Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

После гонки в Сочи руководителю команды Mercedes Тото Вольффу пришлось отвечать на неприятные вопросы журналистов, обвинявших его в неспортивной тактике.

Вопрос: Когда и по каким причинам вы приняли решение, что победа в гонке должна достаться именно Хэмилтону?
Тото Вольфф: Гонка сложилась не так, как мы предполагали. Сегодня утром мы потратили немало времени на обсуждение различных сценариев, и тот из них, который удалось реализовать, предполагал, что кто-то из наших гонщиков воспользуется слипстримом позади машины напарника. Мы полагали, что такое может произойти.

Но мы не лучшим образом провели пит-стопы, хотя сначала всё было правильно, когда первым мы пригласили Валттери, и это должно было ему помочь защитить свою позицию. Но Льюиса мы позвали в боксы на один круг позже, чем надо. Это произошло из-за меня, потому что я отвлёк разговором Джеймса Ваулза как раз в тот момент, когда он должен был принимать решение.

Из-за этого пит-стоп прошёл на круг позже, и мы потеряли позицию. Льюису пришлось атаковать на пределе, чтобы опередить Себастьяна, и он провёл великолепный обгон, но повредил шины. И мы оказались в ситуации, когда Валттери ехал впереди, стараясь экономить ресурс резины, Льюис – за ним, причём с пузырём на задней шине, а Феттель уже их догонял.

В этой ситуации возможны были два исхода. В лучшем случае, если оставить всё, как есть, Валттери выигрывает гонку, Льюис финиширует вторым. В худшем, если шина не выдержит до конца дистанции, то Себастьян опережает Льюиса. Чтобы дать Хэмилтону возможность беречь резину, мы решили, что Валттери его прикроет.

Рассуждая рационально, это было правильное решение. Хотя в душе мы все гонщики и понимаем, что лучше так не делать.

Вопрос: Сначала вы просили Валттери прибавить, а потом – пропустить Льюиса. Вы не думали о том, чтобы под конец гонки они ещё раз поменялись позициями?
Тото Вольфф: Нет, не на этой стадии сезона. В прошлом году в Венгрии мы поступили именно так, но только не сейчас, за пять гонок до конца чемпионата… Принимать такие решения тяжело, но кто-то должен был это сделать. Поэтому мы решили, что обмена позициями больше не будет. Мы действительно просили Валттери прибавить, поскольку вплотную за ним ехал Льюис, у которого были повреждены шины. Но Валттери не прибавил, поэтому мы попросили его пропустить напарника.

Вопрос: Вы сказали, что перед гонкой обсуждали различные сценарии, но назвали всего один. А какие ещё варианты развития событий вы обсуждали?
Тото Вольфф: Мы сказали: вы можете бороться друг с другом, но соблюдая осторожность, помня о ситуации в обоих зачётах чемпионата. Также мы сказали Валттери, что если он будет лидировать, а Льюис – ехать на второй позиции, то именно таким и будет порядок на финише – если не будет угрозы со стороны соперников.

Вопрос: И всё-таки, почему вы не позволили гонщикам ещё раз поменяться позициями перед финишем?
Тото Вольфф: Я думал об этом целый час. Но мы должны учитывать ситуацию в чемпионате. И если в Абу-Даби окажется, что нам не хватит трёх или пяти очков, потому что мы предпочли позволить Валттери одержать одну победу, а из-за этого проиграли чемпионат, то мы будем выглядеть самыми большими идиотами в мире.

Вопрос: Вы уже поговорили с Валттери – он согласился с вашими доводами? Или всё-таки он сильно расстроен?
Тото Вольфф: Он умный человек и понимает, как складывается ситуация в команде. Будь он на месте Льюиса, рассчитывал бы он, что команда примет тактическое решение в его пользу? Об этом мы говорили сегодня утром. Разумеется, ответ утвердительный. Валттери понимает, что мы исходили из прагматических соображений. Но все мы – и я, и Льюис, и вся команда – в душе чувствуем: то, что Валттери не победил, это неправильно.

В команде мы стараемся, чтобы всё было прозрачно, и даже если правда неприятная, мы всё равно всё обсуждаем, решая, как быть. В предыдущие годы у нас был непростой период, когда мы работали с Льюисом и Нико Росбергом. В общем, бывают сложные моменты, такие, как сегодня, когда надо принимать решение и придерживаться его.

Но я готов признать, что Валттери это не по душе, потому что мне это тоже не по душе.

Вопрос: Давайте снова вернёмся к теме обмена позициями: вы попросили Валттери пропустить Льюиса, поскольку у того были проблемы с шинами. Но почему вы не вернули Валттери позицию потом, перед финишем, когда было понятно, что ситуация нормализовалась и Льюису ничего не угрожает?
Тото Вольфф: А вы бы именно так поступили? Поставьте себя на моё место: ваш гонщик, лидирующий в чемпионате, либо может заработать ещё семь очков, либо он их не заработает. Вы был произвели обмен позициями?

Вопрос: Но надо же смотреть на всё шире…
Тото Вольфф: Значит, вы бы поступили именно так?

Вопрос: Возможно...
Тото Вольфф: Что значит, «возможно»? Кто-то должен принять конкретное решение, поэтому я спрашиваю: как бы вы поступили? Ваши гонщики поменяются позициями, а потом вы упустите победу в чемпионате – вы это хотите сказать?

Ситуация непростая, поэтому сейчас придётся сесть за стол, запастись алкоголем и всё открыто и честно обсудить, чтобы понять, как мы будем действовать в будущем.

Вопрос: На старте ваши гонщики сработали очень слаженно, обороняясь от Феттеля – вы это спланировали заранее?
Тото Вольфф: Да. Мы это обсуждали. Мы даже договорились, что если один стартует лучше, а другой – хуже, то они помогут друг другу разогнаться за счёт слип-стрима, а затем сместятся в разные стороны. Приятно было посмотреть, как они всё это реализовали! Ещё ведь надо было оставить друг другу место в первом повороте.

Вопрос: Вы не думали, что своими неспортивными действиями вы нанесли ущерб бренду Mercedes?
Тото Вольфф: Кто-то должен принять огонь на себя, и сегодня это я. Приходится выбирать: быть мальчиком для битья сегодня вечером, причём во многом заслуженно, или выглядеть идиотом в Абу-Даби в конце сезона. Я предпочитаю первый вариант.

Источник: F1News

Воскресенье 30 Сентября 2018 23:06
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: валттери, вольффb, вольфф, льюиса

Читайте также: Джеймс Эллисон, технический директор Mercedes, ответил на вопросы болельщиков о Гран При Абу-Даби, финальной гонке сезона 2018 года, завершившейся победой Льюиса Хэмилтона. Вопрос: Почему команда решила провести пит-стоп Льюиса на столь ранней стадии гонки?Джеймс Эллисон: Действительно, это был очень ранний пит-стоп, поскольку мы выбрали очень агрессивную тактику. Но мы решили его провести, ведь в тот момент был введён режим Виртуального сейфти-кара (VSC). Влиять на это вы не можете, но когда объявляется такой режим, вы должны быстро определиться, есть у вас возможность провести пит-стоп или нет. Потери времени при пит-стопе во время VSC гораздо меньше, чем обычно – примерно на 10 секунд. И если в нужный момент вы примете такое решение, а ваши соперники – нет, то отыграете у них порядка 10 секунд. Поэтому мы решили воспользоваться этой возможностью, за счёт чего получили преимущество. Но компромисс заключался в том, что после этого нам пришлось проехать очень длинный отрезок на одном комплекте резины. Но Льюис прекрасно справился, и его лидерству на финише гонки ничто не угрожало. Вопрос: Почему тогда вы не пригласили на пит-стоп Валттери Боттаса во время режима VSC, и для чего на поздней фазе гонки его позвали на второй пит-стоп?Джеймс Эллисон: Позвать Льюиса на пит-стоп во время VSC имело смысл, поскольку он лидировал, и мы могли гарантировать, что он вернётся на трассу на хорошей позиции. Но Валттери, ехавший в трёх секундах позади Льюиса, был в иной ситуации. Если бы он остановился одновременно с лидером, то ему бы пришлось ждать в очереди позади машины Хэмилтона, а пока бы секунды бежали, весь пелотон...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Хэмилтон: Боттас – лучший напарник в истории

Валттери Боттас: Прогнозы делать сложно

Видео: Валттери Боттас рассказывает о мексиканской трассе

Хэмилтон и Боттас сели за руль первого в мире автомобиля

Хаккинен: Победа досталась Льюису, но добыл её Валттери

Европейская пресса критикует Mercedes

Вольфф: Надо было принять тяжёлое решение - я это сделал

Хэмилтон: Это самый странный день в моей карьере

Льюис Хэмилтон: Валттери поступил как джентльмен

Вольфф: Нам предстоит принять очень непростое решение