Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Мы писали, что два месяца назад бывший президент Ferrari Лука ди Монтедземоло был включен в «Автомобильный зал славы» за достижения итальянской компании на международных рынках и успехи в Формуле 1.

Официальная церемония, посвящённая этому событию, прошла несколько дней назад в Детройте, где Монтедземоло дал большое интервью Sports Illustrated, рассказав о том, что для него значит эта награда, и как Формуле 1 стать лучше...

Вопрос: Италия сделала вас кавалером ордена «За заслуги в труде», Франция наградила орденом Почётного легиона, пять университетов вручили вам почётные дипломы. Какое место среди них занимает этот приз?
Лука ди Монтедземоло: Этот приз связан с тем, что было моей жизнью на протяжении тридцати лет. Меня наняли в Ferrari в 1973 году. Я был молодым менеджером, выиграл два чемпионата с Ники Лаудой, а в одном мы уступили всего одно очко. И это был потрясающий опыт – работать с такими людьми, как Энцо Феррари и Серджио Пининфарина, лучшим конструктором машин в мире.

Вопрос: В NASCAR и IndyCar производители любят говорить, что они выступают в гонках в воскресенье, чтобы продавать машины в понедельник. Насколько это верно для Ferrari?
Лука ди Монтедземоло: Для меня гонки – это по-прежнему лучший исследовательский центр того, что можно установить на наши машины. Несколько лет назад я вёл полемику с Формулой 1, и сказал: «Послушайте, я не спортсмен. Я – автопроизводитель. Я выступаю в Формуле 1, чтобы улучшить наши технологии и использовать их в дорожных машинах. Поэтому мне нужна такая Формула 1, которая поддерживала бы такие исследования».

Несколько лет назад Формула 1 была в основном построена на аэродинамике. Но мы не производили вертолёты или самолёты. Мы производили автомобили. Аэродинамика важна, но она не может быть ключевым фактором конкурентоспособности.

И вы знаете, пусть это прозвучит странно, но с моей точки зрения победы не важны для продажи машин. Важно сохранять конкурентоспособность. Мы много побеждали. Мы много раз теряли титул в последней гонке. В 2012-м, в 2010-м, а в 2008-м на последнем круге последней гонки. Но для меня было важно, чтобы Ferrari оставалась на вершине. Вы можете выиграть в один год, и оказаться вторым – в другой, но при этом оставаться в числе лучших. Такие результаты обеспечивают хороший трансфер технологий.

Вопрос: Ferrari превратила свои успехи на трассе в один из самых престижных брендов. Изменится ли ситуация после того, как FIAT выведет акции Ferrari на биржу?
Лука ди Монтедземоло: Этого я не могу сказать. Этот вопрос вы должны задать кому-то другому. Финансовые рынки, финансовые аналитики становятся всё более и более важны, но я надеюсь, что клиенты по-прежнему будут важнее, иначе произойдёт большая ошибка.

Гонки важны. Формула 1 важна. Формула 1 без Ferrari – не Формула 1. Но в то же время и Ferrari без Формулы 1 – совсем другая Ferrari. Инновации очень важны. Мы должны смотреть вперёд, как и Формула 1. Мой друг Берни Экклстоун проделал потрясающую работу. И теперь пора создать пятилетнюю программу инвестиций. Таким образом, владелец Формулы 1 должен смотреть в будущее не только как инвестор, но и как предприниматель компании, которая стремится увеличить свою долю на рынке.

Вопрос: На ваш взгляд, интерес к Формуле 1, недавно проявленный американскими инвесторами, владельцем Miami Dolphins Стивеном Россом и владельцем NASCAR Джином Хаасом, обеспечит Формуле 1 твёрдую опору в Штатах?
Лука ди Монтедземоло: Джин приезжал ко мне в прошлом году. Он уже сотрудничает с Ferrari. Но я не знаю, появится ли Стив Росс в Формуле 1, как об этом писали. Так или иначе, важно создать программу продвижения Формулы 1 в Соединённых Штатах. Это один из ключевых приоритетов. В Остине, на мой взгляд, сделали отличную трассу. Лично мне очень нравится этот город, так что я настроен позитивно.

Вопрос: Формула 1 испытывает сложности с увеличением аудитории в США, отчасти потому, что местные болельщики больше ориентируются на личностей, а Формула 1 делает ставку на технологии. Разве спорт не должен как-то решить этот вопрос?
Лука ди Монтедземоло: Я изучал опыт NASCAR, и много обсуждал с Роджером (Пенске) серию IndyCar. Я думаю, что один из моментов, который нуждается в улучшении в Формуле 1, это взаимоотношения между пилотами и болельщиками. Гонщики сегодня слишком изолированы. Когда приходишь на пит-лейн Формулы 1, там нет той атмосферы, которую я хотел бы там видеть.

Я много раз бывал на «24 часах Ле-Мана», мы выиграли в категории GT два года назад, и взаимодействие там намного лучше. Это один из тех моментов, которые я подразумеваю, когда говорю о пятилетней программе – мы должны обеспечить гораздо лучший контакт, в том числе физический – вот куда всё должно развиваться.

Вопрос: Но как вы этого добьётесь если коммуникабельных гонщиков, вроде Даниэля Риккардо из Red Bull, меньше, чем таких, как ваш Кими Райкконен?
Лука ди Монтедземоло: Кими это Кими. Он не разговаривает даже сам с собой! Но с другой стороны, он по-своему привлекателен. Нужно правильно использовать его индивидуальность. Даниэль гораздо более общителен, ведь, в конечном счёте, он итальянец. Ещё одна задача – правильно организовать гонщиков. Сейчас они приезжают и сразу садятся в машину. А в конце дня уезжают. Они дают формальные интервью с формальными ответами.

Вопрос: Разве это не дело команд, добиться от этих парней большего?
Лука ди Монтедземоло: Согласен. Абсолютно согласен. Помню, как я боролся с Ники Лаудой в прежние времена, когда он был не слишком разговорчив – в итоге он стал более откровенным.

Но тут всё зависит от того, как я хочу позиционировать продукт. И в случае Соединённых Штатов медиаподдержка спорта – ключевой момент. Мы должны смотреть в будущее спорта в США, учитывая особенности страны. Если ты импортируешь Формулу 1 так, как это происходит сейчас – ты допускаешь ошибку. Я считаю, что потребуется пять лет – нужно поставить на место стратегию, маркетинг, новые технологии и социальные СМИ.

Вопрос: К разговору о болтливом Ники – несколько месяцев назад он сказал, что «машины Формулы 1 недостаточно опасны». Он пережил эпоху 70-х, когда гонщики гибли один за другим, и сам обманул смерть. Что вы по этому поводу думаете?
Лука ди Монтедземоло: Мы очень часто общаемся с Ники, и это тоже обсуждали. Он не имел в виду безопасность. Он сказал – и я с ним в этом согласен, – что машины стали слишком медленными. Это значит, что они больше не на пределе, как было прежде. К счастью, уровень безопасности радикально улучшился. Я видел много гонщиков, погибших в огне, погибших из-за того, что трассы были недостаточно безопасными. И Формула 1 – всё ещё опасный спорт. Это тоже её особенность. Но не настолько, как было в прошлом. И всё, что мы можем сделать, чтобы повысить безопасность, мы должны делать.

Однако я помню, как когда я в прошлом году был в Бахрейне, чтобы увидеть гонку на новых двигателях, я был совершенно разочарован. Поскольку для меня музыка двигателя в Формуле 1 всегда была одним из самых важных моментов. Это как если вы приедете в Италию, а там больше нет пасты. Кроме того, с моей точки зрения Формула 1 должна и дальше использовать авангардные технологии, но с меньшей стоимостью. Мы должны ориентировать Формулу 1 на публику, а не на инженеров и технический персонал. Потому что если вы делаете какую-то экзотическую деталь, но её никто не видит, в этом нет смысла. Это просто пустые траты.

Вопрос: И всё же, хотя безопасность и выросла, это не спасло Жюля Бьянки...
Лука ди Монтедземоло: Жюль был потрясающим парнем. Он вырос у нас.

Это типичный пример того, что как бы много мы не сделали для безопасности, этого всегда недостаточно. То, что с ним случилось, не должно больше произойти. Жюль был очень приятным парнем – умным, быстрым, легко находил общий язык с техническим персоналом. В прошлом это было одной из главной особенностью Ники Лауды, а также Михаэля Шумахера.

Когда мы решили основать гоночную академию, он стал первым её участником. Мы заключили двухлетний контракт с Кими Райкконеном, потому что считали, что через два года Жюль будет готов выступать за Ferrari. Он работал с нами два дня на тестах в Aбу-Даби, и выглядел очень, очень хорошо. К несчастью... очень жаль, что так произошло, потому что Жюль был гонщиком нашего будущего.

Вопрос: Вы сказали, что посвящаете свою награду Михаэлю Шумахеру. Почему?
Лука ди Монтедземоло: В 1992 году Ferrari была вынуждена закрыть производство на несколько недель. Было очень сложно выступать в Формуле 1. Ключевой персоной стал Михаэль. Он пришёл в 1996-м, и оставался с нами до 2006-го. И затем ещё два года в качестве консультанта. Он – часть моей жизни, мы вместе пережили и хорошие, и сложные моменты. Так что когда я думаю, в каком он находится сейчас состоянии, для меня это действительно много значит.

Этот приз мне дали, потому что я из Ferrari, а не потому, что меня зовут Лука. И в этот момент я думаю о Михаэле, думаю обо всех людях, которые оставались за сценой. Серджио Маркионне говорит, что цена Ferrari на рынке составит $10 миллиардов? Я не знаю. Может быть даже больше...

Вопрос: Forbes недавно составил 50 самых ценных спортивных франшиз. Программа Ferrari в Формуле 1 стала 32-й, с предполагаемой ценностью в $1,35 млрд. Это меньше, чем футбольный клуб «Челси», но больше, чем «Нью-Йорк Метс» [известная американская бейсбольная команда – прим. F1News.Ru]. И это единственная гоночная команда в списке.
Лука ди Монтедземоло: Помню, как в 2000-м я обсуждал с редактором этого журнала, какой будет Ferrari через 10 лет. Я никогда не думал, что акции Ferrari появятся в открытой продаже. Для меня публичная продажа акций означает, что нужны деньги для инвестиций. Ferrari в этом не нуждается. Ferrari выходит на рынок поток, что его основной акционер, FCA, нуждается в деньгах – не Ferrari. Это другая история.

Так что я думаю, что если ценность будет такой, как мы обсуждали, нужно будет сказать большое спасибо за это людям, которая работают на нашем производстве, в офисах, в исследовательском и конструкторском центре.

Вопрос: Вы можете себе представить, что однажды аналитики и инвесторы потребуют от Ferrari уйти из автоспорта, потому что это слишком дорого?
Лука ди Монтедземоло: Это не моя проблема. Этот мир далёк от сферы моей деятельности, и, честно говоря, от моих увлечений.

Источник: F1News

Понедельник 27 Июля 2015 13:14
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: ferrari, монтедземоло, формула, формуле

Читайте также: В FIA опубликовали заявочный лист чемпионата мира 2017 года, в котором осталось уточнить несколько важных деталей – не подтверждены ещё четверо гонщиков, а в Toro Rosso пока не заявили FIA о переходе на моторы Renault в следующем сезоне. Финальная версия заявочного листа появится в феврале. Список участников чемпионата мира 2017 года N Гонщик Компания Команда Шасси Мотор 8 Р.Грожан HAAS FORMULA LLC HAAS F1 TEAM Haas Ferrari 20 К.Магнуссен 27 Н.Хюлкенберг RENAULT SPORT RACING LTD RENAULT SPORT FORMULA ONE TEAM Renault Renault 30 Д.Палмер 14 Ф.Алонсо MCLAREN RACING LTD MCLAREN HONDA FORMULA 1 TEAM McLaren Honda 2 С.Вандорн - - MANOR GRAND PRIX RACING LTD MANOR RACING MRT MRT Mercedes - - 44 Л.Хэмилтон MERCEDES-BENZ GRAND PRIX LTD MERCEDES AMG PETRONAS Mercedes Mercedes - - 3 Д.Риккардо RED BULL RACING LTD RED BULL RACING Red Bull Racing TAG Heuer 33 М.Ферствппен 11 С. Перес Мендоза FORCE INDIA FORMULA 1 TEAM LTD SAHARA FORCE INDIA F1 TEAM Force India Mercedes 31 Э.Окон 9 М.Эриксон SAUBER MOTORSPORT AG SAUBER F1 TEAM Sauber Ferrari - - 5 С.Феттель FERRARI SPA SCUDERIA FERRARI Ferrari Ferrari 7 К.Ракконен 55 К.Сайнс мл. SCUDERIA TORO ROSSO SPA SCUDERIA TORO ROSSO Scuderia Toro Rosso - 26 Д.Квят 77 В.Боттас WILLIAMS GRAND PRIX ENGINEERING LIMITED WILLIAMS MARTINI RACING Williams Mercedes 18 Л.Стролл Источник: F1News
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Феттель не вполне понимает Росберга

У Mercedes есть три варианта

Три команды участвуют в тестах шин 2017 года

Макс Ферстаппен: Уверен, мы окажемся быстрее Ferrari

Гран При Абу-Даби: Элементы силовых установок

В Ferrari поблагодарили Фелипе Массу

В Ferrari решили не устраивать рождественский обед

Гран При Бразилии: 60-й поул Хэмилтона

Маркионне: Я просто завалил Скудерию деньгами

Хорнер: Не понимаю, чего хочет добиться Ferrari