Привет и славному городу Хьюстон от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В этот уик-энд Формула 1 отмечает юбилей – в Шанхае пройдет 1000-й Гран При. В обстоятельном интервью бывший глава менеджмента чемпионата Берни Экклстоун подвёл итоги прошлых лет и поговорил о борьбе за титул Себастьяна Феттеля и Льюиса Хэмилтона.

Вопрос: Сколько Гран При вы посетили?
Берни Экклстоун: Недавно кто-то постарался посчитать – получилось более 800.

Вопрос: Поедете ли вы в Китай?
Берни Экклстоун: Я посмотрю трансляцию гонки из Лондона. Я собирался в Шанхай, но потом передумал. Месяц назад я отравился и ещё не восстановился полностью, так что пока не могу ехать на другой конец света. Возможно, я приеду в Баку и не пропущу гонку в Барселоне – там я буду вместе с Дональдом Маккензи.

Вопрос: Что вы чувствуете, когда приезжаете на этап Формулы 1 в новом качестве?
Берни Экклстоун: Конечно, всё совершенно иначе, ведь я по-прежнему хочу участвовать в происходящем, но не могу этого делать, поэтому немного обидно. Я рад видеть знакомых в паддоке. Большинство промоутеров стали моими хорошими друзьями и всегда отлично меня принимают.

Если бы я оставался у руля, то попросил бы промоутеров Гран При Великобритании поменять дату, чтобы принять 1000-й Гран При, ведь именно в Сильверстоуне прошла первая в истории гонка. Если бы организаторы сказали мне, что опасаются финансовых потерь, я нашёл бы способ покрыть эти расходы.

Возможно, Формула 1 должна была выступить в качестве партнёра этого особенного события. По-моему, в Сильверстоун приехало бы гораздо больше зрителей. Не знаю, думали ли об этом в Liberty Media. Они не так давно в этом бизнесе, поэтому, возможно, не обращают внимания на такие детали, как первый в истории Гран При. Они не считают это важным событием.

Вопрос: Вы сожалеете, что в Liberty Media не советуются с вами по таким вопросам?
Берни Экклстоун: Я по-прежнему являюсь сотрудником компании, где занимаю непонятную мне должность, но никто не спрашивает моего мнения. У Liberty Media прямолинейный подход, и они хотят всё контролировать. Купив компанию, вероятно, они подумали, что время старика, который много лет руководил предприятием, давно прошло, и решили: «Если мы берем на себя руководство, то должны работать лучше».

Вопрос: На ваш взгляд, они надолго останутся в Формуле 1?
Берни Экклстоун: Я так не думаю. Сомневаюсь, что их можно считать настоящими гонщиками. Я начинал карьеру как гонщик и гонялся на мотоциклах. Я всегда любил соревнования, и все, кто за многие годы сыграл важную роль в Формуле 1, были фанатами скорости.

Сейчас спортом руководят деловые люди. У них бизнес. Они реализовали много идей, о которых я не подумал бы. Это не значит, что они ошибаются. Все эти новые инициативы хороши, если они дадут результаты. Если компания может принести больший доход, то у них нет нужды беспокоиться, например, о выплатах командам.

Если это не так, они должны сказать себе: «Хорошо, мы купили компанию, чтобы заработать, но получаем не те финансовые показатели, что прежде, значит, надо что-то делать». Что надо сделать в первую очередь? Уменьшить расходы и провести сокращения. Надо уметь выкручиваться, когда что-то не работает. Другое решение – увеличить число гонок, и они пошли по этому пути. Затем всё будет зависеть от условий контрактов. Например, команды раскритиковали планы провести гонку в Майами, потому что это ничего не дало бы компании, следовательно, это им не помогло бы.

Вопрос: Как обстоят дела в Формуле 1 по вашему мнению?
Берни Экклстоун: Если вспомнить, с чего мы начинали, многое изменилось! Но эти перемены происходили постепенно, не за один день. Каждый год мы старались что-то улучшить, избавлялись от того, что не работало. Если оставить за скобками коммерческий аспект, основа чемпионата – это технический и спортивный регламент. И я думаю, что мы зашли слишком далеко в инженерном аспекте. Формула 1 рискует потеряться. Я всегда считал момент старта волшебным: звук моторов, гламур и так далее. По-моему, мы это отчасти утратили. И мне не хватает грид-гёрлз.

Вопрос: В 2021 ситуация изменится?
Берни Экклстоун: Нет. Автопроизводители вложили астрономические суммы в доработку современных силовых установок – это фантастические двигатели, они развивают такую мощность и при этом очень экономичные и так далее. Мотористы не хотят от них отказываться.

Пока не началась эра гибридных технологий, я говорил, что надо вернуться к V10 и V12 – они более громкие, и болельщикам это нравится. Зрители приезжают на Гран При ради развлечения, а звук двигателей является частью шоу. Не было необходимости что-то менять, но в то время Макс Мосли думал, что мотор меньшего объема привлечёт больше автопроизводителей. Но атмосферный двигатель с ограниченным числом цилиндров нас не устраивал, поэтому нам пришлось всё изменить. А как только мы предложили инженерам проект, они сделали то, что сделали. С тех пор они каждый год дорабатывают эти силовые установки.

Вопрос: Некоторые ностальгируют по вашему стилю управления, в частности, вашему умению вести переговоры…
Берни Экклстоун: У меня было такое положение, что даже если официально я не был у руля, я мог всё контролировать и добиваться результатов. Теперь в Формуле 1 демократия, где у каждого своё мнение. Это замедляет весь процесс. У одного есть какая-нибудь идея, другой с ней не согласен, третий считает её неплохой, а тем временем тот, у кого родилась эта идея, уже передумал. Всё это чем-то напоминает происходящее в Великобритании.

Вопрос: Как заставить команды договориться?
Берни Экклстоун: Разногласия существовали всегда. Команды считают, что нет равенства, и одни получают больше других. Опять же, часть выплат зависит от спортивных результатов. Кроме того, некоторые команды получают бонусы, потому что они раньше подтвердили своё участие в чемпионате до 2020 года. Раньше, в 2012-2013 годах, ходили разговоры о размещении акций Формулы 1 на бирже, и нам нужны были гарантии, которые нам дали команды, подписавшие многолетние контракты. Теперь не придают особого значения этим выплатам, и их можно перераспределить между командами из глубины пелотона, но надо получить согласие всех участников.

Вопрос: Во времена работы в Brabham вы были по другую сторону баррикад. Какие у вас остались воспоминания о том периоде?
Берни Экклстоун: Когда вы управляете командой, то в воскресенье вечером узнаете, насколько хорошо справились со своей работой. Когда вы руководите Формулой 1, то должны всё контролировать и только в конце сезона узнаете, насколько хорошо всё работало. Разница такая же как между участием в спринте и в марафоне. Я получил удовольствие и от того, и от другого.

Я продал Brabham, потому что команда была уже не на том уровне, как во времена выступлений Нельсона Пике. Я предчувствовал, что мы уже не добьемся той же славы, и мне было неинтересно продолжать просто ради участия в гонках. Любопытно, как некоторые команды приезжают на Гран При, зная, что у них нет шансов. Вероятно, они надеются, что всё изменится, и их ситуация улучшится.

Вопрос: Сейчас Williams в такой ситуации…
Берни Экклстоун: Williams оказалась в ужасной ситуации. Подумать только, что совсем недавно они выступали на уровне Ferrari, а теперь они в самом конце пелотона. Проблема в том, что сейчас получив предложения от Ferrari, Mercedes, Red Bull Racing и Williams, инженер никогда не пойдет в Williams.

Вопрос: Вы знали Формулу 1 со всех сторон, ведь в 1958 году вы попытались пройти квалификацию Гран При Монако…
Берни Экклстоун: Знаете, я участвовал в самом первом Гран При в истории – в Сильверстоуне в 1950-м. Я выступал в Формуле 3, и на стартовой решетке были такие талантливые гонщики, как, например, Стирлинг Мосс. Несколько лет спустя на стартовой решетке Гран При Монако было всего 16 машин, а я не прошёл квалификацию. Я выступал в разных чемпионатах, но это не самое главное в моей жизни. Конечно, я хотел выиграть, но если я не стал чемпионом, это не конец света.

Вопрос: Кто оставил след в вашей долгой карьере?
Берни Экклстоун: Колин Чэпмен и Энцо Феррари. Если говорить о гонщиках, у меня сложились близкие отношения с Йоханом Риндтом, мы вместе участвовали в разных проектах. Многие гонщики, выступавшие в моей команде, до сих пор остаются моими друзьями, например, Нельсон Пике. Когда меня спрашивают, кого я считаю лучшим, я часто отвечаю: «Пожалуй, Ален Прост», ведь он мог завоевать по меньшей мере ещё два титула. Один раз ему не хватило всего половины очка.

Ален – один из тех, кто никогда не мог рассчитывать на поддержку напарника. Такие, как Айртон Сенна никогда не оставили бы ему открытую дверь. Когда гасли стартовые огни, Ален оставался один, предоставленный сам себе. Он должен был заботиться о машине, контролировать износ шин, работу коробки передач, и никто ничего ему не говорил по радио.

Кроме того, мне не хватает Чарли Уайтинга. Мы были знакомы много лет, именно поэтому я в своё время настоял, чтобы его взяли в FIA. Никто не представлял себе, какой объем работы у него был, и его отсутствие будет постоянно чувствоваться.

Вопрос: Сейчас в паддоке не хватает ярких личностей?
Берни Экклстоун: Раньше была более дружеская атмосфера. Если у кого-то возникали проблемы с мотором или коробкой передач, он мог попросить детали у соперника, ведь у всех были одинаковый материал. Сейчас команды не хотят допускать промахов, чтобы не навредить имиджу компании, а в 1970-е и 1980-е никто не придавал этому значения. Гонщики не боялись говорить, что думают, и делали, что хотят. Никто не обращал на это внимания. Они приезжали, чтобы гоняться. Точка. По-моему, Льюис Хэмилтон – единственная настоящая звезда современной Формулы 1…

Вопрос: А среди руководителей команд есть яркие личности?
Берни Экклстоун: Они могут сказать не так много. Я не держу зла на них, ведь чтобы они не делали, их критикуют. Кристиан Хорнер, пожалуй, последний из тех, кто что-то может сказать. Но и он должен быть осторожным. Спонсоры считают команды послами своих брендов и не хотят, чтобы они навредили марке. Между тем, сегодня события развиваются очень быстро. Можно сказать что-нибудь безобидное и сразу оказаться в центре внимания.

Вопрос: Вы упомянули Брекзит. Как он повлияет на Формулу 1?
Берни Экклстоун: Не знаю. Возможно, возникнут таможенные сложности…

Вопрос: О чём вы жалеете?
Берни Экклстоун: Больше всего мне стыдно, что я не поддержал Макса Мосли, когда у него начались проблемы, и все выступили за его отставку с поста президента FIA. Я встал на сторону большинства вместо того, чтобы поддержать Макса. Потом я понял, что был неправ.

Вопрос: Какими проектами вы сейчас занимаетесь?
Берни Экклстоун: Четыре месяца я провожу в Швейцарии, где занимаюсь недвижимостью. Четверть века назад я думал перевезти туда Формулу 1 и оттуда ей руководить, но команды не захотели переводить персонал.

Сейчас я далек от автоспорта. У меня есть контракт до 2020 года, и я не хочу навредить имиджу Формулы 1, взявшись за то, за что некоторые могли бы меня критиковать.

Вопрос: Должно быть, вы гордитесь своей работой?
Берни Экклстоун: Ничто не было предрешено. Большинство бизнесменов вам скажут, что они всё спрогнозировали. В большинстве случаев им просто повезло, и я полагаюсь на судьбу. Происходят разные события, и вы концентрируетесь на позитивном и быстро избавляетесь от негатива. В конце концов, вы добьетесь какого-нибудь неплохого результата. Так и получилось в нашем случае.

Даже во времена конфликтов с FIA я мог рассчитывать на поддержку большого числа очень хороших людей. Те, кого считали нашими противниками, на самом деле ими не были. Например, Энцо Феррари всегда меня поддерживал.

Вопрос: А бывший президент FIA Жан-Мари Балестр, с которым у вас были сложности в 1980-е годы?
Берни Экклстоун: С ним тоже никаких проблем. Когда мы нашли общий язык перед подписанием Договора Согласия, Жан-Мари попросил меня несколько месяцев держаться в тени. Это был хороший парень.

Вопрос: Что вы пожелали бы Формуле 1 в будущем?
Берни Экклстоун: Чтобы она стала лучше. Я не хочу, чтобы у спорта возникли какие-то проблемы. Я недавно разговаривал с руководителем одной из команд и сказал ему: «Осторожно с Формулой E», ведь этот чемпионат отвоюет часть болельщиков у Формулы 1, он развлекает зрителей. Если в день гонки жителям крупных городов нечего делать, они могут посмотреть гонку, тем более, что билеты не такие дорогие, и туда можно прийти всей семьёй.

Не знаю, те, кто приезжает на Гран При, понимают ли современную Формулу 1. Съездите на гонку в Китай и проведите опрос среди болельщиков: «Сколько цилиндров в современном двигателе Формулы 1? Какое количество топлива они потребляют? Сколько силовых установок команды могут использовать за сезон?» Зрители не ответят ни на один из этих вопросов – им интересно, отыграется ли Феттель.

Вопрос: Вы думаете, что он отыграется?
Берни Экклстоун: Я много размышлял об этой ситуации, ведь мне очень нравится Себастьян, и он мой друг. Он часто допускает глупые ошибки, когда борется с Льюисом. Это словно блок для него. Себастьян глубоко уважает Хэмилтона и хочет выступить лучше него. В Бахрейне он мог бы ему уступить и обогнать позже, ведь его машина была быстрее.

Вопрос: Вас удивили выступления Шарля Леклера?
Берни Экклстоун: Я думал, что в Ferrari ошиблись, отпустив Кими Райкконена. Он был неплохим напарником и не создавал проблем внутри команды. Он знал, что должен делать. Если его просили пропустить Себастьяна, он соглашался. Если его просили немного сбавить темп, чтобы сдерживать соперника и помочь команде, он это делал. Я не уверен, что Шарль готов к такой работе. В любом случае, победы Ferrari идут на пользу Формуле 1.

Вопрос: Вы считаете, что Льюис Хэмилтон превзойдет рекорды Шумахера?
Берни Экклстоун: Ему ничто не мешает это сделать. Сейчас он в отличной форме. Льюис считает Формулу 1 своим хобби, и ему комфортно.

Вопрос: Когда-нибудь он присоединится к Ferrari?
Берни Экклстоун: Я думаю, что он не станет менять команду. Если в Mercedes решат свернуть программу в 2020-м, то Льюис тоже завершит карьеру.

Вопрос: Вы считаете, что они уйдут из спорта?
Берни Экклстоун: Я не знаю. Возможно, они найдут то, что им нужно в Формуле E.

Вопрос: Каков ваш прогноз на Гран При Китая?
Берни Экклстоун: Я хочу, чтобы выиграл Себастьян Феттель. Его машина позволяет это сделать. Когда мы обсуждали инцидент в прошлогоднем Гран При Германии, он сказал, что мог бы 20 раз заново проехать эту гонку и не повторить той ошибки. Он очень хочет завоевать ещё один титул. Но я не уверен, что Шарль Леклер готов ему помочь. Будучи лидером команды, Себастьян, конечно, рассчитывал на поддержку.

Вопрос: Вы думаете, что Феттель сменит команду?
Берни Экклстоун: Нет, он завершит карьеру. И я думаю, что надо не так много, чтобы это произошло. Себастьян ведет счастливую семейную жизнь и не хочет, чтобы Формула 1 вывела его из равновесия.

Источник: F1News

Среда 10 Апреля 2019 20:40
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: экклстоунb, формуле, никто, хотят

Читайте также: Действующий контракт между владельцами Формулы 1 и Mercedes подразумевает участие немецкой команды в чемпионате до конца сезона 2020 года. Однако, как пишет итальянское издание Corriere Dello Sport, новый исполнительный директор Daimler AG и Mercedes-Benz AG Ола Каллениус принял решение, что команда продолжит выступления в Формуле 1 как минимум до 2025 года. Помимо Формулы 1, немецкая компания продолжит выступления в Формуле Е, но от планов по участию в чемпионате мира по гонкам на выносливость в компании, похоже, отказались. Решение Ола Каллениуса усилит позиции Mercedes во время переговоров о регламенте на 2021 год. Оно также может означать, что Льюис Хэмилтон останется в «Серебряных стрелах» и, в теории, установит новые рекорды Формулы 1 по числу побед и чемпионских титулов. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Каллум Айлотт: Авария застала меня врасплох

Мик Шумахер: Пока я только учусь

Мик Шумахер: Я равняюсь на отца

Джек Эйткен: От меня ждут побед в Формуле 2

Шарль Леклер: Обидно пропускать напарника, но...

Элбон: Уик-энд в Баку - отличная подготовка к Монако

Джордж Расселл сравнивает Формулу 1 и Формулу 2

Александер Элбон: Я горжусь результатом в Шанхае

Берни Экклстоун: Никто не спрашивает моего мнения

Кевин Магнуссен: Я с юных лет хотел попасть в Формулу 1