Привет и славному городу Ashburn от фанов McLAREN

 ➥
 ➥

Их отношения вышли далеко за пределы просто лишь успешного партнёрства...

Это был настоящий жизненный путь – под руководством Денниса Сенна из новичка Формулы 1 вырос до уровня суперзвезды спорта. С другой стороны и сам Рон, работая с Айртоном, многое узнал о настоящей страсти, умении приносить жертвы и целеустремлённости – качествах, необходимых для того, чтобы достичь успеха.

Но даже сейчас, когда после рокового уик-энда в Имоле прошло столько лет, Денниса очень тот расстраивает факт, что многие люди изо всех сил стремятся поделиться своими взглядами.

«Я давно принял решение, что мои мысли останутся лишь моими. Нельзя делиться подобным с другими.

Кто-то может рассказывать яркие истории, размахивая руками и заявляя, что знал его лучше остальных. В некоторых эпизодах фильма о Сенне появлялись интервью людей, не имеющих никакого отношения к жизни Айртона.

Они не знали его, а говорили так, словно были с ним давними друзьями. По правде говоря, реальность была иной».

Время немного ослабило боль Денниса. Конечно, некоторые истории, обросшие легендами – вроде рассказа о подброшенной монете, которая решила вопрос с зарплатой бразильца, когда он только присоединился к McLaren, или знаменитый спор на десять тысяч долларов, сможет ли гонщик съесть горшочек острого перца чили, – звучали уже бесчисленное количество раз.

Однако Деннис практически никогда не рассказывал об эмоциональном аспекте своих взаимоотношений с Сенной – о том, как их пути пересеклись, затем разошлись, пересеклись снова и вновь разошлись уже навсегда.

Рон является приверженцем идеи ретроспективного сценария истории человека – это когда при взгляде на события постфактум складывается впечатление, что всё произошедшее было предначертано судьбой. При этом фантазия, конечно, время от времени вмешивается в реальность.

«Вы подсознательно пытаетесь включить события в рамки некоего сценария, - считает британец. – Поэтому нельзя отрицать, что все было продумано до нас».

Но все же было бы слишком легко и наивно заявить, что встреча Денниса и Сенны была предначертана судьбой.

Он был феноменальным гонщиком...

Но по словам Рона, во время первых встреч с бразильцем он как раз не был особо впечатлён его отношением к делу, даже не смотря на то, что наличие таланта у Сенны не подвергалось сомнениям. После успеха в Британской и Европейской Формуле Ford 2000 в 1982-м Деннис всерьёз заинтересовался Сенной. В обмен на будущие контрактные обязательства британец готов был спонсировать выступления талантливого гонщика в Британской Формуле 3 в 1983-м году.

Я точно не помню, что именно он просил – или контракт или же возможность принять участие в тестах, но тогда я ему сказал, что, если мы договоримся, я оплачу его сезон в Формуле 3, - рассказывает Деннис. – Однако тогда он довольно красноречиво, без тени грубости заявил, что он не заинтересован в моём предложении. Он умел и хотел быть независимым. Конечно, мне это не нравилось, но я уважал его».

Зимой 1983-о во время тестов Сенны за рулём McLaren Деннис вспомнил о нанесённом ему "оскорблении".

«Когда я увидел его в деле, я решил прибегнуть к своего рода возмездию и не показывать того, что был поражён его пилотированием, - вспоминает Деннис. – Даже если я и думал так, я бы никогда ему такого не сказал! На тестах он вёл себя высокомерно – его интересовало, не повреждена ли машина после работы на ней других молодых гонщиков, он просил свежий комплект резины и т.д.

Он вёл себя так, будто всегда прав. Он был чрезвычайно принципиален. Он был быстр, но при этом слишком молод, чтобы выступать в составе нашей команды, поэтому мы отпустили его набираться опыта».

Судьба, естественно, свела их чуть позже. Деннис вновь обратил внимание на Сенну во время памятного дождевого Гран При Монако, когда тот за рулём Toleman преследовал лидера Алана Проста на McLaren, и лишь то, что стюарды решили остановить гонку позволило французу завоевать победу.

Четырьмя годами позже Сенна, который уже испытал вкус победы в Гран При, перешел в McLaren и положил начало невероятно успешной эре команды из Уокинга, в 1988-м году завоевав своей первый титул чемпиона мира.

Поначалу Деннису не нравились многие черты характера Сенны, однако со временем британец научился не только принимать их, но и использовать в качестве вдохновения.

«Я сдался, поскольку увидел ту приверженность, с которой Сенна подходил к делу, - говорит Деннис. – Как и в любой ситуации, когда кто-либо демонстрирует вам, что вы способны на большее, вы добиваетесь этого.

Он давал нам понять, на что готов, чтобы достичь своих целей, тем самым он мотивировал меня, ведь вы стараетесь соответствовать тому, с кем имеете дело, если этот человек стремиться к новым высотам. Это мой подход».

За годы выступлений Сенны в McLaren имели место взлёты, падения, а также непростые времена. Случались и такие моменты, когда Деннис во благо команды вынужден был жертвовать некоторыми личными интересами и взглядами.

Британец вспоминает этап в Имоле в 1989-м году, положивший начало вражде между Простом и Сенной, когда напуганный Деннис отправился на тесты в Пембри, чтобы уладить конфликт, а также выразить своё негодование, но детали внутренних распрей быстро стали достоянием средств массовой информации.

«В этой истории гордиться нечем, - вспоминает Деннис. – Я помню, мы ехали на специальном автобусе Mercedes с двумя многоместными нераздельными сиденьями напротив друг друга. Меня переполняла злость, поскольку пилоты не должны были рассказывать о случившемся журналистам.

Я отправился в Пембри, и знаете, я могу быть очень жёстким. Я довёл обоих до отчаяния – моя идея заключалась в том, чтобы показаться ужасным парнем, чтобы они возненавидели меня, и на этом фоне нашли общий язык. Это был неплохой способ попробовать объединить их против меня».

Но отношения между пилотами уже дали трещину, и попытки Денниса заставить их обсудить всё с глазу на глаз провалились.

Их период в McLaren ознаменовался настоящей враждой в качестве соперников. Хотя за несколько месяцев до гибели Сенны отношения между Простом и Сенной заметно потеплели, но тогда они уже не были прямыми конкурентами.

Деннис признаёт, что после того, как в 1993-м году его пути с Сенной разошлись, произошли перемены и в его отношениях с бразильцем – вероятно, им необходимо было некоторое время отдохнуть друг от друга.

«Он был довольно лояльным, - вспоминает Деннис. – Но к моменту последней гонки в Австралии в 1993-м мы оба понимали, что нам необходимо немного передохнуть друг от друга. Наши отношения были довольно насыщенными».

Тем не менее Сенну не оставляли мысли, что он лишается чего-то очень важного, не смотря на подписанный с Williams контракт, и сам Деннис, пообещавший не отпускать бразильца без боя, утверждает, что, если бы не некоторые особенности начала сотрудничества команды с Peugeot в 1994-м, ситуация могла бы сложиться иначе.

«Во время последнего Гран При Сенны в нашей команде люди повсеместно были эмоциональны, порою даже слишком, но я не буду называть их имена. Тогда я просил окружающих 'ради Бога, я пытаюсь сохранить его в команде. Мне не нужны эти эмоции от вас – оставайтесь спокойными!

И он действительно колебался, но неустанно заявлял, что подписал контракт. Я ему напомнил, что договор может быть расторгнут, и вообще я бы мог дать свои гарантии в случае возникновения проблем. Он ответил мне, что он уже взял на себя обязательства. Однако, в преддверии последней гонки я видел, как он сомневается.

Невооружённым взглядом было заметно, как Айртон боролся со своей лояльностью, когда покидал команду. Наш опыт с Peugeot обернулся катастрофой, но, как только мы объявили, что у нас будут заводские двигатели, он позвонил и сказал, что, сделав мы это раньше на два месяца, он остался бы с нами...»

В составе Williams Сенна до ужасной трагедии в Имоле успел провести лишь три гонки. Карьера бразильца оборвалась в самом её расцвете, что лишило Формулу 1 выдающейся звезды, однако при этом сделало Айртона легендой.

Деннис согласен с тем, что, как и в случае с поп-звёздами или иконами Голливуда, если жизнь обрывается в самом расцвете карьеры, репутация остается бессмертной. На вопрос, почему так много людей считают Сенну величайшим, Рон отвечает: «Думаю, он был чрезвычайно хорош во всех аспектах, пока находился с нами.

Нет ничего позитивного в том, что он попал в аварию, стоившую ему жизни, но в итоге мы не стали свидетелями увядания его карьеры. Вспомните, ведь он был чрезвычайно конкурентоспособен, а затем раз… и его не стало. Какие воспоминания остались у вас?

Я никогда не думал о том, каким был бы Айртон сейчас, не случись та авария. Однозначно, он выглядел бы гораздо старше, и кроме того многие вещи в жизни отвлекали бы внимание от созданной ранее репутации».

Однако Сенна остаётся значимой фигурой в Формуле 1 не только потому, что он погиб в зените славы.

«Он был великолепен и чрезвычайно принципиален. Я хорошо помню гонку на Сузуке [в 1990-м году], когда уже в первом повороте произошло столкновение между ним и Простом. Я тщательно проанализировал траектории гонщиков, точки торможения, положение педали акселератора, и в том случае не надо было быть Эйнштейном, чтобы понять, что же на самом деле произошло. Он вернулся в боксы, и я сказал ему: "Ты меня разочаровал".

Он всё понял. Оправдания были бы лишними. Это был один из редких моментов его слабости».

Был ли он, по мнению Денниса, самым великим?

«Считаю, что было бы правильно утверждать, что в своё время ему действительно не было равных, - размышляет Деннис. – Конечно, можно задаться вопросом, каков был бы исход, если бы Сенне довелось выступать в одной команде с Феттелем. Но это всё субъективно.

Как по мне, для Себастьяна крайне важна самодисциплина и самопожертвование. Он полностью привержен своему делу. Конечно же, вы слышали истории о том, что его девушка наблюдает за гонками с трибун вместо того, чтобы находиться в боксах.

Что это означает? Это означает принесение в жертву своих желаний. Это означает, что он хочет быть сосредоточен на работе на 100%».

Было бы справедливо утверждать, что в отношениях между Деннисом и Сенной было столько успеха, счастья, трений, эмоций, что невозможно выделить какой-то один момент.

«Есть некоторые эпизоды, которые я никогда не забуду, - вспоминает Деннис. – Например, обгон Микой Хаккиненом Михаэля Шумахера в Спа в 2000-м году. После этого я не мог дышать секунд 30. Это был ошеломляющий манёвр.

Однако в квалификациях все быстрые круги Айртона захватывали дух. Он был настолько потрясающим, что было непросто отличить один великолепный момент от другого...

Он просто был отличным парнем..

И даже после стольких лет этого человека всё также сильно не хватает…»

Источник: Autosport.com.ru

Суббота 21 Марта 2015 09:26
<< предыдущая новостьследующая новость >>

Теги: деннис, сенны, вспоминает, денниса

Читайте также: Род Деннис подтвердил уход с руководящих постов в McLaren, где провёл больше 35 лет, под давлением владельцев контрольного пакета акций – он останется членом совета директоров и акционером, но будет отправлен в отпуск, а в 2017-м планирует начать новое дело… Рон Деннис: «Я разочарован тем, что представители TAG и Mumtalakat – крупные акционеры McLaren вынудили меня покинуть свой пост, несмотря на серьёзные предупреждения других членов руководства компании о потенциальных негативных последствиях такого решения для бизнеса компании».
➥ На главную ➥ Новости

Читайте также

Рон Деннис оставит свой пост в McLaren?

Деннис: поставил бы «Макларену» пять по десятибалльной шкале

Рон Деннис: Я не думаю об отставке

Рон Деннис: Мы обсудим состав после Гран При Италии

Деннис вспоминает славные страницы истории McLaren

Рон Деннис: Вандорн не продается!

Рон Деннис: Не удивлюсь, если не все завершат сезон

Деннис: Решение, принятое FIA, было неоднозначным

Рон Деннис: По ходу сезона мы начнём удивлять

Деннис: Вандорн будет готов к Формуле 1 в 2017-м