Привет и славному городу Woodbridge от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Покинув пост президента Ferrari, Лука ди Монтедземоло почти не комментировал ситуацию в команде после произошедших перемен, но в интервью La Repubblica сегодняшний глава Alitalia заявил, что определенную роль сыграла удача...

Вопрос: Что для вас Ferrari?
Лука ди Монтедземоло: Наряду с моей семьей, Ferrari – важная часть моей жизни. Возможно, самая важная.

Вопрос: Но этот период вашей жизни закончился не лучшим образом…
Лука ди Монтедземоло: Я не буду полемизировать и говорить о своих заслугах. Когда Ferrari побеждает, я чувствую себя счастливым. Следовательно, сейчас я счастлив. Точка.

Вопрос: После победы Ferrari под руководством Серджио Маркионне и Маурицио Арривабене в Малайзии, вы сказали, что корни этого результата уходят в прошлое…
Лука ди Монтедземоло: Я много раз говорил, что для меня очень важна Ferrari. В тот момент я увидел в этой победе преемственность между той работой, которую выполнили мы, и вкладом тех, кто присоединился позже. Я почувствовал гармонию.

В ноябре я знал, что оставил компанию в хорошей форме: ликвидность превышала два миллиарда, не было ни одного евро долга. Но я переживал за сезон 2014 года. Это единственная серьезная ошибка при моем руководстве, но я знал, что хорошо поработал для прогресса в 2015-м. Когда Феттель пересек финишную черту в Сепанге, я получил подтверждение, что не только оставил компанию в хорошей форме, но и добился того, что команда вновь стала конкурентоспособной.

Вопрос: Возвращаясь к разговору о заслугах…
Лука ди Монтедземоло: Маркионне и Арривабене отлично справились, я должен их поблагодарить, но искренне считаю, что им немного повезло – в этом году у Ferrari нет соперников, за исключением Mercedes. Williams не удалось добиться прогресса, Red Bull Racing в плачевном состоянии – я знаю, что Дитрих Матешиц собирается продать команду – он сказал нашему общему другу, что либо постарается убедить Audi присоединиться к Формуле 1, либо уйдет. А McLaren в серьезном кризисе.

В итоге сейчас пилоты Ferrari в каждой гонке поднимаются на подиум. Однако если вы не умеете использовать удачу, то ничего не добьётесь, так что это заслуженный результат. Они оказались достаточно умны и не стали отказываться от того, что было сделано к их приходу. Возможно, в декабре я не стал бы на их месте поступать так неблагоразумно и говорить, что подготовка к 2015-му оказалась настоящим испытанием, что были допущены огромные ошибки, а победа в паре гонок стала бы чудом. Но в любом случае, всё это в прошлом.

Вопрос: Прошлогодние неудачи оставили много жертв, в частности, из команды ушёл Стефано Доменикали…
Лука ди Монтедземоло: Это первоклассный менеджер. Я не удивлен, что сейчас он продолжает максимально выкладывается в столь серьезной компании, как Audi. Я пытался его задержать, думая, что он может помочь нашей команде, но не смог.

Прошлый год стал для нас серьёзным испытанием. Мы ошиблись с проектом силовой установки, а в Mercedes работали с ней, по крайней мере, два года, направив в Формулу 1 все усилия и разработки немецкой промышленности. Мы недооценили масштаб перемен. Прошлогодний Гран При Бахрейна, третья гонка в календаре, стал для нас шоком. Для Доменикали больше, чем для меня. Он подал в отставку. Я просил его изменить решение, но он настоял на своем.

Вопрос: А Марко Маттиаччи? В современной Ferrari есть многое от него…
Лука ди Монтедземоло: Маттиаччи успешно продолжил работу, начатую Доменикали. Я виню его лишь в том, что он не понял обстановку и настроения.

Вопрос: Не говоря о чьих-либо заслугах, как вы объясните возрождение Ferrari?
Лука ди Монтедземоло: В январе 2014 из Хереса мне позвонил один из гонщиков, который только что проехал первый круг за рулем новой машины и сказал: «Господин президент, это катастрофа. Двигателя нет». Гонщики кое-что понимают. Я понял, что можно забыть о 2014-м, позвонил Доменикали, и мы сразу начали готовиться к новому сезону.

В плане шасси мы были спокойны: после многих лет работы в аэродинамической трубе Toyota команда разработала его уже в нашей новой аэродинамической трубе. Мы привлекли Джеймса Эллисона, который, несмотря на очень скромный бюджет в Lotus, спроектировал для них потрясающую машину, способную бережно работать резиной – как и сегодняшняя Ferrari.

Вопрос: Как вы решали проблемы с силовой установкой?
Лука ди Монтедземоло: Мы перевели в спортивный департамент нескольких инженеров, разрабатывавших LaFerrari – наш первый гибридный спорткар. Я помню споры с Амадео Фелизе – он обвинял меня в том, что я ограбил промышленный департамент, чтобы получить выгоду в спортивном. Ключевую роль сыграли инженеры – Сасси, Марчильяно и Жан Жак Ис. Даже сейчас Джеймс Эллисон продолжает повторять, что это был великолепный подарок. Уже в сентябре мы увеличили мощность мотора на 45 сил. После ухода Луки Марморини, который тормозил процесс, наше развитие ускорилось.

Вопрос: Говорят, в Ferrari серьезно увеличили бюджет команды Формулы 1…
Лука ди Монтедземоло: Насколько я знаю, нет. Один из аспектов, который я ставлю в вину Доменикали – он никогда не просил дополнительных средств. Маттиаччи получил разрешение инвестировать в стендовые испытания гибридного мотора. Но ничего более.

Вопрос: А Арривабене?
Лука ди Монтедземоло: Я не знаю. Но насколько я знаю Серджио Маркионне и его желание увидеть победы Ferrari, у Арривабене не будет проблем с деньгами.

Вопрос: Вы не сожалеете о том, что гибридный двигатель появился, когда вы ещё не были готовы?
Лука ди Монтедземоло: За такими двигателями будущее, хотя, возможно, нам стоило возразить против этой идеи.

Вопрос: Арривабене утверждает, что переход Феттеля в Ferrari – заслуга Маркионне...
Лука ди Монтедземоло: Первым, кто заговорил о переходе Феттеля в Ferrari, был Михаэль Шумахер. Это было летом 2009-го, когда он должен был вернуться в команду, чтобы заменить травмированного Массу. Он сказал мне, что Феттель – идеальный гонщик для Ferrari.

Доменикали всеми средствами хотел получить немецкого пилота, и он пригласил его в мой дом в Болонье. Тот пришёл с коробкой швейцарских шоколадных конфет. Себастьян уже был чемпионом мира, но оставался немного застенчивым. Он произвел отличное впечатление. Марко Маттиаччи продолжил эту работу. Наконец, когда мы с Маркионне увидели, что Алонсо стал мрачным и недовольным, что он демонстративно скептически относился к команде, мы решили, что настала пора перемен.

Вопрос: Это была крупная сделка?
Лука ди Монтедземоло: Феттель получает меньше, чем Алонсо просил за продление контракта. Кроме того, Себастьян действительно помог Арривабене создать более позитивное настроение в команде.

Вопрос: Вы стремились войти в совет директоров F1 Group, а Серджио Маркионне этому противостоял. Чем всё закончилось?
Лука ди Монтедземоло: Я больше ничего об этом не знаю. Но меня это не интересует – я сосредоточен на будущем. И я вижу, что Формула 1, которая остаётся отличным шоу, сейчас теряет часть рынка.

На данный момент никто не может заменить Берни Экклстоуна, он отлично подходит для этой роли, и я считаю, что он, пожалуй, единственный, кто в состоянии что-то изменить, но мне кажется, ему уже нужно искать себе преемника.

Вопрос: Благодаря Маркионне, этим преемником не можете быть вы.
Лука ди Монтедземоло: Я доволен тем, что возглавляю оргкомитет Олимпиады в Риме и руковожу Alitalia. Формула 1 лишилась нескольких аспектов, доставлявших мне удовольствие.

За время от Лауды и Реггаццони до Шумахера и Райкконена мы выиграли 19 титулов. Через несколько недель мое имя появился в Зале Славы рядом с Энцо Феррари и Джованни Аньелли. И для тех, кто придет мне на смену в Alitalia, я снова оставлю конкурентоспособную компанию.

Источник: F1News

Вторник 05 Мая 2015 21:13
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: монтедземоло, ferrari, маркионне, арривабене

Читайте также: Первую гонку нового сезона выиграл Себастьян Феттель на Ferrari, ведь ещё на тестах стало понятно, что SF70H действительно способна на хорошие скорости. В машине воплощён ряд инновационных решений, и создавалась она в период, когда в Маранелло поменялось руководство инженерного департамента: Маттиа Бинотто сменил Джеймса Эллисона на посту технического директора. В работе также принимал участие ветеран Рори Бёрн, но лишь в качестве консультанта. Но основная ответственность за все новые разработки лежала на Давиде Санчесе, новом руководителе отдела аэродинамики, занявшего эту должность прошлым летом после ухода Дирка Де Бира. Санчес – француз, внук испанского эмигранта, трудится в Ferrari уже пять лет, а до этого пять лет отработал в McLaren. Но начинал он карьеру в Формуле 1 в 2005 году в Renault сразу после получения инженерного образования во Франции. По информации испанской газеты Marca, именно Давид Санчес создавал оригинальной формы боковые понтоны SF70H, воздухозаборники которых расположены так высоко, что на них мало влияет зона турбулентности, создаваемая передней подвеской машины. Также обращают на себя внимание подковообразные дефлекторы, выполняющие двойную функцию: они ускоряют поток воздуха, направляемый к радиаторам, а также направляют интенсивный поток к нижней части машины вдоль днища. Вместе с мотористами Ferrari было решено переделать систему охлаждения коробки передач и связанную с этим узлом гидравлику. На SF70H трубопроводы системы частично находятся не под корпусом, как на других машинах, а снаружи и вмонтированы в заднюю часть днища машины: эксперты обратили внимание на это решение ещё...
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Норберт Хауг: Феттель наверняка останется в Ferrari

Эллисон: Борьба в этом сезоне будет плотной

Себастьян Феттель: Ferrari нужна эта победа!

Гран При Австралии: Феттель - Хэмилтон - Боттас

Бахрейн'04: Хет-трик

Алези: Джовинацци заслуживает место в Ferrari

Бразилия'77: Гонщик №1

Алези: Надеюсь, 2017-й для Ferrari сложится успешнее

Австрия'76: Гонка без Ferrari

Командам придётся пересмотреть конструкцию подвески