Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Мы писали, что два месяца назад бывший президент Ferrari Лука ди Монтедземоло был включен в «Автомобильный зал славы» за достижения итальянской компании на международных рынках и успехи в Формуле 1.

Официальная церемония, посвящённая этому событию, прошла несколько дней назад в Детройте, где Монтедземоло дал большое интервью Sports Illustrated, рассказав о том, что для него значит эта награда, и как Формуле 1 стать лучше...

Вопрос: Италия сделала вас кавалером ордена «За заслуги в труде», Франция наградила орденом Почётного легиона, пять университетов вручили вам почётные дипломы. Какое место среди них занимает этот приз?
Лука ди Монтедземоло: Этот приз связан с тем, что было моей жизнью на протяжении тридцати лет. Меня наняли в Ferrari в 1973 году. Я был молодым менеджером, выиграл два чемпионата с Ники Лаудой, а в одном мы уступили всего одно очко. И это был потрясающий опыт – работать с такими людьми, как Энцо Феррари и Серджио Пининфарина, лучшим конструктором машин в мире.

Вопрос: В NASCAR и IndyCar производители любят говорить, что они выступают в гонках в воскресенье, чтобы продавать машины в понедельник. Насколько это верно для Ferrari?
Лука ди Монтедземоло: Для меня гонки – это по-прежнему лучший исследовательский центр того, что можно установить на наши машины. Несколько лет назад я вёл полемику с Формулой 1, и сказал: «Послушайте, я не спортсмен. Я – автопроизводитель. Я выступаю в Формуле 1, чтобы улучшить наши технологии и использовать их в дорожных машинах. Поэтому мне нужна такая Формула 1, которая поддерживала бы такие исследования».

Несколько лет назад Формула 1 была в основном построена на аэродинамике. Но мы не производили вертолёты или самолёты. Мы производили автомобили. Аэродинамика важна, но она не может быть ключевым фактором конкурентоспособности.

И вы знаете, пусть это прозвучит странно, но с моей точки зрения победы не важны для продажи машин. Важно сохранять конкурентоспособность. Мы много побеждали. Мы много раз теряли титул в последней гонке. В 2012-м, в 2010-м, а в 2008-м на последнем круге последней гонки. Но для меня было важно, чтобы Ferrari оставалась на вершине. Вы можете выиграть в один год, и оказаться вторым – в другой, но при этом оставаться в числе лучших. Такие результаты обеспечивают хороший трансфер технологий.

Вопрос: Ferrari превратила свои успехи на трассе в один из самых престижных брендов. Изменится ли ситуация после того, как FIAT выведет акции Ferrari на биржу?
Лука ди Монтедземоло: Этого я не могу сказать. Этот вопрос вы должны задать кому-то другому. Финансовые рынки, финансовые аналитики становятся всё более и более важны, но я надеюсь, что клиенты по-прежнему будут важнее, иначе произойдёт большая ошибка.

Гонки важны. Формула 1 важна. Формула 1 без Ferrari – не Формула 1. Но в то же время и Ferrari без Формулы 1 – совсем другая Ferrari. Инновации очень важны. Мы должны смотреть вперёд, как и Формула 1. Мой друг Берни Экклстоун проделал потрясающую работу. И теперь пора создать пятилетнюю программу инвестиций. Таким образом, владелец Формулы 1 должен смотреть в будущее не только как инвестор, но и как предприниматель компании, которая стремится увеличить свою долю на рынке.

Вопрос: На ваш взгляд, интерес к Формуле 1, недавно проявленный американскими инвесторами, владельцем Miami Dolphins Стивеном Россом и владельцем NASCAR Джином Хаасом, обеспечит Формуле 1 твёрдую опору в Штатах?
Лука ди Монтедземоло: Джин приезжал ко мне в прошлом году. Он уже сотрудничает с Ferrari. Но я не знаю, появится ли Стив Росс в Формуле 1, как об этом писали. Так или иначе, важно создать программу продвижения Формулы 1 в Соединённых Штатах. Это один из ключевых приоритетов. В Остине, на мой взгляд, сделали отличную трассу. Лично мне очень нравится этот город, так что я настроен позитивно.

Вопрос: Формула 1 испытывает сложности с увеличением аудитории в США, отчасти потому, что местные болельщики больше ориентируются на личностей, а Формула 1 делает ставку на технологии. Разве спорт не должен как-то решить этот вопрос?
Лука ди Монтедземоло: Я изучал опыт NASCAR, и много обсуждал с Роджером (Пенске) серию IndyCar. Я думаю, что один из моментов, который нуждается в улучшении в Формуле 1, это взаимоотношения между пилотами и болельщиками. Гонщики сегодня слишком изолированы. Когда приходишь на пит-лейн Формулы 1, там нет той атмосферы, которую я хотел бы там видеть.

Я много раз бывал на «24 часах Ле-Мана», мы выиграли в категории GT два года назад, и взаимодействие там намного лучше. Это один из тех моментов, которые я подразумеваю, когда говорю о пятилетней программе – мы должны обеспечить гораздо лучший контакт, в том числе физический – вот куда всё должно развиваться.

Вопрос: Но как вы этого добьётесь если коммуникабельных гонщиков, вроде Даниэля Риккардо из Red Bull, меньше, чем таких, как ваш Кими Райкконен?
Лука ди Монтедземоло: Кими это Кими. Он не разговаривает даже сам с собой! Но с другой стороны, он по-своему привлекателен. Нужно правильно использовать его индивидуальность. Даниэль гораздо более общителен, ведь, в конечном счёте, он итальянец. Ещё одна задача – правильно организовать гонщиков. Сейчас они приезжают и сразу садятся в машину. А в конце дня уезжают. Они дают формальные интервью с формальными ответами.

Вопрос: Разве это не дело команд, добиться от этих парней большего?
Лука ди Монтедземоло: Согласен. Абсолютно согласен. Помню, как я боролся с Ники Лаудой в прежние времена, когда он был не слишком разговорчив – в итоге он стал более откровенным.

Но тут всё зависит от того, как я хочу позиционировать продукт. И в случае Соединённых Штатов медиаподдержка спорта – ключевой момент. Мы должны смотреть в будущее спорта в США, учитывая особенности страны. Если ты импортируешь Формулу 1 так, как это происходит сейчас – ты допускаешь ошибку. Я считаю, что потребуется пять лет – нужно поставить на место стратегию, маркетинг, новые технологии и социальные СМИ.

Вопрос: К разговору о болтливом Ники – несколько месяцев назад он сказал, что «машины Формулы 1 недостаточно опасны». Он пережил эпоху 70-х, когда гонщики гибли один за другим, и сам обманул смерть. Что вы по этому поводу думаете?
Лука ди Монтедземоло: Мы очень часто общаемся с Ники, и это тоже обсуждали. Он не имел в виду безопасность. Он сказал – и я с ним в этом согласен, – что машины стали слишком медленными. Это значит, что они больше не на пределе, как было прежде. К счастью, уровень безопасности радикально улучшился. Я видел много гонщиков, погибших в огне, погибших из-за того, что трассы были недостаточно безопасными. И Формула 1 – всё ещё опасный спорт. Это тоже её особенность. Но не настолько, как было в прошлом. И всё, что мы можем сделать, чтобы повысить безопасность, мы должны делать.

Однако я помню, как когда я в прошлом году был в Бахрейне, чтобы увидеть гонку на новых двигателях, я был совершенно разочарован. Поскольку для меня музыка двигателя в Формуле 1 всегда была одним из самых важных моментов. Это как если вы приедете в Италию, а там больше нет пасты. Кроме того, с моей точки зрения Формула 1 должна и дальше использовать авангардные технологии, но с меньшей стоимостью. Мы должны ориентировать Формулу 1 на публику, а не на инженеров и технический персонал. Потому что если вы делаете какую-то экзотическую деталь, но её никто не видит, в этом нет смысла. Это просто пустые траты.

Вопрос: И всё же, хотя безопасность и выросла, это не спасло Жюля Бьянки...
Лука ди Монтедземоло: Жюль был потрясающим парнем. Он вырос у нас.

Это типичный пример того, что как бы много мы не сделали для безопасности, этого всегда недостаточно. То, что с ним случилось, не должно больше произойти. Жюль был очень приятным парнем – умным, быстрым, легко находил общий язык с техническим персоналом. В прошлом это было одной из главной особенностью Ники Лауды, а также Михаэля Шумахера.

Когда мы решили основать гоночную академию, он стал первым её участником. Мы заключили двухлетний контракт с Кими Райкконеном, потому что считали, что через два года Жюль будет готов выступать за Ferrari. Он работал с нами два дня на тестах в Aбу-Даби, и выглядел очень, очень хорошо. К несчастью... очень жаль, что так произошло, потому что Жюль был гонщиком нашего будущего.

Вопрос: Вы сказали, что посвящаете свою награду Михаэлю Шумахеру. Почему?
Лука ди Монтедземоло: В 1992 году Ferrari была вынуждена закрыть производство на несколько недель. Было очень сложно выступать в Формуле 1. Ключевой персоной стал Михаэль. Он пришёл в 1996-м, и оставался с нами до 2006-го. И затем ещё два года в качестве консультанта. Он – часть моей жизни, мы вместе пережили и хорошие, и сложные моменты. Так что когда я думаю, в каком он находится сейчас состоянии, для меня это действительно много значит.

Этот приз мне дали, потому что я из Ferrari, а не потому, что меня зовут Лука. И в этот момент я думаю о Михаэле, думаю обо всех людях, которые оставались за сценой. Серджио Маркионне говорит, что цена Ferrari на рынке составит $10 миллиардов? Я не знаю. Может быть даже больше...

Вопрос: Forbes недавно составил 50 самых ценных спортивных франшиз. Программа Ferrari в Формуле 1 стала 32-й, с предполагаемой ценностью в $1,35 млрд. Это меньше, чем футбольный клуб «Челси», но больше, чем «Нью-Йорк Метс» [известная американская бейсбольная команда – прим. F1News.Ru]. И это единственная гоночная команда в списке.
Лука ди Монтедземоло: Помню, как в 2000-м я обсуждал с редактором этого журнала, какой будет Ferrari через 10 лет. Я никогда не думал, что акции Ferrari появятся в открытой продаже. Для меня публичная продажа акций означает, что нужны деньги для инвестиций. Ferrari в этом не нуждается. Ferrari выходит на рынок поток, что его основной акционер, FCA, нуждается в деньгах – не Ferrari. Это другая история.

Так что я думаю, что если ценность будет такой, как мы обсуждали, нужно будет сказать большое спасибо за это людям, которая работают на нашем производстве, в офисах, в исследовательском и конструкторском центре.

Вопрос: Вы можете себе представить, что однажды аналитики и инвесторы потребуют от Ferrari уйти из автоспорта, потому что это слишком дорого?
Лука ди Монтедземоло: Это не моя проблема. Этот мир далёк от сферы моей деятельности, и, честно говоря, от моих увлечений.

Источник: F1News

Понедельник 27 Июля 2015 13:14
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: ferrari, монтедземоло, формула, формуле

Читайте также: В сентябре мы писали о том, что Ferrari F2001 Михаэля Шумахера, на которой он в 2001 году одержал две победы, в том числе, выиграл Гран При Монако, будет выставлена на торги аукционным домом Sotheby’s в Нью-Йорке. Вчера вечером эти торги состоялись и привлекли большое внимание. Дело в том, что это был не профильный автомобильный аукцион – машина продавалась вместе с произведениями современного искусства в рамках Sotheby's Contemporary Art Evening Auction. Тем не менее, интерес к этому лоту оказался огромным. Специалисты оценивали, что машина будет продана примерно за $5,5 миллиона, но в итоге за неё была уплачена рекордная сумма - $7,5 млн. Предыдущий подобный рекорд для современных машин Формулы 1 был намного скромнее и был установлен в 2005 году, когда Ferrari F2004, на которой также выступал Шумахер, ушла с молотка за $3198500. Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Бриаторе: В поражении Ferrari виноваты гонщики

Лука ди Монтедземоло: Я рад победе Ferrari, но...

Ники Лауда: Я обеспокоен позицией Liberty Media

Хорнер: Когда стихнет весь этот шум, Ferrari останется в Ф1

Гран При Бразилии: Элементы силовых установок

Ещё одно мнение: У Ferrari нет альтернативы Формуле 1

Марк Пристли: Формула 1 выживет и без Ferrari

Экклстоун полагает, что Ferrari может уйти из Формулы 1

Маркионне пригрозил, что Ferrari может уйти из Ф1

Берни Экклстоун: Я наслаждался своей жизнью