Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Известная российская мотогонщица Анастасия Нифонтова на «Шёлковом пути-2018» дебютировала за рулём внедорожника – Toyota Land Cruiser 200. В соответствии с правилами категории T2, это была практически серийная машина, лишь с усиленной подвеской. Результаты гонки для Нифонтовой трудно оценить однозначно – до финиша она не добралась, но при этом была фаворитом зачёта на протяжении большей части дистанции.

Анастасия подробно рассказывала о приключениях на каждом этапе в своей колонке для F1News.Ru. Спустя несколько дней после окончания марафона мы встретились с ней, чтобы подвести итоги выступления и обсудить её планы на будущее.

Вопрос: Насколько сложнее или проще оказались ралли-рейды на внедорожниках по сравнению с вашими представлениями?
Анастасия Нифонтова: В общем-то, всё сложилось примерно так, как я себе и представляла. Я понимала, что будет проще физически, но нас могут ждать больше технических проблем, чем бывает на мотоциклах. Потому что все мотоциклы сделаны с большим запасом прочности, они гораздо меньше весят, и сломать мотоцикл достаточно сложно. К тому же, тот мотоцикл, на котором я выступаю последние годы, сделан специально для ралли-рейдов. А это всё же стандартная машина, сделанная для использования в основном на дорогах общего пользования, и только при необходимости – для бездорожья, и, конечно, не в гоночном режиме. Так что ещё до старта все опытные гонщики меня предупреждали – тебе будет хотеться ехать быстро, но этому желанию нельзя поддаваться, чтобы сохранить машину.

Вопрос: Что вам больше всего понравилось в машинах?
Анастасия Нифонтова: Что там есть штурман. Благодаря этому мне не надо на дистанции думать о дорожной книге, не нужно думать, куда ехать – я слежу только за дорогой и отвечаю за управление машиной. Всё остальное – на плечах штурмана. Он не только говорит, что впереди и куда ехать, он помогает и в других ситуациях – например, если нужно на ходу перекусить. Конечно, чувствуешь себя гораздо комфортнее.

Что меня удивило – это то, что нет никакого мышечного дискомфорта. Когда я выступаю в гонке на мотоцикле, то, несмотря на то, что я постоянно тренируюсь, после первого же дня чувствуется усталость – мышцы забиваются, начинают болеть, нужен массажист или миостимулятор, чтобы их привести в порядок. На эту гонку я тоже взяла с собой миостимулятор, но он мне не понадобился. За всю гонку только один раз, на длинном и техничном спецучастке, мышцы немного забились, но буквально чуть-чуть, практически незаметно.

Так что стало ясно, что благодаря этому на автомобиле женщины действительно могут на равных бороться с мужчинами, потому что здесь нет таких ограничений по физическим способностям. На мотоциклах всё иначе – ты можешь уметь очень много, делать много, но от ограничений организма никуда не уйти, и если ты не сильный, крепкий мужчина, тебе будет сложно.

Впрочем, мой штурман Олег Уперенко мне рассказывал, что и на машинах многие гонщики устают уже после первых 50-100 километров. И ему понравилось работать со мной в том числе и потому, что я хорошо выдерживаю дистанцию, и пилотирую ровно весь маршрут, а не только первую половину этапа. Хотя порой нам бывало тяжело – как в первый день, когда на жаре пришлось ещё и включать печку.

Вопрос: Значит, мы можем увидеть вас за рулём машины и в будущем?
Анастасия Нифонтова: Конечно, хотя это зависит не от моих желаний. Вообще, я не думала, что меня настолько «зацепят» автогонки. Конечно, здесь много факторов – я из тех людей, которые ненавидят оставлять дела незаконченными. И если у меня что-то не получается, я во что бы то ни стало хочу это доделать. Меня это только раззадоривает.

Первые два дня после схода я очень сильно переживала. Было очень горько, обидно, досадно, что не получилось. Проблема в том, что если что-то идёт не так на мотоцикле, то я обычно сразу начинаю планировать, как проведу следующую гонку, следующий сезон. Начинаю готовиться, этим отвлекаю себя от переживаний. Но с машинами всё сложнее. В первую очередь – потому что это банально дороже, и намного. Я понимаю, что на выступления на машине у меня денег нет. Так что без помощи спонсоров я никуда не поеду, как бы сильно этого ни хотела. Я хочу поехать на гонку в Туркмению, ещё куда-то, но решение принимаю не я. Поэтому было так грустно – не было никакой гарантии, что я вообще когда-нибудь смогу это повторить. Конечно, эта мысль добавляла негатива.

Но спустя какое-то время я пришла к мысли, что со временем мне в любом случае придётся попрощаться с мотоциклами – ресурсы организма не безграничны. Однако оставаться без спорта я не могу, жизнь без гонок я себе не представляю. И автомобили могут заменить для меня соревнования на мотоциклах. Пока непонятно, как этого добиться, потому что стоит это очень дорого.

Меня спрашивали, почему я выбрала категорию Production, ведь это не гоночные машины. Конечно, я хотела бы выступать в T1, на настоящих прототипах. Но это, к сожалению, не вопрос моих желаний. Знаете, как в формулах – многие хотят выступать в Формуле 1, но не у всех на это есть деньги. Стоимость той же Toyota Hilux подготовки Overdrive начинается от 350 тысяч евро, и дальше уходит в бесконечность. И обслуживание таких машин обходится очень дорого – одна ступица стоит 5 тысяч евро. По меркам мотогонщиков это просто запредельные суммы.

Поэтому и выступают там люди совсем не бедные. Нассер Аль-Аттия и Язид Аль-Раджи из семей шейхов, тот же Гарри Хант из богатой семьи, потому и купил гоночный Peugeot 3008 DKR. Они могут себе это позволить. Я же просто спортсменка. Так что буду пробовать попасть в какую-то команду, может быть, поможет кто-то из спонсоров. В общем, не отчаиваюсь. Но всё равно немного грустно от того, что на машине нельзя так много тренироваться, как на мотоциклах.

В общем, автогонки – это очень здорово. Раньше я думала, что вот на мотоциклах – да, интересно, а в машине будет скучновато. Но это оказалось совершенно не так. Что мне особенно понравилось – это командная работа. Я изначально этого немного побаивалась. В мотогонках я еду одна, у меня есть только один механик на бивуаке. А здесь – штурман, несколько механиков… Целый коллектив. И ответственности тоже, получается, больше. Но мы все очень хорошо сработались. И Олегу, по его словам, со мной тоже понравилось работать, потому что я спортсменка, а не коммерческий пилот.

Вопрос: Вы рассказывали, что сошли из-за недостатка подготовки техники – не успели протестировать программное обеспечение, и оно вызвало некорректные режимы работы мотора и, как следствие, его перегрев. Удалось ли извлечь ещё какой-то опыт? Что ещё можно было сделать иначе?
Анастасия Нифонтова: При подготовке к ралли-рейду есть два главных параметра – время и деньги. Но денег сколько есть, столько есть. Что касается времени… Когда мы начали готовить машину к гонке, выделили три главные, наиболее уязвимые и значимые позиции: рама, двигатель и проводка. Потому что всё остальное можно починить, а если на этапе «застучит» двигатель, на бивуак ты просто не вернёшься.

Но когда специалисты посмотрели на список, то сразу сказали – двигатель и проводку мы вычёркиваем, потому что в требуемые сроки не успеем всё сделать. Нужно вынимать из машины двигатель, разбирать его, всё проверять, менять проводку, снова ставить двигатель и т.д. На это нужен был месяц. Если бы у нас было больше денег, мы могли бы купить и привезти новый двигатель, или снять его с другой машины, это всё бы решило. Но у нас такой возможности не было. Так что пришлось просто поверить в то, что двигатель и проводка у нас хорошие. В итоге по ходу всех тестов и гонки нас преследовали две проблемы – с проводкой и с двигателем. Из-за них в итоге и сошли. Всё остальное наши механики перебрали.

Конечно, мы все многому научились. Ралли-рейд на автомобиле в плане обслуживания очень отличается от ралли-рейда на мотоцикле. Мотоцикл сломать сложно – если не было каких-то аварий, то обычно механику достаточно всё помыть, почистить, заменить масло и фильтры, и мотоцикл готов к следующему этапе. С автомобилями всё иначе – особенно в классе Production. Их приходится ремонтировать каждый день.

Это следствие того, что в T2 используются серийные машины. Гонка – экстремальный режим использования для техники, серийные машины для этого не предназначены. В категории T1 всё гораздо больше похоже на мотоциклетные гонки – в том смысле, что эта техника выдерживает более высокие нагрузки, её трудно сломать, если не попадать в аварии. Так что механики, опять же, всё моют, чистят, меняют фильтры и так далее – и через два часа машина уже готова к дальнейшей гонке.

Проблема ещё и в том, что требование FIA по установке рестриктора на мотор в категории T2 портит машину. Она работает в заведомо некорректных условиях. И честно говоря, непонятно, кому и зачем это нужно. Компании Toyota это точно не нужно. Потому что для неё ралли-рейд – это испытание техники. Но как её можно испытать, если вам с самого начала испортили двигатель, и он работает в неправильных режимах? Даже если прошивка мотора корректная – всё равно получаются очень далёкие от реальных условия работы…

Взять наш случай – ведь неправильно говорить, что всё дело было только в прошивке. Из-за рестриктора повышается давление наддува, увеличивается расход топлива. Как следствие, поднимается температура в выпускном коллекторе, перегревается масло, оно теряет свои смазывающие свойства и в результате заклинивает шатуны. Не было бы рестриктора – не было бы проблемы.

В гонке на мотоцикле от гонщика зависит 80% успеха. В автомобилях соотношение совсем другое. И дело не только в технике. В нашей команде, не считая фотографа и оператора, было шесть человек. И от каждого из них что-то зависело, каждый делал свой вклад. Я, штурман, механики, которые работали с машиной по 10 часов… И если механики не отремонтируют машину – мы никуда не поедем. Это совсем другой подход.

Вопрос: Вы впервые работали этой командой на ралли-рейде. Насколько правильным, подходящим получился её состав?
Анастасия Нифонтова: У меня никаких нареканий нет, работать со всеми мне очень понравилось. Я считаю, что состав команды получился практически идеальным.

Вопрос: Олег Уперенко, со своим огромным опытом, выполнял только роль штурмана, или был ещё и наставником?
Анастасия Нифонтова: Конечно, он мне помогал не только с навигацией. Подсказывал и скорость движения, где-то меня тормозил, где-то, наоборот, подгонял. Но в любом случае, какие-то серьёзные наставления от него были только первые два дня. Потом он уже увидел, что я нормально справляюсь, и корректировал мои действия только в каких-то сложных ситуациях.

Кроме того, он очень хороший механик. Он ведь долго ездил на грузовиках-техничках именно механиком, и всё умеет. Так что, например, когда у нас слетели шпильки колеса, он сразу принялся за ремонт, ни секунды не колеблясь. Из пяти шпилек тогда осталось две – я бы просто поставила на них колесо и попыталась доехать до финиша. Но он сразу сказал, что так делать нельзя – сместился суппорт, так что может сломаться подвеска. Так что он снял тормозной диск, что-то подправил, всё поставил на место, подтянул, затем уже установил колесо – и мы нормально доехали.

Вопрос: Изначально планировалось, что маршрут будет совсем другим – главным испытанием должна была стать пустыня Гоби в Китае. Но в итоге было принято решение провести гонку только по территории России. Удалось ли организаторам компенсировать эту потерю?
Анастасия Нифонтова: Должна сказать, что всё равно было интересно. Внесла свои коррективы и погода – на третий день у нас был настоящий потом. Ездить по таким пескам, как вокруг Астрахани, на мой взгляд, даже сложнее, чем по обычным. И степи Калмыкии тоже очень коварны, потому что скорости высокие, и малейшая яма, «ступенька» может привести к очень серьёзным последствиям. Плюс, неожиданные лужи посреди огромных полей… Так что маршрут получился совсем непростым.

Вопрос: Планируете ли вы зимой выступать на «Дакаре»?
Анастасия Нифонтова: Да, как раз сегодня сделали первый платёж. Я подавала заявку буквально в последний момент, боялась, что не успею, но уже на следующий день организаторы ответили, написали, что очень рады меня видеть, и всё в порядке.

Правда, я очень переживаю, потому что на этот раз буду выступать в зачете Original by Motul, более известном, как Malles. Особенность этого зачёта в том, что гонщик должен провести весь ралли-рейд в одиночку, без механиков и сопровождающих. Это, конечно, очень тяжело. Когда мне предложили в нём поехать, я поначалу категорически отказалась. Потому что я отлично знаю, что такое «Дакар», насколько это сложно даже с механиками и трейлером, где можно нормально поспать. А здесь нужно жить в палатке, выданной организаторами, самостоятельно обслуживать и ремонтировать свой мотоцикл.

Но потом стало известно, что Боливии на этот раз не будет, а значит, шансы сломать мотоцикл на камнях намного ниже. Кроме того, дистанцию сократили с двух недель до десяти дней. А главное – мне рассказали, что я буду первой женщиной за все 40 лет «Дакара», которая приняла участие в этом зачёт. Вот тут я и сломалась! (смеётся)

Конечно, это будет очень тяжело. Отлично понимаю, что серьёзная поломка мотоцикла неизбежно приведёт к сходу. Поэтому моей целью будет не какой-то результат, не победить в женском или каком-то другом зачёте, а просто доехать до финиша. Посмотрим, что из этого получится. Так что я уже скоро начну тренировки – причём, не только пилотажные, но и буду учиться ремонтировать мотоцикл.

Вопрос: Сколько человек выступает в этом зачёте, и на какой технике поедете?
Анастасия Нифонтова: Мотоцикл тот же, на котором я выступаю последние годы – Husqvarna Rally Replica 450. Мотоцикл тяжёлый, 180 килограммов, но других вариантов немного. Этот мотоцикл собирается специально для ралли-рейдов и позволяет на что-то претендовать. Что касается участников, то, насколько я помню, в этом зачёте их допускается не более 20-и.

Вопрос: Предположим, через год у вас будет выбор, на чём поехать «Шёлковый путь-2019» – на мотоцикле или на машине. Что вы выберите?
Анастасия Нифонтова: Теперь это уже сложный вопрос. Я так давно хотела проехать «Шёлковый путь» на мотоцикле, чтобы собрать все главные марафонские гонки… Но с другой стороны, у меня есть незаконченное дело на автомобиле. Так что, наверное, выберу его – всё же на мотоцикле я всегда могу поехать, а на автомобиле – нет, и нужно пользоваться возможностью.

Источник: F1News

Четверг 02 Августа 2018 09:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: нифонтова, двигатель, мотоцикл, мотоцикле

Читайте также: В минувшую пятницу в Мексике в Toro Rosso поставили новый двигатель на машину Пьера Гасли, а в оставшиеся дни уик-энда вернулись к старому мотору. Это был тактический ход, чтобы гонщик отбыл штраф в Мексике и получил при этом новый двигатель на две следующие гонки. Француз надеется, что эта замена мотора станет последней в сезоне. Пьер Гасли: «Надеюсь, этот двигатель я буду использовать до конца сезона. Постучу по дереву, чтобы не сглазить. Именно поэтому мы меняли мотор в Мексике – теперь у нас два двигателя на две оставшихся гонки. Надеюсь, всё будет в порядке, и теперь я смогу стартовать с привычных позиций, а не из глубины пелотона из-за штрафов. Мы можем быть настроены оптимистично – в следующих гонках у нас будет более эффективный двигатель, чем в Мексике». Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Джеймс Эллисон: Неплохой день, но могло быть и лучше

Нифонтова: Не думала, что автогонки меня так зацепят

Toro Rosso: Нет, двигатель не взорвался после запуска!

Двигатель на Ferrari Феттеля не нуждается в замене

Хасэгава: Поломка MGU-H носит механический характер

В McLaren завели двигатель на новой машине

На машине Алонсо в третий раз заменят двигатель

В McLaren решили сменить двигатель на машине Алонсо

В сентябре в McLaren получат доработанный двигатель

Хасэгава: Мотор Алонсо можно использовать в Монако