Привет и славному городу Сиэтл от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В прошлое воскресенье Льюис Хэмилтон выиграл гонку в Германии и приехал в Венгрию в отличном настроении. В четверг он говорил об итогах гонки, командной тактике и расстановке сил в этот уик-энд...

Вопрос: Можно ли сказать, что гонка в Германии стала одной из лучших в вашей карьере?
Льюис Хэмилтон: Я выступаю уже много лет, непросто выбрать лучшие гонки, но я горжусь уик-эндом в Германии. Важно сделать выводы и понять, как в следующий раз сработать лучше.

Вопрос: Когда пошёл дождь, вы собирались на пит-стоп, но в последний момент остались на трассе. Сейчас вы поступили бы так же?
Льюис Хэмилтон: Всегда здорово оценивать ситуацию после того, как всё завончилось. Но я в любом случае остался бы на трассе.

Умение быстро принимать решения – одна из особенностей нашей работы. Порой приходится принимать решения за доли секунды. В тот момент у команды было мало времени, но если бы у нас была возможность всё обсудить, я всё равно остался бы на трассе, поскольку в тот момент считал этот вариант правильным. Мои шины были в хорошем состоянии.

Вопрос: В Ferrari добились прогресса в нескольких предыдущих гонках. Вы согласны, что сейчас они опережают Mercedes?
Льюис Хэмилтон: У меня нет ощущения, что мы отстаем от Ferrari. В предыдущих гонках мы не всегда добивались максимума, нам есть в чем прибавить. Соперники действительно сделала шаг вперед, особенно в квалификации. А мы должны много работать, чтобы бороться с ними.

Сильная сторона нашей команды в том, что мы сохраняем хладнокровие, никогда не жалуемся и стараемся стать лучше. Если в гоночный уик-энд возникает проблема, мы по возможности сразу её решаем, и к этой гонке мы всё исправили. Невероятно, насколько быстро в Mercedes находят решения. У нас работают очень умные люди! Это впечатляет.

Вопрос: Кого вы считаете фаворитом: Ferrari или Mercedes?
Льюис Хэмилтон: Всё зависит от точки зрения. Я считаю фаворитом не Ferrari, а нас. Да, сейчас у Скудерии небольшое преимущество, но мы доказали, что в любой ситуации можем добиваться отличных результатов. У нас есть всё необходимое, чтобы со всем справиться. Надо продолжать в том же духе. Телезрители не видят, сколько всего происходит за кадром. Мы полностью выкладываемся, чтобы выйти вперед и остаться в лидерах.

Вопрос: Что вы думаете о командной тактике в Германии?
Льюис Хэмилтон: Я не знаю, стоит ли мне отвечать на этот вопрос – возможно, вам лучше поговорить об этом с Валттери. Всё зависит от момента. Я понимаю позицию Тото: мы внезапно оказались на двух первых местах в Гран При Германии. Вы видели, что происходило между другими напарниками – из-за глупых ошибок они теряли очки. Тото нас уважает и доверяет нам, но он не хотел всё потерять, поэтому оставил всё как есть.

У нас с Валттери был отличный поединок. Он ошибся в восьмом повороте, и я вышел вперед. После этого у него не было шанса отыграться: мы оказались на той части трасы, где сложно преследовать соперника. По-моему, этот разговор с пит-уолл состоялся между 12 и 13 поворотами, а в тот момент я был впереди.

Не думаю, что сейчас нам нужно использовать командную тактику. Но мы – команда и в некоторых ситуациях должны работать сообща. Мне понравился наш поединок. Мы уважительно относились друг к другу и оставляли достаточно места. Возможно, если бы Валттери боролся за эту позицию с Ferrari, то всё было бы иначе, и места было бы гораздо меньше.

На рестарте у него были более свежие шины, и они заработали несколько быстрее, чем мои, но мы вели честную борьбу. По-моему, он отлично сманеврировал, но к счастью я правильно расположил машину.

Плюс в том, что когда мы пришли на брифинг, Тото попросил Валттери подойти, и Боттас сказал, что всё в порядке, ведь к моменту приказа команды он уже отстал. Когда Тото попросил его сохранять позицию, мы уже не боролись между собой. Хотя, конечно, болельщики хотят увидеть поединки на трассе… В той гонке у меня был отличный темп. В Германии нелегко обгонять. Себастьян был быстрее, но даже он не мог опередить Кими. Даже если бы нам разрешили бороться до конца гонки, всё равно всё осталось бы так.

Вопрос: Можно ли сказать, что Гран При Германии стал поворотным моментом сезона?
Льюис Хэмилтон: Мне сложно ответить на этот вопрос. Конечно, теперь ситуация изменилась, но я не знаю, стала ли она поворотным моментом. Если посмотреть на прошлые гонки, было много поворотных моментов. Теперь мы лидируем в обоих зачётах, но как это сохранить? Может произойти ещё один поворотный момент, и мы откатимся назад. Надо работать как можно больше, чтобы сохранить всё как есть.

Вопрос: Что вы ждете от этого уик-энда? Венгреская трасса не подходит вашей машине?
Льюис Хэмилтон: По сложности этот уик-энд не отличается от любого другого. На венгерской трассе не так важна мощность мотора, поэтому здесь Red Bull Racing обычно оказывается сильным соперником. Нельзя забывать о Ferrari – они были здесь самыми быстрыми в прошлом году. Я думаю, сейчас ситуация будет такой же.

Конечно, мы постараемся добиться прогресса. Надеюсь, наша машина стала конкурентоспособнее на трассах этого типа. Кроме того, здесь сложно обгонять – в этом плане трасса занимает второе место после Монако. В княжестве Ferrari была быстрее – возможно, в этот уик-энд будет так же. Но всё равно я настроен на первый ряд стартового поля и должен быть первым – такова цель. Но я только завтра узнаю, на что способна моя машина. Как я сказал, Ferrari добилась большого прогресса в квалификации… На самом деле, в прошлом году я был самым быстрым в гонке, но здесь нельзя обгонять, так что позиция в квалификации играет ключевую роль.

Вопрос: Какую роль играет психологический прессинг в вашей борьбе с Ferrari?
Льюис Хэмилтон: Психологические игры – это самое сложное в любом спорте, но нам приходится сложнее многих, ведь борьба продолжается с марта по конец ноября, и каждый уик-энд нужно выкладываться на 100% в условиях постоянного прессинга. Я могу честно сказать, что полностью выкладывался не каждый уик-энд, надо стремиться к этому. Иногда случаются неудачи, вроде моей квалификации в Германии, и умение справиться с ними зависит от того, насколько ты сильный соперник.

Я всегда ориентируюсь на теннисистов и игроков в гольф, которые порой проигрывают первую партию, но отыгрываются во второй. Это сложно объяснить. Да, мы чувствуем огромный прессинг, но меня это радует – как правило, в условиях прессинга я добиваюсь лучших результатов. Я рад этому.

Вопрос: Если вы завоюете пятый титул в этом году, что он для вас значит?
Льюис Хэмилтон: Еще в прошлом году шла напряженная борьба за титул, но сейчас она ещё острее, а небольшие ошибки обходятся дороже. В прошлом году расстановка сил была сбалансированной: в один уик-энд Ferrari оказывалась быстрее, в другой – мы. Сейчас наш соперник сильнее нас. Мы полностью выкладываемся и стараемся минимизировать потери в уик-энды, когда оказываемся недостаточно быстры.

Вопрос: Когда Тото говорит, что считает Ferrari фаворитами, у вас не возникает протеста: «Как же так, ведь у Mercedes есть я»?
Льюис Хэмилтон: Нет, ведь он не имеет в виду конкретно мои результаты – он говорит о команде. В этом году я не всё делал безупречно. В прошлом году я был в отличной форме, но сейчас понимаю, что мне есть в чем прибавить. Раньше я стабильно хорошо проводил старты, сейчас мне они удаются хуже, но я продолжаю работать с этим.

Конечно, я всегда стараюсь полностью выложиться, но иногда я выступаю идеально, иногда – нет. (смеется) Я перфекционист и стараюсь не допускать много ошибок. Но опять же, никто не идеален. Я стараюсь настроить себя на то, чтобы не сдаваться – таков мой характер. Раньше мой отец говорил, что я всегда позже соперников нажимаю на педаль тормоза. Это нелегко, но меня всё устраивает.

Вопрос: Вы нелестно отзывались о трансляции гонки. Что спровоцировало эти комментарии? Вы считаете, что заслуживаете большего уважения?
Льюис Хэмилтон: Я не так часто смотрю гонки и рад был посмотреть пару записей в этом году. Я уважаю работу операторов и режиссеров – я понимаю, насколько сложно всё снимать на разных частях трассы. За рулем я считал эту гонку отличной, но некоторые моменты были переданы не так.

Когда начался дождь, я был на три секунды быстрее остальных, но на экранах показывали только отрывы, а не время на круге, чтобы зрители видели разницу. Кроме того, не объяснили, как я работал, как выбирал другие траектории. Комментаторами были бывшие гонщики, и они должны обратить на это внимание, но не сделали этого. Когда я смотрю гонку, то слежу, например, за Себастьяном – как он проходит поворот, как он позиционирует машину, и что это дает. Но на это тоже не обратили внимания. Впрочем, комментировать гонки – это тяжелая работа, и я её уважаю…

Вопрос: После того, как вам удалось отыграться в Германии, вы чувствуете большую уверенность в машине?
Льюис Хэмилтон: Я не вижу отличий от предыдущих гонок. Нам все равно есть в чем прибавить. В субботу в Германии мы кое-что изменили в настройках, но я проехал не так много кругов в тренировке, а затем в квалификации – так что перед стартом у меня было недостаточно информации о машине, но я все равно был ей доволен.

У нас был отличный темп – и это вселяет уверенность, что у нас великолепная машина. В некоторых областях нам есть в чем прибавить, например, надо лучше работать на тренировках, исправить недостатки коммуникации, обратить внимание на надежность. В этом году машина слишком часто ломалась. Раньше мы гордились её надежностью, и сложно её сохранить её на высоком уровне.

Вопрос: Есть ли у вас шанс завоевать поул в этот уик-энд?
Льюис Хэмилтон: Мне сложно сказать. Возможно, завтра выясниться, что у нас отличный темп на этой трассе, и машина отлично работает… Здесь жарко, и трасса очень сложная с такими связками поворотов, которые раньше не подходили нашей машине. Она эффективнее на быстрых трассах с скоростными поворотами, где нужна высокая прижимная сила. А здесь среднескоростные и медленные повороты.

Вопрос: Почему вам комфортнее в определенных условиях, например, в дождь? Судя по статистике последних гонок, в переменчивых условиях вы всегда побеждаете.
Льюис Хэмилтон: Я не всегда выигрывал дождевые гонки. Несколько лет назад в Венгрии была дождевая гонка, но победа досталась не мне. В Монреале в дождь я не выиграл. Хотя чаще в переменчивых условиях я хорошо выступаю. Из-за особенностей современных машин на сухой трассе гонщикам немного сложнее преследовать друг друга. Но в сложных условиях когда все зависит от умения чувствовать машину, гонщик может сыграть решающую роль. Мне нравятся такие условия.

К разговору о комментаторах, на их месте я бы обращал внимание на то, почему гонщики выбирают ту или другую траекторию. На трассе было очень сложно. Например, на подходе к восьмому повороту на одном круге трасса сухая, и на следующем круге асфальт остается таким же, но на торможении вы не чувствуете сцепления. Мелькает мысль: «Я не смогу войти в поворот». Но затем всё получается. Иногда – нет. Это очень сложно, и приходится действовать осторожно.

Когда смотришь гонку по ТВ, видишь просто капли дождя. Но в кокпите на скорости нам кажется, что идет проливной дождь. Но на подходе к повороту трасса оказывается сухой, а вы этого не знаете, пока та не окажетеся. Многе зависит от вашего чувства машины.

Источник: F1News

Четверг 26 Июля 2018 22:20
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: хэмилтонb, ferrari, германии, уикэнд

Читайте также: В минувшее воскресенье в Италии прошла презентация книги воспоминаний Паоло Скарамелли, бывшего главного механика Ferrari, в своё время работавшего с Жилем Вильнёвым и Дидье Пирони. Особенно близкие дружеские отношения сложились у него с Жилем. О драматической истории конфликта этих двух гонщиков, вероятно, ставшего одной из косвенных причин гибели канадца, написано много, но Скарамелли в те годы вёл дневниковые записи, которые теперь представляют большой интерес. Итальянский журналист Лео Турини несколько лет назад уговорил его издать эти дневники, подвергнув их литературной обработке, и вчера книга была представлена публике. Она названа «Жизнь ради Ferrari (и не только)», из неё можно узнать о том, как реально развивались события на трассах Формулы 1 и за их пределами, о том, что происходило внутри команды, о настроениях гонщиков, об их дружбе, впоследствии преданной Пирони. В общем, это книга о трагедии, которая потрясла мир автоспорта. Скарамелли ушёл из жизни в 2016 году, но довести книжный проект до конца помогла его семья, а Патрик Тамбэ, занявший место Жиля в Ferrari после его гибели, написал предисловие. Пока книга вышла только на итальянском, о перспективах перевода её на другие языки пока не сообщается. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Хаккинен: Иногда в Ferrari сами усложняют себе жизнь

Льюис Хэмилтон: Я потерял пару килограммов!

Шарль Леклер: Никакого прессинга я не чувствую

Жан Тодт рассказал о последней встрече с Маркионне

Ferrari и Кими: Оставить нельзя расстаться

Болельщики собирают подписи в поддержку Кими

Мика Хаккинен: У Ferrari больше нет права на ошибку

В Ferrari готовятся объявить состав на следующий сезон

Браун: Гонка в Монце - отличная реклама для Формулы 1

Льюис Хэмилтон: Прессинг в борьбе за титул очень велик