Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

В 2014-м в Ferrari прошла масштабная реорганизация, сменилось почти всё руководство, и одними из последних в середине декабря Маранелло покинули главный инженер Пэт Фрай и главный конструктор Николас Томбасис. В интервью Gazzetta della Sera греческий инженер рассказал о настроениях в команде на момент его ухода...

Вопрос: Вы ожидали вынужденного возвращения домой?
Николас Томбасис: Нет, по двум причинам. Я не ухожу от ответственности, но машиной 2014 года я занимался меньше остальных. И второе – шасси 2015 года было первым с 2008 года, с которым я действительно рано начал работать. Кроме того, оно первым прошло тесты в новейшей аэродинамической трубе. В итоге, мы не смогли догнать Mercedes, но добились серьёзного прогресса. Однако мою оценку не разделяли те, кто пришел в Маранелло незадолго до этого.

Вопрос: Новое руководство Ferrari поступило с вами жестоко?
Николас Томбасис: В Ferrari могли бы уволить меня в другой момент, но кажется нелогичным, что это произошло именно тогда.

Вопрос: Уход Стефано Доменикали стал предвестником масштабных перемен?
Николас Томбасис: При серьёзной реорганизации вы не можете чувствовать себя спокойно. Стефано Доменикали и Лука ди Монтедземоло всегда меня поддерживали, и я был шокирован, когда их вдруг не оказалось рядом. Каждый из нас допускал ошибки, но успех машины 2015 года был заложен за год до этого – это заслуга прежних сотрудников.

Вопрос: Если бы Фернандо Алонсо выиграл титул, это могло всё изменить?
Николас Томбасис: С 2010 года Red Bull Racing была сильнее, но Алонсо совсем немного не хватило, чтобы их опередить. Помог бы нам титул? Да, прежде всего, в психологическом плане. Впрочем, с 2009 года у нас никогда не было лучшей машины.

Вопрос: В чем причина?
Николас Томбасис: В 2008-м мы до последнего боролись с McLaren, поэтому в 2009-м оказались среди отстающих. Мы допустили ошибку, продолжив дорабатывать текущую машину, не думая о будущем. И я был частью этого порочного круга, который удалось разорвать только Джеймсу Эллисону. Он в нужный момент создал для меня условия, позволяющие начать разработку машины 2015 года. Мне жаль, что решение было принято в декабре – команде не хватило терпения дождаться результатов. Второй важный фактор успеха – модернизация инфраструктуры, которой серьёзно занимался Пэт Фрай.

Вопрос: Но Эдриан Ньюи вас опережал...
Николас Томбасис: Эдриан Ньюи – гений, которому в Red Bull Racing ничто не мешало творить. Кроме того, британские команды не чувствуют такого прессинга, какой есть в Ferrari: у нас атмосфера ухудшалась, а постоянное чувство пистолета у виска предвещало скорый конец. После появления широких антикрыльев в 2009-м ещё большее значение приобрела аэродинамическая труба, а у нас с ней были проблемы.

Вопрос: Главный моторист Лука Марморини ликовал в прессе, он говорил, что для F14T вы попросили его создать компактный двигатель, чтобы выиграть за счёт аэродинамики...
Николас Томбасис: Потом Лука принес извинения, объяснив это тем, что его слова исказили. Как я сказал, в тот момент я ещё занимался машиной 2013 года, но нам действительно приходилось идти на разные компромиссы. Впрочем, они были небольшими, отставание от Mercedes с ними не связано.

Вопрос: Сколько ваших идей в нынешней SF15T?
Николас Томбасис: Я не из тех, кто тянет одеяло на себя, машина – это командная работа. В машине 2015 года моих идей столько же, сколько и остальных. Ее спроектировали за год до этого, она сразу оказалась хорошей, а я работал до начала декабря, когда машина уже находилась в производстве. Я ждал заслуженной благодарности, но и спрашивал себя, что мне скажут, если ожидания не оправдаются и SF15Т окажется недостаточно конкурентоспособной.

Вопрос: Поговорим о Фернандо Алонсо...
Николас Томбасис: Мне жаль, что мы не смогли предоставить ему машину, позволявшую выиграть титул. Он долго считался лучшим гонщиком, возможно, остаётся им и сейчас. Постепенно у него росло недоверие к команде, но даже если машина позволяла бороться максимум за пятое место, Фернандо занимал четвертое. Я романтик и считаю, что Ferrari стоило сохранить и его, и меня.

Вопрос: Вам понравилось бы работать с Себастьяном Феттелем?
Николас Томбасис: Я плохо его знаю, но это серьезный и открытый парень. Да, мне понравилось бы с ним работать.

Вопрос: Себастьян сравнится с Михаэлем Шумахером?
Николас Томбасис: Сравнивать пилотов между собой в принципе нелегко, но было бы нечестно сравнивать кого-то с Шумахером.

Вопрос: С Шумахером случилось несчастье…
Николас Томбасис: Я молюсь о его возвращении к нормальной жизни. Очень жаль, что с таким человеком произошёл столь ужасный инцидент.

Вопрос: В Формуле 1 создают новый регламент: можно ли найти баланс между технологиями и интересными гонками?
Николас Томбасис: Это философский выбор: либо гонщики-гладиаторы, либо высокие технологии. Мне кажется, все хотят, чтобы Формула 1 оставалась высокотехнологичной.

Вопрос: В тот день, когда вам придется сражаться с Ferrari, вы будете рассуждать как профессионал?
Николас Томбасис: Этот день еще должен наступить, но с какой командой я бы не работал, я максимально выложусь, чтобы опередить Ferrari.

Источник: F1News

Понедельник 31 Августа 2015 19:34
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: томбасис, николас, ferrari, шумахером

Читайте также: Перед началом испанского гоночного уик-энда директор гонок FIA Чарли Уайтинг и технический делегат Николас Томбасис ответили на вопросы прессы, связанные с изменениями технического регламента 2019 года, а также о совместной работе с Формулой 1, ориентированной на 2021 год. Вопрос: Недавно утверждены поправки к техническому регламенту на 2019 год, призванные способствовать упрощению обгонов, но вы ведь наверняка проводили расчёты, как эти изменения скажутся на скоростях?Николас Томбасис: Мы ожидаем, что эти новшества приведут к тому, что снижение скоростей составит примерно одну треть от той прибавки, которую мы увидели в 2017 году. Так что мы потеряем около полутора секунд на круге. Несколько затруднительно прогнозировать, в какой мере командам удастся компенсировать это в процессе модернизации машин, но мы однозначно ожидаем, что скорости снизятся. Вопрос: Эти изменения, в частности, должны привести к повышению эффективности DRS – каким образом? Можете привести примеры?Николас Томбасис: Здесь есть две части, одна техническая и связана исключительно с аэродинамикой, и уже второй вопрос, как всё это будет реально воплощено. Эффект DRS увеличится приблизительно на 25-30%. Когда гонщик активирует систему, уровень лобового сопротивления будет снижаться больше, чем в настоящее время, так что разница в скоростях увеличится. Следовательно, вероятность того, что он сможет вплотную приблизиться к машине, которая едет впереди, возрастёт. Чарли Уайтинг: Главное преимущество, которое мы получим – возрастёт эффективность DRS на коротких прямых отрезках. Сейчас нам приходится удлинять зоны DRS там, где это...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Николас Латифи – резервный гонщик Force India

Николас Хэмилтон возвращается в автоспорт

Николас Томбасис: Я не ждал увольнения из Ferrari

Николас Хэмилтон продолжит карьеру в BTCC

WSR: Николас Латифи выступит за Tech 1 Racing

Брат Хэмилтона выступит в гоночном чемпионате Европы

В Ferrari допускают проблемы с подготовкой к 2014 году

Николас Томбасис: Мы надеемся оказаться среди лидеров

Томбасис: В оставшихся гонках Ferrari должна атаковать

Томбасис: Сейчас команда, в целом, довольна машиной