Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Советник Renault Sport F1 четырехкратный чемпион Ален Прост об итогах сезона и перспективах команды, о контракте с Даниэлем Риккардо и ситуации с Эстебаном Оконом...

Вопрос: Команда Renault почти гарантировала четвертое место в Кубке конструкторов. Всё идёт по графику?
Ален Прост: Я не сужу о каждом сезоне в отдельности. Когда Mercedes купила Brawn GP, им потребовалось четыре или пять лет, чтобы добиться успеха. Нам надо думать о том, что было сделано в плане инфраструктуры и инвестиций. Мы на 15-20% увеличили штат сотрудников, в основном в Энстоуне. Мы стараемся выйти на определенный уровень, и этот процесс ещё не закончился. Он требует времени и сил.

Надо было думать о современной и о новой машине, готовиться к переменам в правилах в 2021 году. Сложно прогрессировать быстрее, стараясь при этом интегрировать в команду до 200 новых людей. Каждый приходит со своими привычками, со своей культурой. Но пока всё идёт по плану.

Вопрос: Сейчас Renault остаётся довольствоваться статусом «лучшей из остальных»?
Ален Прост: Немного унизительно, но это правда. Три топ-команды по-прежнему недосягаемы. В этом году произошло кое-что фундаментальное – в середине сезона в Mercedes и Ferrari добились значительного прогресса в работе с двигателями. Они отыграли 30 л.с., однако дело не только в самом моторе – возможно, им удалось добиться такого прогресса за счет топлива, сжигания масла или других жидкостей. Я хотел бы, чтобы в FIA обратили на это внимание, но говорю только за себя.

Кроме того, в следующем сезоне регламент тоже изменится, хотя год назад таких планов не было. Структура трёх топ-команд работает эффективнее, им проще адаптироваться к этим переменам, не жертвуя доработкой нынешней машины. Им помогает опыт и прошлые инвестиции.

Вопрос: Значит, 2019-й и 2020-й могут стать переходным периодом для Renault, пока вы ждете перемен в 2021 году...
Ален Прост: Такое возможно. У нас долгосрочный план. Каждый год мы добавляем новый кирпичик. Один из них – переход в нашу команду Даниэля Риккардо.

Вопрос: Логично, что вы боретесь с такими командами как Haas F1 и Force India?
Ален Прост: Это обязательный этап для нас. Надо набраться терпения. Мы должны отдать должное этим командам. Force India много лет участвует в борьбе, это традиционная британская команда, бывшая Jordan. Она сохранила свои ценности. У неё даже нет собственной аэродинамической трубы. Они отлично работают, что позволяет заработать много очков при относительно небольшом бюджете. Haas F1 – уникальная команда, ведь у них очень тесное партнерство с Ferrari – более плотное, чем у Force India с Mercedes.

Вопрос: В Renault опротестовали результаты Haas F1 в Монце, поскольку их днище не соответствовало регламенту. В 1983-м Renault не стали подавать протест на Brabham Нельсона Пике, который использовал топливо, не соответствовавшее регламенту. В итоге это стоило вам титула. Другие времена, другие нравы…
Ален Прост: Мир изменился. Никто так и не понял, почему в 1983-м мы не стали подавать протест, хотя давно знали, что топливо Brabham-BMW было нелегальным. Во времена борьбы двух заводских команд такого не делали. Или в любом случае, таких моментов было меньше.

Сейчас другая ситуация. Как и другие команды, в Haas F1 получили уведомление, в котором было оговорен крайний срок изменения конфигурации днища. Никто не должен быть выше закона. Это было понятно задолго до старта Гран При. У нас и прежде были разговоры на эту тему. Renault взяла на себя обязательства соответствовать регламенту. Все остальные должны делать то же самое.

Вопрос: Вы считаете логичным, что Force India лишили 59 очков после объявления команды о банкротстве и её покупки консорциумом инвесторов во главе с Лоуренсом Строллом, отцом гонщика Williams?
Ален Прост: Да, у всего есть экономическое влияние. В футболе много клубов, которые были лишены всего после заявления о банкротстве. Меня это не удивляет. Это правила, и они всем известны.

Вопрос: Однако этим летом никто в паддоке не знал, что вы вели переговоры с Даниэлем Риккардо…
Ален Прост: Вопреки всему сказанному, мы не старались его перекупить. Мы уже в прошлом году вели переговоры с Даниэлем. Даже до того, как связались с Карлосом Сайнсом. Даниэль нас интересовал, но было слишком рано. Мы разговаривали, не будучи при этом уверенными, что всё получится. Но очень часто бывало так, что он сам возвращался к нам, чтобы задать какой-нибудь вопрос. Вывод: он не был по-настоящему счастлив в Red Bull Racing. Риккардо дал понять, что был бы рад переходу в Mercedes или Ferrari, если бы получил такой шанс. В Renault ему понравилась возможность участвовать в новом проекте, даже если мы не столь конкурентоспособны, как Red Bull Racing, чем остаться в команде, где явно отдавали предпочтение Максу Ферстаппену.

Этим летом Даниэль сам к нам пришел. Нас это немного удивило. Всё произошло за две недели. Мы впервые будем работать с гонщиком, который побеждал в Гран При. Он поможет нам выиграть время. В остальном вы сами знаете Даниэля. Это приятный и позитивный парень. Теперь он поможет оценить Нико Хюлкенберга, который до сих пор был ориентиром для команды.

Мне очень нравится Нико. Это стабильный гонщик и прямой человек. Он не притворяется. Теперь у нас будут гонщики, которые почти не уступают друг другу. Это вызов, и мы его принимаем. Они оба умные люди, но с ними надо быть начеку.

Вопрос: В следующем году от вас ждут подиумов. С двигателями Honda Red Bull Racing может стать для вас относительно легкой добычей. Вы хотите взять реванш после стольких конфликтов?
Ален Прост: В конце концов, их уход нас не особо расстроил. Честно говоря, я сохранил очень хорошие отношения с Red Bull Racing, даже если критикую их манеру высказывать своё мнение. Они всегда заходят слишком далеко и знают это.

У нас пока нет конкретной цели на 2019 год. Нам надо во многом добиться прогресса. То же самое можно сказать о других командах и мотористах. Пока мы опережаем машины с двигателями Honda, но Red Bull Racing нас опережала в этом году, хотя у нас одинаковые двигатели, а это доказывает, что у них эффективное шасси. Они намного нас опережают. Пока нет оснований утверждать, что в следующем году мы будем выступать на равных, но нет ничего невозможного.

Вопрос: Ваш контракт с Даниэлем Риккардо ускорил вероятный уход из Формулы 1 Эстебана Окона. Чего ему не хватило, чтобы убедить вас подписать с ним контракт?
Ален Прост: У Эстебана никогда не было согласованного контракта, который оставалось только подписать. Переговоры были на продвинутом уровне. Он нас интересовал, но это гонщик программы Mercedes. И мне не понравилось бы слышать по ТВ, что Mercedes одолжит Эстебана Renault. Это меня шокировало.

Эстебан мог бы подписать двухлетний контракт с опционом, но Mercedes забрала бы его, возможно, именно в тот момент, когда мы были бы в лучшей форме. А Даниэль сам пришёл. Мы надеялись на контракт с ним, но не особенно в это верили.

Вопрос: В этом году Эстебан опережал своего напарника Серхио Переса. Его выступления повлияли на ваш выбор?
Ален Прост: Для молодого гонщика второй сезон всегда сложнее дебютного. Заявить о себе – это одно, но подтвердить это – совсем другое. Я всегда так думал, но дело не в этом. Я не сомневаюсь в достоинствах Эстебана. Проблема в том, что мы не сможем сказать, что это наш гонщик, ведь его карьерой по-прежнему будут заниматься в Mercedes.

Renault – это заводская команда, у которой должны быть свои чемпионы. Кроме того, бывает так, что гонщик добивается успеха в команде, а после перехода в заводскую команду у него начинаются проблемы. Здесь дополнительный прессинг. Неизвестно, как всё пройдет, и все эти факторы надо учитывать при выборе пилота.

Вопрос: Вывод: в 2019 году Эстебан может остаться за пределами Формулы 1, а его место в Force India займёт Лэнс Стролл, потому что у него богатый отец…
Ален Прост: Тот факт, что этим летом Лоуренс Стролл купил Force India и теперь посадит туда своего сына – уникальный случай. Мне кажется, такое впервые в истории Формулы 1. Рента-драйверы были всегда, и кстати, таких гонщиков становится всё больше. В то же время, Лоуренса надо поблагодарить за то, что, купив команду, он спас сотни рабочих мест.

Вопрос: Да, но Лэнс Стролл на месте Эстебана Окона…
Ален Прост: Сложно попасть в Формулу 1, если у вас нет денег. Гонщики всё раньше начинают карьеру. Ребенка сажают за руль карта уже в 4 года, затем надо пройти через молодежные серии, а это тоже стоит. Больше не существует гоночных серий вроде Volant Elf. В итоге гонщики из богатых семей получают преимущество. Они участвуют в частных тестах предыдущих поколений машин Формулы 1, чтобы набраться опыта.

Когда я руководил командой, у меня тоже возникали сложности с выбором между талантливым гонщиком и тем, у кого было больше денег. Если пригласить более талантливого, то есть риск потерпеть финансовый крах.

Вопрос: Что вы думаете о молодежных программах Red Bull Racing или Mercedes?
Ален Прост: Цель молодежной программы – помочь гонщику пробиться на вершину. Но если он окажется в том месте не в то время, то эта система показывает свои недостатки. Зачем оставлять гонщика после этого?

Тото Вольфф критикует Renault, но почему он сам не пригласил Окона на место Боттаса? Они должны заниматься своими гонщиками, а не перекладывать ответственность на других. Если у вас нет места, то вам нужна либо молодежная команда, либо вы должны отпустить гонщика, даже если потратили на него много денег.

Вопрос: В итоге Эстебан обречён стать третьим пилотом Mercedes в следующем году.
Ален Прост: Я ему сочувствую и высоко его ценю. Уход из Mercedes стал бы для него равен самоубийству. Он должен остаться и сказать себе, что у него есть шанс вернуться в Формулу 1 в 2020-м. Нет ничего окончательного. Все признают его талант. Он найдет решение, хотя всегда плохо пропускать сезон.

Источник: F1News

Воскресенье 11 Ноября 2018 11:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: простb, renault, mercedes, force

Читайте также: В Renault уверенно движутся к поставленной цели, прогрессируя с каждым годом – в 2018-м команда заняла четвёртое место в Кубке конструкторов и подписала контракт с Даниэлем Риккардо, но отставание от лидеров пока остаётся большим. Гонщик Гран При Место Очки Лучший старт Лучший финиш Нико Хюлкенберг 21 7 69 7 5 Карлос Сайнс 21 10 53 5 5 Renault Sport F1 Team Гран При Место Очки Лучший старт Лучший финиш 2018 21 4 122 5 5 2017 20 6 57 5 6 2016 21 9 8 13 7 2018-й стал третьим годом пятилетнего плана, который должен привести заводскую команду Renault в тройку лучших. При разработке машины конструкторы шасси и мотористы особое внимание уделили надёжности, нацеливаясь на четвёртое или пятое место по итогам сезона. На зимних тестах новая R.S.18 выглядела лучшей среди машин команд средней группы – на фоне шага назад у Force India и проблем с надёжностью у McLaren. Первая гонка подтвердила ожидания – Нико Хюлкенберг и Карлос Сайнс заработали очки, финишировав седьмым и десятым. Позиции с седьмой по десятую и стали для команды наиболее частыми по ходу сезона. Отставание от Red Bull Racing оказалось слишком большим – при одинаковых силовых установках разница в эффективности шасси была очевидна, и по ходу сезона в Renault активно усиливали этот отдел, который летом возглавил бывший руководитель технического департамента FIA Марцин Будковски. Мотористы тоже не стояли на месте. Регламент...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Сможет ли Риккардо претендовать на роль лидера Renault?

Столл: Следующий этап для Renault - борьба за подиумы

Прост: В 2019-м Renault будет ещё ближе к лидерам

Министр экономики Франции требует отставки Карлоса Гона

Хюлкенберг: Мы должны прибавить во всех областях

Сайнс: Хочу успешно завершить выступления за Renault

Марк Хьюз о кадровых перестановках в Renault

Тьерри Коскас станет президентом Renault Sport Racing

Гюнтер Штайнер: Здорово опередить Renault на круг

Прост: Не нужно перекладывать ответственность на других