Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥
Агаг: в Формуле-Е должен выступать как минимум один россиянин

6 июня в Москве пройдёт первая в истории гонка в самом центре города. За один день состоятся свободные заезды, квалификация и гонка российского этапа Формулы-Е (www.formulae.moscow). Спроектировать и выстроить трассу по соседству с Кремлём, мягко говоря, нелегко. О том, как именно был рождён и воплощён проект уличного трека в Москве, нам рассказал его создатель — Родригу Нуниш.

— Родригу, как обычно начинается работа над созданием новой трассы? Как выглядит этот процесс?
— Прежде всего нам надо найти место! Самое сложное — это разыскать в городском центре место, где можно управлять гоночным автомобилем. Проходит много обсуждений насчёт того, что лучше для гонки, и нам нужно понимать, на что город готов пойти при организации гонки, насколько хороши дороги, надо ли нам что-то менять. Ну а затем мы начинаем разрабатывать детальный проект и ведём переговоры внутри нашей команды организаторов и с представителями города. Развитие идёт день за днём.

— Сколько людей решают, какой именно будет конфигурация? Или в итоге последнее слово остаётся только за вами?
— У меня есть команда, в которой примерно восемь человек. Все они вовлечены в процесс, занимаются разными вещами. Сейчас в Москву приехало три человека, но у нас в офисе работает ещё пять, пытаясь точно понять, как происходит подготовка.
Фото: formulae.moscow

Китайгородский проезд


— Вы советуетесь с гонщиками или командами, прежде чем утвердить трассу?
— Конечно. Я знаю нескольких португальских гонщиков, которые могут анализировать и поддерживать мои решения. Кроме того, у меня есть друзья в национальной автомобильной федерации, у которых большой опыт. У нас проходят серьёзные обсуждения дизайнов всех трасс.

— В какой момент вы обычно приезжаете на место, чтобы прогуляться по будущей трассе?
— Мы наблюдаем за процессом строительства трассы с первого дня и до самого конца. Он занимает примерно три недели. Нам нужно быть уверенными, что все стены на месте и что приняты все нужные меры по безопасности. У нас чёткий график, и мы должны точно ему следовать, чтобы трасса была построена вовремя. График жёсткий: я должен быть уверен, что в нужный день завершу возведение трассы и что за день до гонки все приготовления будут закончены.

— А какую вообще роль играет фактор безопасности при создании трассы?
— Это самая важная вещь! Мы должны быть уверены, что не будет происходить много аварий. А если инциденты всё же будут случаться, то никто не должен получить травм — это важнейший момент. И при этом мы должны стараться создавать какие-то интересные для пилотов зоны, искать места для обгонов… Но это уже второй приоритет после безопасности.

– А как вы вообще начали заниматься проектированием трасс, как пришли в это дело?
– Я по профессии архитектор. В 2004 году португальская компания пригласила меня спроектировать трассу в городском центре. Так что мы начали заниматься подобными вещами в 2004-м, и уже в 2005-м провели первую гонку в Порту. После этого момента нас позвали разрабатывать трассу для WTCC.

— Все поклонники автоспорта знают одного создателя трасс – Германа Тильке. Вы с ним когда-нибудь общались?
— Лично я его не знаю, но очень сильно уважаю. Мне нравится его дизайны гоночных трасс: как качество самих треков, так и инфраструктуры. Он отличный дизайнер.
Фото: formulae.moscow

Железобетонные ограждения на набережной


— Сколько времени обычно занимает проектирование трассы?
— В случае с Москвой всё прошло очень быстро. Мы начали работу в январе и сейчас уже строим трассу. Но обычно весь процесс занимает один год — от момента первого визита до появления на трассе последнего отбойника.

— Насколько велико в принципе пространство для творчества, учитывая, что гонки обязательно должны проходить в центре городов?
— Существует много деталей, которые мы можем изменять. Знаете, это такой проект, где значение имеет каждый миллиметр. Мы можем менять повороты, стены. Мы стараемся улучшать существующие дороги. Мы изучаем много вариантов конфигураций: например, для Москвы их было где-то 20! Во многом всё решает вопрос, что может сделать город, может ли он реализовать то, что мы предлагаем, — надо ведь помнить о трафике и необходимости закрывать дороги. При создании проекта мы должны быть уверены, что наше предложение по трассе сработает.

Московская команда организаторов, которая нас поддерживает, очень хороша. С ними легко работать, а когда у тебя есть поддержка, то и возведение трассы в конечном счёте проходит легко.

— Какое место московской трассы нравится вам больше всего?
— Мне нравится набережная, а также очень техничный U-образный поворот на мосту.
Фото: formulae.moscow

Схема московской трассы Формулы-Е


— Как считаете, насколько много будет обгонов?
— Места для них есть, это точно. Я бы отметил первый и второй повороты, а также 11-й на мосту. 11-й точно будет хорошим местом для атак.

— Сохранится ли такая конфигурация трассы на будущее или возможны варианты что-то изменить?
— Мы не знаем. Давайте дождёмся гонки и мнений пилотов по её окончании. Так что все возможные изменения будут зависеть от того, что случится 6 июня!

«Иногда люблю выпить водки. Хорошая причина голосовать за меня!»

Источник: Чемпионат.com

Среда 03 Июня 2015 17:15
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: трассы, трассу, трасс, обычно

Читайте также: На специальной пресс-конференции в четверг директор гонок Чарли Уайтинг ещё раз объяснил логику действий стюардов, оштрафовавших Макса Ферстаппена в Остине – и подтвердил, что решение судей было единогласным. Чарли Уайтинг: «Где бы это ни произошло, правила всегда одинаковые. Если пилот оказался за пределами трассы, он должен безопасно на неё вернуться, не получив незаконного преимущества. Вторая часть этого правила и привела к наказанию Ферстаппена. На записи хорошо видно, что он выехал за пределы трассы – этот факт нельзя оспорить, как и получение преимущества. В таких ситуациях мы всегда сравниваем время гонщика на этом отрезке на разных кругах – и сразу видим, есть ли преимущество. К примеру, Риккардо после атаки на Боттаса не был оштрафован, поскольку не получил преимущества. На записи видно, что между машинами Райкконена и Ферстаппена достаточно места, поэтому я не могу принять аргумент Макса, что он пытался избежать столкновения. Лучшее решение, позволяющее избежать подобных ситуаций – высокие поребрики, не позволяющие гонщикам выезжать за пределы трассы, но команды против. Мы отказались от гравия, поскольку в асфальтовых зонах безопасности машина замедляется в два раза эффективнее, к тому же он соответствуют требованиям мотогонок. На каждой трассе мы сообщаем командам, что разрешается в том или ином повороте, но гонщики всегда стремятся раздвинуть пределы. На многих трассах они прежде не действовали так, как в этом году – нам нужно будет учесть это в 2018-м. Ключевой момент в том, что гонщик не должен получать преимущества за счёт выезда с трассы, а именно это произошло в...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Вольфф: Ferrari впереди из-за особенностей трассы

Стефан Клэр: Конфигурация трассы Поль-Рикар изменится

Феттель: По поводу субботы и воскресенья я не волнуюсь

Видео: Круг по трассе в Баку с Даниилом Квятом

Гонщики Red Bull Racing о Гран При Азербайджана

Макс Ферстаппен: Мы проигрываем не так уж много

В Канаде повышают уровень безопасности трассы

В FIA отказались от медицинского вертолета в Шанхае

GP3: Шарль Леклер – чемпион 2016 года

Даниил Квят: Я не согласен с решением стюардов