Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Пора признаться, что я никогда не ездил по льду. Даже на коньках. То есть как-то съехал по искусственному спуску в Таллингтон-Лейксе, но мне не понравилось.

Самого большого снегопада в моей жизни не хватило бы на то, чтобы отменить школьные занятия. Так что здесь мне срочно нужен инструктаж. И не за партой, а на лучшем в мире катке.

Если вы не слышали о курсе “Ниже нуля” – Below Zero Ice Driving, то приготовьтесь к самому лучшему времяпрепровождению. В “Зеро” проводят занятия по управлению автомобилем на озере и владеют парком серьезно подготовленных классических Porsche 911. Вроде чемпионских коньков напрокат.

Колея сужена, тонкие шины прячутся в пухлых арках, ход подвески большой. Нет ни ABS, ни режимов для снега, зато есть выбор резины с разным протектором и расстановкой шипов, несколько вариантов мощности и обвеса. Можно взять копию 2,7 RS с “утиным хвостиком” спойлера или огромным антикрылом, а то и вовсе изящный SC 1978-го. Вроде того, что выбрал я.

Я пролез за каркас безопасности, угнездился в Recaro и поспешил застегнуть четырехточечные ремни поверх моих пяти курток, пока Роуэн не видит. У него свои планы – забить карту памяти отчаянно героическими заносами.

Начинающие гонщики, состоявшиеся профи, новички-любители и богачи-коллекционеры – кто только не писал кренделя на этом треке. Вопрос лишь в том, на сколько кренделей тебя хватит?

У меня есть инструктор, Райан Чэмпион. Он побеждал в чемпионатах Великобритании за рулем Mitsubishi Evo и Ford Puma, а на своем Porsche 1971 года прошел больше 4000 км в “Восточно-Африканском Сафари”. Он профи. А я неуклюже начинаю первый слалом, тут же развернувшись и заглохнув.

Главное. Не. Расстраиваться. Все дело в плавности и точности. Сколько же я прочел о том, как управлять заднеприводной машиной в скольжении! Я знаю все принципы: переносить вес и толково крутить руль, чудесный простой Momo. Эта модель была сконструирована еще до того, как в Porsche научились с помощью активных опор и бедер Ники Минаж маскировать ужасную развесовку.

Я все это знаю, но память и советы чемпиона здорово искажаются, когда доходят до моих бесталанных конечностей. Я должен топнуть по жесткой педали тормоза левой ногой, когда нос минует конус, быстро крутануть руль на четверть оборота и придавить газ, когда зад пройдет центральную траекторную линию, и тогда трехлитровый оппозитник качнется, и можно будет использовать инерцию (а не руль), чтобы сменить направление.

Три простых действия. Но мышечная память моей правой ноги – судорожная мешанина привычек. На входе в поворот я решительно жму на газ, и меня разворачивает. Даже на льду, на этом слоу-моушен симуляторе, мой мыслительный процесс запаздывает по меньшей мере на полсекунды. Поэтому 911 срывается, когда я еще держу руль выкрученным, и разворачивается до того, как я вспоминаю, что нужно смотреть не в лобовое, а в боковое зеркало. Уловив вопль Райана “Сцепление!”, я выжимаю напольную педаль, чтобы не заглохнуть. Корма останавливается. Вдали камера Роуэна запечатлевает мой позор. Я снимаю ногу с педали, 911 дергается и глохнет. Райан смотрит на рычаг 4-ступенчатой коробки, стоящий на второй передаче. Вот блин!

Все складывается где-то минут через 15. Я уже могу поймать занос, поддержать скольжение и даже менять его угол. Зад маячит туда-сюда. Секунды баланса бесценны. Само собой, как любой лузер, у которого что-то срослось, я немедленно возомнил себя экспертом и выдал героически крутой занос с пируэтом в конце. После этого мотор не заводился больше минуты. Опасаясь за “шестерку” , мы спешно направились на трассу с целью соединить мой педальный балет и сноровку руления на настоящем круге.

Главная трасса “Ниже нуля” – дрифтовый рай длиной десять километров. Запоминаю смену направлений – и вперед. В непрекращающемся скольжении! Под оппозитный вой я переключаюсь на третью. Райан сияет, как гордый отец. А я... я скажу вот что: картинг – не самое большое удовольствие, доступное одетому человеку. Гонять по льду спорткар вдвое старше вас – вот что доводит до эйфории.

Пора признаться, что я никогда не ездил по льду. Даже на коньках. То есть как-то съехал по искусственному спуску в Таллингтон-Лейксе, но мне не понравилось.

Самого большого снегопада в моей жизни не хватило бы на то, чтобы отменить школьные занятия. Так что здесь мне срочно нужен инструктаж. И не за партой, а на лучшем в мире катке.

Если вы не слышали о курсе “Ниже нуля” – Below Zero Ice Driving, то приготовьтесь к самому лучшему времяпрепровождению. В “Зеро” проводят занятия по управлению автомобилем на озере и владеют парком серьезно подготовленных классических Porsche 911. Вроде чемпионских коньков напрокат.

Колея сужена, тонкие шины прячутся в пухлых арках, ход подвески большой. Нет ни ABS, ни режимов для снега, зато есть выбор резины с разным протектором и расстановкой шипов, несколько вариантов мощности и обвеса. Можно взять копию 2,7 RS с “утиным хвостиком” спойлера или огромным антикрылом, а то и вовсе изящный SC 1978-го. Вроде того, что выбрал я.

Я пролез за каркас безопасности, угнездился в Recaro и поспешил застегнуть четырехточечные ремни поверх моих пяти курток, пока Роуэн не видит. У него свои планы – забить карту памяти отчаянно героическими заносами.

Начинающие гонщики, состоявшиеся профи, новички-любители и богачи-коллекционеры – кто только не писал кренделя на этом треке. Вопрос лишь в том, на сколько кренделей тебя хватит?

У меня есть инструктор, Райан Чэмпион. Он побеждал в чемпионатах Великобритании за рулем Mitsubishi Evo и Ford Puma, а на своем Porsche 1971 года прошел больше 4000 км в “Восточно-Африканском Сафари”. Он профи. А я неуклюже начинаю первый слалом, тут же развернувшись и заглохнув.

Главное. Не. Расстраиваться. Все дело в плавности и точности. Сколько же я прочел о том, как управлять заднеприводной машиной в скольжении! Я знаю все принципы: переносить вес и толково крутить руль, чудесный простой Momo. Эта модель была сконструирована еще до того, как в Porsche научились с помощью активных опор и бедер Ники Минаж маскировать ужасную развесовку.

Я все это знаю, но память и советы чемпиона здорово искажаются, когда доходят до моих бесталанных конечностей. Я должен топнуть по жесткой педали тормоза левой ногой, когда нос минует конус, быстро крутануть руль на четверть оборота и придавить газ, когда зад пройдет центральную траекторную линию, и тогда трехлитровый оппозитник качнется, и можно будет использовать инерцию (а не руль), чтобы сменить направление.

Три простых действия. Но мышечная память моей правой ноги – судорожная мешанина привычек. На входе в поворот я решительно жму на газ, и меня разворачивает. Даже на льду, на этом слоу-моушен симуляторе, мой мыслительный процесс запаздывает по меньшей мере на полсекунды. Поэтому 911 срывается, когда я еще держу руль выкрученным, и разворачивается до того, как я вспоминаю, что нужно смотреть не в лобовое, а в боковое зеркало. Уловив вопль Райана “Сцепление!”, я выжимаю напольную педаль, чтобы не заглохнуть. Корма останавливается. Вдали камера Роуэна запечатлевает мой позор. Я снимаю ногу с педали, 911 дергается и глохнет. Райан смотрит на рычаг 4-ступенчатой коробки, стоящий на второй передаче. Вот блин!

ТЕКСТ: ОЛИВЕР КЬЮ / ФОТО: РОУЭН ХОРНКАСЛ

Источник: topgearrussia.ru

Четверг 09 Июля 2015 10:36
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: porsche, райан, профи, занятия

Читайте также: В Формуле 1 Брендон Хартли, может быть, и новичок, но при этом он – чемпион мира по гонкам на выносливость, победитель Ле-Мана и в текущем сезоне вновь лидирует в WEC вместе с напарниками Тимо Бернхардом и Эрлом Бамбером. В этот уик-энд экипаж Porsche под номером 2 готовится к «6 часам Шанхая» – 8-му этапу сезона WEC, и новозеландский гонщик ответил на несколько вопросов пресс-службы FIA. Вопрос: Ваша жизнь в последнее очень богата на события. Как вам удаётся справляться со столь плотным графиком и совмещать этапы WEC с гонками Формулы 1?Брендон Хартли: Эти четыре недели были очень насыщенными. Всё началось с гонки серии Petit Le Mans, затем я полетел в Японию на этап WEC, после этого отправился в Остин и Мехико на гонки Формулы 1, а теперь я в Китае. Но вообще-то, мне вполне удаётся справляться. Во время долгих перелётов я нормально высыпаюсь, много работаю над поддержанием физической формы, стараюсь не болеть. Полагаю, гонщики привыкли путешествовать по всему миру. Вопрос: В чём основная разница между такими категориями как LMP1 и Формула 1? Насколько эти машины отличатся друг от друга, кроме того, что у одной кокпит закрытый, у другой – открытый, и разная аэродинамика?Брендон Хартли: Думаю, опыт, полученный в LMP1, во многом помог мне хорошо подготовиться к Формуле 1, ведь на трассе работает команда, вполне сравнимая по численности, очень профессионально организованная, и если говорить о работе с инженерами, то тут всё очень похоже. Прессинг, когда ты выступаешь за Porsche в Ле-Мане, тоже очень серьёзный. Так что в этом плане я хорошо подготовлен. С другой стороны, машины совершенно разные, и то же самое относится к резине...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Зак Браун сел за руль исторической Porsche

Porsche уходит из LMP1 и дебютирует в Формуле Е

В Porsche готовы прийти в Формулу 1 и/или Формулу E

Шоу исторических машин в Австрии посвятят Ле-Ману

Тимо Бернхард: Сегодня исполнилась моя мечта!

Марк Уэббер: Мы не теряем надежды

Ле-Ман: Porsche сходит, машины LMP2 возглавили гонку

Стартовал 85-й марафон "24 часа Ле-Мана"

В Porsche отрицают переговоры с Алонсо

Расписание гоночного уик-энда DTM на Moscow Raceway