В Ferrari не знают дату готовности обновлённого мотора

Карлос Сайнс: Ferrari ждёт сложный уик-энд

Бинотто: Лучшие воспоминания связаны с победой Леклера