Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

К Эдуарду Николаеву на нынешнем «Шёлковом пути» приковано особое внимание – ведь он поведёт в бой новый грузовик «КАМАЗ» капотной компоновки, с которым в команде связывают большие надежды. Возможно, именно так будут выглядеть все грузовики «КАМАЗ-Мастер» на «Дакаре» уже в скором будущем.

В интервью F1News.Ru Эдуард подробно рассказал о преимуществах «капотника» по сравнению с привычным нам гоночным грузовиком, а также о том, как идёт работа над экспериментальной машиной.

Вопрос: Эдуард, вы отправляетесь на «Шёлковый путь» на новом грузовике нетипичной для «КАМАЗа» капотной компоновки. В чём его главные особенности и преимущества? И рассчитываете ли вы на победу, или перед вами другие задачи?
Эдуард Николаев: Конечно, мы все спортсмены, и каждый из нас в душе хочет победить. Такая цель стоит и перед нашим экипажем. Но параллельно, вы совершенно правы, мы испытываем новый грузовик, который радикально отличается от обычного. Дело не только в компоновке. На нём установлен иной двигатель, 13-литровый. Думаю, любители ралли-рейдов знают, что с 2018 года объём моторов будет ограничен 13 литрами, а двигатели Liebherr, которые сейчас использует команда, имеют объём 16,2 литра. Так что мы ищем другой двигатель, и взяли у наших друзей, чехов из Buggyra, опробовать подготовленный ими мотор Caterpillar. На нём они очень хорошо выступают в кольцевых гонках и на дрэг-рейсинге.

Вопрос: Если говорить о выборе компоновки, то какие плюсы даёт капотный вариант грузовика?
Эдуард Николаев: Вы можете видеть, что благодаря капоту кабина на машине смещена назад. За счёт этого экипаж чувствует себя немного комфортнее – он не сидит на передней оси, на кабину передаётся меньшая амплитуда колебаний. Не скажу, конечно, что там очень комфортно, а то некоторые думают, что мы там сидим как на диване! (смеётся) Но если после капотника пересесть в бескапотную машину, то разница чувствуется. Этот комфорт позволяет ехать быстрее на бездорожье. На старой машине в какой-то момент ты доходишь до собственного предела скорости – становится просто невозможно дальше давить на газ, потому что твоя голова перестаёт успевать за телом. На капотном грузовике этот момент наступает позже, а значит ехать можно быстрее. С другой стороны, возрастает и нагрузка на трансмиссию, на подвеску, ведь ей на бездорожье тоже приходится нелегко, и капотная компоновка для неё ситуацию не облегчает. Мы это поняли в Астрахани, уже на второй день ралли-рейда «Золото кагана», когда сломались рессоры. Так что машина требует усиления ряда элементов, и мы над этим серьёзно работали, как раз успели к «Шёлковому пути». Вообще, на этой машине, по сравнению с нашими «КАМАЗами» классической компоновки, используется другая подвеска, другие амортизаторы и рессоры, хотя шасси практически такое же.

Вопрос: Насколько велика разница в технике пилотажа?
Эдуард Николаев: Разница велика, пилоту нужно полностью перестроиться. Перед тобой капот, и это сильно влияет на технику пилотирования. Я даже старался поменьше садиться за руль обычного грузовика, чтобы не потерять навык управления капотником. Вход в поворот, выход, торможение, начало разгона, крены машины – всё другое. Это совсем другой грузовик. Хотя шасси практически такое же, центр масс изменён, развесовка совсем другая, нужно перестраиваться. Нельзя просто сесть с бескапотного грузовика на капотный и сразу показывать хороший результат. На это нужны время и силы. Мы испытывали его в Астрахани, в Казахстане, съездили в Карелию, чтобы посмотреть, как он смотрится на трассах типа WRC, потому что «Дакар» в последнее время склоняется к этому варианту, и в лидеры выходят бывшие гонщики из классического ралли. Поэтому машина очень интересная, мы возлагаем на неё большие надежды, и наш экипаж сделает всё, чтобы показать достойный результат, испытать новую технику. После этого, думаю, она вполне может отправиться на «Дакар».

Вопрос: Обычно детали на «камазовских» грузовиках более-менее взаимозаменяемы, благодаря чему боевая техничка может помогать всем. Но капотник существует в единственном экземпляре. Как решается вопрос с запчастями?
Эдуард Николаев: Если говорить о «Дакаре», то посмотрим по ситуации – как раз эта гонка покажет, куда нам нужно двигаться. Сейчас же большую часть запчастей везу я сам. Конечно, из-за этого наш грузовик тяжелее, чем у сокомандников, так что нам придётся нелегко, но выхода другого нет – все ребята едут на результат, и каждый выполняет свою задачу.

Вопрос: Насколько велика эта разница в весе из-за запчастей?
Эдуард Николаев: Примерно на 200 кг. Для такого маленького 13-литрового мотора, как у нас, это много. Я даже перестал пользоваться кондиционером, чтобы не отбирать мощность у двигателя. Такая ситуация не только у нас – на капотнике нашего конкурента, Жерара де Роя, тоже нет ни кондиционера, ни даже вентилятора. Охлаждаться приходится открытыми форточками, потому что нужно экономить мощность на всём. Для 13-литрового двигателя разница велика, так что через пару лет подобная ситуация ждёт всех. Поэтому мы и ищем новый мотор.

Вопрос: Но двигатель Buggyra – временный вариант?
Эдуард Николаев: Да, на самом деле этот мотор мы взяли у наших чешских друзей именно для испытаний капотника, но поиск постоянного варианта продолжается. Этим занимается наш технический директор, Владимир Иванович Губа, совместно с руководителем команды.

Вопрос: Значит, ваша основная цель – испытания, а не победа на «Шёлковом пути»?
Эдуард Николаев: На самом деле мы всё равно все спортсмены, и будем стараться победить. Если на «Золоте кагана» мы действительно занимались скорее тестами, ехали в щадящем режиме, то теперь, после доработки, наоборот, стараемся поставить машину в как можно более сложные условия, выжать из неё всё. Потому что на «Дакаре» условия могут оказаться любыми.

Вопрос: Что было изменено на машине после гонки в Астрахани?
Эдуард Николаев: Доработана подвеска, а также перенесён интеркулер назад. Он стоял спереди, и мы увидели, что основному радиатору не хватает охлаждения, поэтому мы перенесли его, освободив путь потоку свежего воздуха.

Вопрос: Если на «Шёлковом пути» всё получится, машина себя хорошо зарекомендует, есть ли шанс, что мы увидим на «Дакаре» сразу три капотника от «КАМАЗ-Мастер»?
Эдуард Николаев: Честно говоря, не знаю, это вопрос скорее к руководителю команды, но на мой взгляд – почему бы и нет? Если есть возможность снизить нагрузки на организмы экипажей, то это надо делать. Вообще, изначально это идея руководителя команда Владимира Чагина. А сейчас мы видим, что тот же де Рой просто отказывается использовать грузовики бескапотной компоновки – он говорит, что даже если капотники на «Дакаре» запретят, то он поедет не туда, а в Африку. Это яркий пример. Поэтому мы тоже решили построить такой грузовик, посмотреть, какие он даёт преимущество. Это было не так просто – изначально мы планировали успеть к предыдущему «Дакару», но, по ряду причин, сделать это не удалось, машина была сырая. Но сразу после «Дакара», несмотря на зиму и снег, нашли полигон и начали доработку этого грузовика.

Save

Источник: F1News

Суббота 09 Июля 2016 09:00
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: эдуард, николаев, компоновки, разница

Читайте также:
➥ На главную ➥ Новости